ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Давайте-ка я налью вам горячего чаю. У Селины вид совершенно измученный, — тут же засуетилась Мэри. — Я панически боюсь грома, — пожаловалась она девушке. — Бедный Джералд глаз не сомкнул прошлую ночь, потому что мне не спалось, так что, если вы не прочь понежиться в постели до полудня, полагаю, он возражать не станет.

Селина облегченно кивнула, радуясь предлогу уйти, и, не смея поднять глаза на Пирза, приняла у хозяйки из рук чашку с чаем. Пирз, мрачнее тучи, проводил ее до лестницы.

— Нам надо поговорить, — предупредил он. — Ты ведь не сможешь всякий раз убегать от меня, верно?

Я и не буду, мысленно дала зарок Селина. Главное — набраться храбрости перед решающим испытанием, а там он сам от нее откажется.

Вопреки ожиданиям, Селина заснула как убитая, едва коснувшись головою подушки. Разбудил ее скрип открываемой двери. Солнечный свет струился в окна, небеса отливали лазурной синевой, в воздухе веяло свежестью.

— Только не притворяйся, что спишь. Я же вижу: глаза открыты!

Возмущенно поджав губы, Селина уселась в постели и мысленно порадовалась, что, прежде чем улечься, успела-таки принять душ и натянуть фланелевую ночную сорочку. Меньше всего ожидала она увидеть Пирза на пороге собственной спальни! В строгом темном костюме и белой рубашке он выглядел на редкость импозантно, и сердце Селины беспомощно дрогнуло.

— В Нью-Йорке возникли непредвиденные осложнения, — коротко объявил Пирз. — И я вылетаю первым же самолетом. Но я не мог уехать, не повидавшись с тобой.

Вот она, долгожданная возможность исполнить задуманное! По спине Селины пробежал холодок в преддверии непоправимого.

— Сразу по возвращении я объявлю о нашей помолвке. Незачем откладывать свадьбу на неопределенный срок.

— Ты ведь еще не знаешь, есть ли необходимость, — глухо возразила Селина. Боже милосердный, Пирз предлагает ей рай, а она вынуждена отказаться! Но так нужно… ради любимого и ради себя самой!

— Мне все равно, забеременела ты или нет! — Пирз не сводил с нее сурового, неумолимого взгляда. — Я — твой первый мужчина, а это что-нибудь да значит. Ты не девочка-подросток, готовая поэкспериментировать с сексом! То, что ты пришла ко мне девственницей, доказывает, что ты не вовсе ко мне равнодушна!

— Но физическое влечение еще не основание для брака! — небрежно отозвалась Селина. Боже, как больно лгать…

Пирз так и впился в нее взглядом. Лицо его исказилось гримасой боли — во всяком случае так показалось бы стороннему наблюдателю. Однако Селина слишком хорошо изучила противника, чтобы допустить подобную мысль.

— Многие супружеские пары позавидовали бы и этому!

— И ты на мне женишься, несмотря на все твои черные подозрения? А ведь ты был абсолютно прав, не доверяя мне! — Как равнодушие и сдержанно звучит ее голос! Селина от души удивлялась своим актерским данным. — Хочешь знать правду? Ну так узнай же! — Губы ее насмешливо изогнулись в полном соответствии с ролью, глаза лихорадочно блеснули. — Да, я хотела заманить тебя в постель, Пирз… а знаешь почему? Да чтобы посостязаться с матерью, проверить, смогу ли я окрутить тебя с той же легкостью, как некогда — она! Знаешь, кто я, Пирз? — Молодая женщина демонически расхохоталась. Хорошо бы только он не догадался, как этот вымученный смех раздирает горло…

Ничуть не изменившись в лице, Пирз застыл неподвижно, и лишь глаза его, потемневшие до иссиня-черного оттенка, выдавали душевное волнение. Селине отчаянно захотелось прекратить эту пытку, но как можно? Она — дочь своей матери, и рано или поздно Пирз об этом вспомнит и возненавидит ее. Она не выйдет замуж за любимого, утаив от него правду, а Пирз на ней ни за что не женится, зная о ее происхождении. Она лишь самую малость искажает факты, кое-что преувеличивает, а кое-что замалчивает… например, то, что полюбила его глубоко и навсегда!

— Что ты несешь? — резко осведомился он, и тишина разлетелась на тысячу осколков. — Прекрати ломать комедию и скажи толком!

