ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Совсем скоро ее тайное желание осуществится. Элис в беспомощности закрыла глаза, а открыв их, увидела, что Ральф не сводит с неё влюбленного взора.

— Ты ведь тоже меня хочешь? Ты ведь хотел чтобы у тебя это случилось именно со мной?

— Да!..

Губы ее пересохли, дыхание стало жарким

Она не стеснялась того, что стоит перед ним наполовину обнаженная. Горели свечи, и в отсветах их оранжевого пламени ее грудь казалась золотой. Все внимание Элис было поглощено этим мужчиной, таким сильным и прекрасным! Она не сводила с него глаз, когда он начал расстегивать пуговицы на рубашке. Тело его бугрило мышцами, на груди темнели волосы, соски его были плоскими и темными.

Элис почувствовала, как напряглось ее собственное тело. Его руки уже добрались до застежки на брюках. Элис инстинктивно подалась вперед, рванулась к нему, жадно ловя ноздрями его запах, и припала к его груди, поцеловав маленький темный кружок, издавая от наслаждения глубокие стоны,

— О, Элис, не надо, погоди!

Ее словно окатили ледяной водой. Ее, пылавшую буквально тропическим жаром, заставит мгновенно остыть. Он ведь явно испытывает наслаждение, почему же тогда отталкивает ее? Она, вскрикнула, заплакала-боль была так сильна, что она ощущала её физически. Что она сделала не так, отчего Ральф внезапно стал с ней холодным?

— Не торопись, ради всего святого, — умоляюще проговорил он. — Ты заводишь меня слишком быстр. Я прошу тебя, не расстраивайся, давай просто растянем удовольствие…

Так вот, оказывает, как она действует на Ральфа. Он с нежностью коснулся ее плеч, на миг удержал на расстоянии от себя, прежде чем их слились в объятиях. Он покрывал нежнейшими поцелуями ее губы, щеки, полузакрытые веки и успокаивающе шептал:

— Дорогая, пойми, мы же первый раз вместе, я очень хочу, чтобы у нас с тобой все было прекрасно!..

Элис инстинктивно прижалась к нему, и тело ее напряглось, едва она ощутила прикосновение его торса, его жестких волос. Она подняла голову и взглянула в лицо любимому.

Ральф склонился, приник к ее щеке. Дорожка из его нежных поцелуев медленно, медленно потекла ниже, все ниже, пока не достигла ее розовых сосков. Здесь его губы сомкнулись, и он вернул ей ту самую ласку, которой Элис одарила его в самом начале.

Элис была застигнута врасплох-наслаждение буквально пронзило ее. Губы Ральфа ласкали её грудь, а ее руки замерли, утонув в его черных кудрях. Любое его прикосновение отдавалось в каждой клеточке .ее тела. И тут она оттоль голову Ральфа.

— Что с тобой?

Как объяснить ему, почему она это сделал тепло его тела сводило ее с ума! Но ее мучило то, чего она никак не могла выговорить, — ей хотелось громко сказать ему: «Ральф, я очень, очень сильно люблю и хочу тебя». Но он все понял без слов.

— А я хочу тебя еще больше, — услышал она.

Моментально, как по мановению волшебно палочки, он освободился от той одежды, что в нем еще оставалась. Потом Ральф осторожно раздел ее и, похожий теперь на античного бог мужественный и прекрасный, он бережно уложил Элис на мягкий диван, прилег рядом и принялся ласкать с такой нежностью, что, казалось, душа ее расстанется с телом.

Ни один мужчина до сих пор не был ей то желанен. Никогда ей не хотелось ощутить наяву полное слияние с другим существом. И вот теперь самый дорогой для нее человек на свете рядом, она слушает его голос, видит его тело, им занято ее сердце. Вот оно, настоящее желание. вот что такое изнывать по нему, жаждать его настолько сильно, что нет возможности с этим справиться!

Элис задержала дыхание, протянула навстречу ему руки, полная желания, обняла, и он вошел в нее, и еще, и еще раз, и потом еще-пока весь окружавший мир не полетел в тартарары…

Когда она, обессиленная, с отуманенной головой лежала в объятиях Ральфа, а он благодарно и очень нежно целовал ее руку, Элис вдруг произнесла:

— Я и не думала, что это может быть так!.. ожидала, что так все это прочувствую…

— А что ты называешь словом «это»?

