ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все мы от души надеемся, что вы умерите рабочий пыл Джералда, — заметила Далей, когда они наконец-то свернули с магистрали и запетляли по проселочным дорогам. — Это кружной путь, — созналась она, — зато тут пробок нет. А как вы сработались с Пирзом?

Вопрос застал Селину врасплох.

— Мы еще не привыкли друг к другу, — осторожно ответила она.

Неужели Пирз рассказал матери о своих подозрениях? Да нет, маловероятно… Тут же вспомнилось “личное дело”, лежавшее на его столе. Зачем оно понадобилось Пирзу? Там нет ровным счетом ничего любопытного, никакой информации о прошлом,.. Прошлое исчезло, кануло в никуда, когда работник органов социальной опеки перепутал фамилии ее настоящего отца и последнего любовника матери. Из “личного дела” можно почерпнуть лишь то, что Селина Торн осиротела в возрасте одиннадцати лет, когда родители погибли в автокатастрофе.

О том, что эти предполагаемые родители вовсе не были женаты и что, по правде говоря, девушке полагается носить фамилию бывшей дядиной любовницы, Пирз вряд ли узнает. Хотелось бы надеяться, что вряд ли… Селина вздрогнула, представив, как Пирз бросает ей в лицо горькую правду.

— Дорогая, вы замерзли? — тут же всполошилась Далей. — Может, включить печку?

— Со мной все в порядке, — заверила Селина.

Просто все надежды развеялись как дым. Пирз никогда не полюбит ее ответной любовью… Девушка попыталась отрешиться от горестных мыслей и сосредоточиться на будущем.

“Хомингз” представлял собою роскошный особняк в стиле Тюдоров, затерянный среди пологих, поросших лесом холмов. Путь преградила небольшая речушка, машина преодолела узкий мост и торжественно въехала в ворота. Клумбы благоухали цветами, безупречно подстриженные лужайки радовали глаз. Кто-то явно потрудился на славу, не жалея ни сил ни времени.

— Сад — любимое детище Мэри, — сообщила Далей, радуясь восхищению девушки. — Она тут днюет и ночует.

Машина затормозила у дома. Дверь открылась, на крыльцо пулей вылетел ретривер, а за ним спешила невысокая седая толстушка с открытым, приветливым лицом. Она порывисто обняла Далей.

— Милая, ты, как всегда, воплощенная элегантность! Благодарение Богу, девочки пошли в Джералда, а не в меня, а то бы солоно бедняжкам пришлось. А вы, должно быть, Селина! — Мэри улыбнулась гостье. — Заходите, дорогая моя, после такой дороги чашечка чаю не помешает. Вы себе просто не представляете, как я вам рада! Отгонять Джералда от любимых папок — задача не для слабосильного. Но теперь это ваша обязанность, так что не обессудьте!

Селина вошла в прихожую и залюбовалась полированным паркетом. На дубовом столе красовалась ваза с цветами. В окна струился солнечный свет. Стоило переступить порог, как гость словно погружался в атмосферу безмятежного покоя и мира.

— Пойдемте в гостиную, — предложила миссис Гарви, показывая путь. — Столовая, к сожалению, окнами выходит на север, и там ужасно неуютно, — пояснила она девушке. — Помню, в первый раз я предстала пред строгие очи твоих родителей именно там, — со смехом напомнила она Далей. — Я ужасно испугалась… особенно будущей свекрови!

— Да, Джералд всегда был ее любимчиком, — согласилась Далей. — Помню, как мы все схватились за головы, когда Джералд написал домой, что задумал жениться. Родители, конечно, надеялись, что сын сначала закончит колледж, но Джералд настоял на своем. Боялся, что тебя у него того и гляди отобьют.

Мэри мечтательно улыбнулась.

— Мы были слишком молоды, — тихо проговорила она. — А вот Пирзу давно пора жениться, — добавила она чуть строже, разливая чай. — Вам так не кажется, Селина?

Девушка смущенно потупилась, не зная, что сказать. По счастью, вмешалась Далей:

— Я с тобой полностью согласна. Хочу внучат понянчить, пока сама еще не старуха. Может, вы, Селина, взяли бы на себя нелегкую задачу приручить этого обормота? — лукаво добавила она и пояснила хозяйке дома: — Стоит Селине и Пирзу сойтись, и искры так и летят… Не могу взять в толк почему!