— Хорошо же… — бесстрастно отозвалась она. — Я — внебрачная дочь сэра Джералда, дитя той женщины, что научила тебя остерегаться прекрасного пола. Я — твоя кузина.

В наступившей гробовой тишине отчетливо прозвучал не то вздох, не то всхлип. На пороге стояла Мэри — смертельно бледная, прижав руки к груди. С запоздалым раскаянием Селина поняла, что та слышала каждое ее слово.

— Такси ждет, Пирз, — глухо проговорила Мэри и вышла, притворив за собою дверь.

Пирз взглянул на Селину, и та гордо вскинула голову, ожидая приговора.

— Ты по-прежнему хочешь на мне жениться? Даже теперь, когда узнал правду?

— Зачем ты нанялась на эту должность?

Теперь все зависело от ее ответа. Сцепив руки под одеялом, Селина равнодушно пожала плечами.

— Почему бы нет? Согласись, что сэр Джералд мне должен, и немало… учитывая проценты, набежавшие за столько лет!

— Тебе нужны были деньги… или месть… или и то и другое? — Пирз стремительно пересек комнату и склонился над Селиной. Голос его звучал хрипло, в черных зрачках вспыхивали злые искры. — Так ты еще не поняла, что в финансовом плане я куда богаче дяди? Мой отец обладал немалым состоянием, а я унаследовал все до последнего пенни… Ты поставила не на ту карту, дорогая! Став моей женой, ты бы в золоте купалась. Только подумать, что я…

— Да?

— Неважно.

Пирз направился к двери и, задержавшись на пороге, оглянулся на Селину. Лицо его было белее мела. Самолюбие задето, только и всего, внушала себе молодая женщина. Пирз ее не любит… Этот пепельно-серый оттенок кожи, эти запавшие глаза означают лишь, что гордость его уязвлена не на шутку, и глупо думать иначе!

— А если ты все-таки забеременела?

Последнее испытание! Селина вдохнула глубже, набираясь мужества, заставила себя снова безразлично пожать плечами и, не глядя Пирзу в глаза, холодно пообещала:

— Примеру матери я не последую.

— То есть сделаешь аборт? — В голосе Пирза прозвучала неподдельная мука — или это у нее воображение разыгралось?

— А в чем дело? Боишься, что заставлю тебя платить?

Пирз захлопнул дверь и снова вернулся к кровати. Весь его облик излучал холодную ярость. Селина почувствовала, что дрожит.

— Ты не стоишь нескольких лет моей жизни, — зло бросил он. — Иначе, поверь, я бы с превеликой охотой свернул тебе шею!

И исчез, не успела Селина и слова молвить. По лестнице прогрохотали шаги, гулко хлопнула входная дверь, и гул двигателя машины затих в отдалении.

Вот и все. Она исполнила свой долг. Наверное, следовало вздохнуть с облегчением, но Селина ощущала лишь гнетущую пустоту… Ни боли, ничего. Боль придет позже.

Она попыталась встать, но руки дрожали, а ноги подкашивались. Дверь спальни открылась, и в душе Селины пробудилась безумная надежда… Но это вернулась Мэри. При виде пожилой женщины Селина ощутила болезненный укол совести. Менее всего ей хотелось ранить чувства хозяйки дома…

— Мне следует уехать? — Селина старалась говорить спокойно, не впадая в истерику.

— Да с какой стати? — Мэри пересекла комнату и присела на край постели. Мудрые карие глаза лучились теплом. — Милая девочка, ты представляешь, что это значит для Джералда?

— Он исполнил свой долг, — робко отозвалась Селина, не смея верить тому, что прочла на лице Мэри. — Я лишь напоминание о том, что он предпочел бы забыть!

— Можно ли забыть собственного ребенка? Да будь Джералд на такое способен, разве я любила бы его так сильно, разве сражалась бы за него, используя все доступные мне средства, и даже детей? О да, — подтвердила Мэри, не отводя взгляда. — Я воевала за него не на жизнь, а на смерть, и победа далась мне непросто… Даже рассказать не могу, сколько горя мы из-за тебя пережили… Джералд — поскольку не мог окружить тебя любовью и заботой, как остальных дочерей. Я — поскольку знала, что, удержав при себе Джералда, отняла у тебя отца — необыкновенного, изумительного отца, как подтвердит любая из моих дочек!

— И вы… вы не испытываете ко мне ненависти? — поразилась Селина.

30
{"b":"3317","o":1}