ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пальцы его снова прошлись вдоль точеного бедра, даря расслабленное, томное наслаждение, что стремительно превращалось в прежнее неуемное желание. Селина громко застонала, выгнулась всем телом, ощутив жар его поцелуев на внутренней стороне бедра, и вскрикнула, шокированная лаской столь интимной, хотя именно ее-то и ждала столь долго.

— Коснись меня вот здесь, Селина! Поцелуй меня… — чужим, срывающимся голосом потребовал Пирз.

Селина поняла, чего он хочет, и, пока разум пытался примириться с желанием столь дерзким, собственное ее тело таяло под прикосновениями языка, жаркие волны накатывали все стремительнее, одна за другой, так что дыхание перехватываю, а мысли мешались. Сама того не сознавая,

Селина поступала так, как должно, гладила и ласкала пульсирующую плоть, а застенчивость и неуверенность растворялись в глухих стонах восторга.

Пирз вдруг отстранился, и она едва не расплакалась от отчаяния, не зная, в чем ошиблась, что сделала не так. Внезапно нахлынул леденящий ужас: что, если Пирз догадался о правде и дает ей это понять? Воскресли былые страхи: Пирз искусно играет роль, чтобы лишний раз помучить свою жертву?

В сером полумраке Селина различила лишь контур его лица, но то, что увидела, успокоило и одновременно устрашило ее. Пирз по-прежнему к ней стремился, это очевидно… Но Селина с ужасающей отчетливостью осознала собственную неопытность. Впервые поняла, что значит распалить мужчину, пока в потемневших глазах не отразится исступленная, неуемная страсть. Ощущение было новым, волшебным… и пугающим.

“Впоследствии Пирз возненавидит тебя за обман”, — предостерегал внутренний голос, но Селина не прислушалась к нему. Пирз не сводил с нее глаз, словно ждал какого-то знака.

Она робко подняла взгляд.

— Пирз, люби меня…

И в следующее мгновение содрогнулась от восторга, ощутив тяжесть разгоряченного тела. Бедра, упругие и сильные, унимали в ней неистовую дрожь, а кожа его казалась на удивление бархатистой и теплой. Пирз подался вперед, припал к ее губам, разгоняя последние страхи. Она самозабвенно приподнялась навстречу его неистовому порыву, преодолевая краткий миг боли. Кажется, Пирз напрягся, и Селина требовательно потянулась к нему, впилась пальцами в спину, и последний вздох мучительного наслаждения, по мере того как он входил в нее, растворился в поцелуях.

Волна небывалого наслаждения подхватила ее и закружила, вознесла к небесам и обрушилась вниз всесокрушающим смерчем. Судорожные всхлипывания восторга вторили глухим мужским восклицаниям…

Заново переживая свершившееся чудо, Селина смутно сознавала, как дыхание Пирза постепенно выравнивается. Сердце его гулко колотилось в груди. Железные пальцы сомкнулись на ее запястьях, вынуждая Селину поднять взгляд. И она тотчас же поняла: учащенное сердцебиение — следствие не усталости, но гнева.

— Почему? — Задавая вопрос, Пирз приподнялся и, легонько встряхнув Селину за плечи, повторил: — Почему?

— Ты о чем? — Она решила изобразить полнейшее непонимание. Может, тогда Пирз решит, что ошибся… Впрочем, провести его не так-то просто.

— Почему ты не призналась мне в том, что девственна? Зачем притворялась опытной обольстительницей?

Что Селина могла ответить? Что ей отчаянно хотелось его любви, а, знай Пирз правду, он бы ни за что не пошел на эту близость? Если она так скажет, Пирз немедленно догадается об остальном. Поймет, что она влюбилась в него по уши!

— Я не думала, что это важно, — усмехнулась Селина, отводя взгляд.

Но Пирз, ухватив ее за подбородок, развернул лицом к себе.

— Если это неважно, то как случилось, что ты отважилась на это именно со мной? Ты потрясающе красива… Не верю, что я — первый, кто тебя пожелал!

— Может, и так, но ты — первый, кто приглянулся мне, — небрежно бросила Селина, молясь в душе, чтобы Пирз не распознал правду за ее кажущимся спокойствием. — Мы занимались любовью, потому что оба этого хотели. Я получила удовольствие, ты, надеюсь, тоже. Так что давай отставим все как есть.