От необходимости отвечать Селину спасло появление высокой, элегантной дамы лет тридцати. Ее сходство с Джералдом не оставляло места сомнениям.

— А, Хелен, дорогая моя, познакомься, пожалуйста, с Селиной, — улыбнулась мать. — Селина, это моя средняя дочка, Хелен. Она по мере сил помогает мне управляться с Джералдом, да только упрямец и ее не очень-то слушает.

Надеюсь, сэру Джералду лучше? — робко — спросила Селина, обменявшись улыбками с вошедшей. — Я все хотела позвонить, да только постеснялась навязываться…

— Чушь! — горячо возразила Далей. — Джералд в вас души не чает, верно, Мэри?

— Чистая правда, — подхватила миссис Гарви. — Вы просто не представляете, какое это облегчение — знать, что есть рядом родственная душа, способная поговорить с ним о работе и отвлечь от тревожных мыслей. Разумеется, Джералд часто обсуждает дела с Пирзом, но им случается повздорить, и тогда бедняга ужасно расстраивается.

— Потому что оба — непроходимые упрямцы, — подвела итог Хелен. — Нет, мне чаю не надо, — отставила она чашку. — Я уже убегаю: мне еще надо заехать за мальчиками к репетитору.

— Как они, разбойники? Сто лет их не видела, — вздохнула Далей.

Хелен улыбнулась;

— Неплохо. Оба слегка отстали по английскому, а летом заниматься, естественно, не хотят. Впрочем, в следующем году им сдавать экзамены, так что волей-неволей приходится наверстывать.

Хелен распрощалась и ушла, а Мэри сообщила, что к ужину ожидаются гости.

— Наши друзья Воганы с сыном, — пояснила Мэри Селине. — Он только что вернулся из Австралии. Алекс, бедняга, недавно развелся с женой. Можно, я посажу его рядом с вами? Вы ведь не станете возражать? Правда, Джералд меня строго предупредил, что вы здесь для того, чтобы помогать ему с работой, а не для того, чтобы развлекать моих гостей. Так что, если вы предпочли бы отдохнуть…

— Нет, что вы! — вежливо возразила Селина.

Миссис Гарви ей очень понравилась. Она была так приветлива, добросердечна и самую малость застенчива. В ней не ощущалось ничего броского, нарочитого или неискреннего, напротив, она словно излучала душевное тепло и сочувствие. И Селина тотчас же устыдилась своего притворства. Эти милые люди не стали бы принимать ее так радушно, если бы знали правду. Она — дочь женщины, едва не разрушившей счастье этой семьи!

— Я покажу вам вашу комнату. А ты, Далей, располагайся, где привыкла, — улыбнулась Мэри. И объяснила Селине: — Для Джералда мы устроили офис в комнате по соседству со спальней Пирза. Дом, по счастью, большой, тесниться не приходится. Летом Джералд обычно часами просиживал в библиотеке, но доктор Гловер запретил ему подниматься по лестницам. Так что, боюсь, вам постоянно придется бегать вверх-вниз за книгами.

— Так я затем и приехала, — весело заверила ее Селина.

Комнату ей отвели в конце коридора просторную, мило обставленную, со светлыми обоями и шторами в тон. Тут же ванная и туалет — таких удобств девушка никак не ожидала.

— В каждой из этих комнат было по гардеробной, вот мы их и переоборудовали пару лет назад, — объяснила Мэри, — Ну, я вас пока оставлю, располагайтесь и отдыхайте, а потом я с удовольствием покажу вам дом и сад. Джералд сейчас спит. Доктор Гловер прописал ему легкое успокоительное, но утром муж первым делом спросит про вас.

— Значит, сэр Джералд к ужину не спустится? — В карих глазах хозяйки отразилась боль

— Боюсь, что нет, — вздохнула она. — Доктор Гловер считает, что ему лучше соблюдать постельный режим и проводить на нотах несколько часов в день, не больше. Бедняга, он совсем извелся от скуки… Я так рассчитываю на вас: вы поможете Джерадду с работой, он и перестанет тосковать!

— Сделаю все, что и моих силах! — искренне воскликнула Селина.

Оказавшись в доме у отца, она никак не могла разобраться в своих чувствах… Ей понравились и Мэри, и Хелен, хотя в средней дочери ощущалась некая сдержанная отчужденность, что объяснялось либо свойством характера, либо чем-то иным.

19
{"b":"3317","o":1}