Пирз досадливо поморщился, и Селина вопросительно изогнула бровь.

— По логике вещей разыгрывать оскорбленную невинность полагается мне, а не тебе.

— Ты знала правду в отличие от меня, — вынес приговор адвокат.

— Не вижу большой разницы — девственницей я была или нет.

— Не видишь? Тогда ты чертовски наивна! — Голос его звучал сухо и насмешливо, и Селина поежилась. — Ладно, сейчас не время вдаваться в подробности. Поговорим позже, — коротко бросил Пирз, подавая ей рубашку. — Надень, ты вся дрожишь.

Пирз помог Селине застегнуть пуговицы: пальцы совсем ее не слушались, слезы жгли глаза. Она так нуждалась в его нежности, но, похоже, Пирз не был склонен проявлять снисхождение, Он отошел в сторону, и, различая в полумраке очертания стройного мужского тела, Селина непроизвольно вздрогнула, вспомнив, как ласкала его, как ждала ответных ласк.

— Одно скажу: ты — способная ученица, — саркастически заметил Пирз, словно прочитав ее мысли. — Не будь у меня неоспоримых доказательств, я бы никогда не заподозрил в тебе неопытную дебютантку. — В голосе его звучала с трудом сдерживаемая ярость. Он снова шагнул к Селине, рывком развернул ее к себе. — Ты понимаешь, что я мог причинить тебе боль?

Селина промолчала. Тогда он свирепо встряхнул ее за плечи.

— Так оно и вышло? Тебе было больно, да?!

Как оскорбительна подобная заботливость, когда мечтаешь о любви! Призвав на помощь всю свою гордость, Селина холодно бросила:

— А разве не этого ты добивался? Вот так ты и мстишь прекрасному полу?

Пирз выругался сквозь зубы и взъерошил и без того растрепанные волосы.

— Мы еще поговорим, Селина… не здесь и не сейчас, но поговорим, это я тебе обещаю! — И добавил уже мягче, не отводя взгляда: — Ты сознаешь, что могла забеременеть?

Это пришло Селине в голову лишь несколько секунд назад. И, скрывая страх и неуверенность, она решительно бросилась в наступление:

— А если и так, те что? Ты, как джентльмен, почтешь своим долгом на мне жениться?

Селина откровенно издевалась над собою: дескать, не смей предаваться несбыточным грезам! И растерянно умолкла на полуслове, когда Пирз тихо ответил:

— Да, разумеется. В нашей семье однажды родился ребенок, которому суждено было расти без отца. Второго такого случая я не допущу.

А ведь Пирз говорит о ней, изумилась Селина. Она — тот самый ребенок… Сердце сжалось от невыносимой боли. Пирз презирает ее, а вовсе не любит, так как же можно принимать подобную жертву? Нет, этого брака допускать нельзя. Слишком измученная, чтобы ввязываться в очередную словесную баталию, она опустилась на дождевик, повернувшись к Пирзу спиной.

— Не думаю, что нам удастся уснуть! — раздраженно бросил он. — А раз так, с тем же успехом мы можем вернуться. Ежели повезет, к тому времени как мы дойдем, кто-нибудь, глядишь, и встанет!

10

Когда молодые люди наконец-то добрались до дома, уже рассвело. Небо сияло безмятежной голубизной. Пока они молча брели по росистой траве через сад, Селина внезапно поняла, что делать. В горле у нее разом пересохло: кошмарное средство, но непременно сработает, и тогда Пирз на ней ни за что не женится. Слишком сильно она его любит, чтобы загонять в ловушку ненавистного брака! А если она и впрямь забеременела? Сама она росла без отца, и тягостные воспоминания детства до сих пор отравляли ей жизнь, но Селина и помыслить не могла избавиться от ребенка Пирза!

Об этом еще будет время подумать. Сейчас главное, чтобы Пирз решительно вычеркнул ее из жизни…

Мэри открыла им дверь и всплеснула руками при виде мокрой насквозь одежды.

— Слава Богу, с вами все в порядке! Джералд уверял меня, что тревожиться не о чем, но я все равно с ума сходила.

— Мы попали в грозу, — объяснил Пирз тете, — и решили переждать в укрытии. По счастью, подвернулся зимний амбар Томпсона. Там и переночевали на сене, — поморщился он, выбирая сухие травинки из волос Селины.

29
{"b":"3317","o":1}