— Секс.

— Секс?!-И в голосе его прозвучала неприязненная нотка.

Не понимая, в чем дело, Элис молча уставилась на него. Ральф помрачнел, лицо его приобрело отстраненное выражение, словно Элис произнесла вслух что-то непристойное, даже оскорбительное. Разве это был ее Ральф, тот, что держал ее в объятиях и доставлял ей своими ласками неописуемое наслаждение?

— Что произошло?-спросила Элис неуверенным голосом.

Похоже, в многочисленных пособиях по проблемам семейной жизни не просто так описывалась разница в поведении мужчины и женщины в одной и той же ситуации. Мужчина, получив свое в постели, как правило, отстраняется, в то время как партнерша желает продлить тепло интимности, возникшей между ними, еще когда тела их были слитны.

— Так ты хочешь сказать, что мы с тобой только что были заняты тем, что именуется просто сексом? Для тебя это так?-Ральф, разжав объятия, откинулся на подушки и, как ей показалось, даже отодвинулся от нее. — А для меня это нечто большее. Я по наивности думал, что раз уж на свете есть выражение «заниматься любовью» то ты предпочтешь именно его. Секс-это то чем из чисто познавательных соображении занимаются прыщавые подростки, или то, чем грешат самые бесчувственные взрослые. Вот так-то, Элис!

— Не понимаю, я… вернее, мы, то есть ты сам знаешь, мы пока еще так мало знаем друг друга

— И что из того?-отвечал ей Ральф. — разве, это означает, что мы не можем ничего чувствовать друг к другу? Мы действительно встретились при весьма неординарных обстоятельствах-в споре, ссоре, и, естественно, узнать друг друга не могли. Но ведь есть же сердце, которое не ошибается! Подумай сама, судьба предоставляет нам с тобой возможность понять друг друга немного лучше. Упускать предоставленный нам шанс было бы глупо…

— Ральф, ты сам подумай, легко ли мне— всего сутки назад я была уверена, что выхожу замуж за Роджера…

— А я двадцать четыре часа назад хотел свернуть твою хорошенькую тоненькую шейку!

— Удивительно, что такое вообще может случиться!-Она поморщила лоб и убрала упавшие на лицо волосы. — Видишь ли, Ральф, я так обычно никогда не поступаю, а тут… как-то мне сразу… Ну, в общем, я подумала, что это я так веду себя из-за вина… — Тон ее был безрадостный и виноватый.

— Тебя что-то удивило в твоем собственном поведении? Ты решила, что захотела мужчину, выпив красного вина?-Ральф глянул на нее насмешливо. — Уж в чем я уверен, так это в том, что вино здесь ни при чем, моя дорогая!

С этими словами он взял ее руку и провел ею своему телу. Когда рука, сделав большой круг, вернулась к его лицу, нежно развернул ее ладошку и поцеловал.

И если в первый раз Элис, возможно, «заведясь» не без влияния спиртного, то сейчас мгновенно переполнившее ее желание никак нельзя было отнести на счет вина. Ее пальцы жадно заскользили по телу Ральфа, чувствуя, как нарастает его напряжение.

Они поднялись наверх уже далеко за полночь. Элис не торопилась задергивать шторы. Ей хотелось вглядеться в молчаливый заснеженный сад и запомнить эту ночь именно такой.

— Смотри, снег все падает, — шептала она, а Ральф, уткнувшись ей в шею, вдыхал ее аромат.

— Да, да, чудесно, — бормотал он. На что ему сейчас дивный пейзаж за окном, когда рядом такое чудо, как Элис, ее грудь, шея, ее волосы! — Давай сегодня ночью спать вместе, я хочу, чтобы ты уснула в моих объятиях.

Слушая его шепот, Элис чувствовала какую-то болезненную нежность к этому мужчине. И в то же время она одергивала себя-рано, очень рано говорить о каких-то чувствах между ними. Осторожность и боязнь ошибиться не позволяли думать о любви к мужчине, которого она узнала лишь несколько часов тому назад.

Еще сутки назад она бы ни за что не поверила, что можно вот так таять, буквально умирать от желания, с такой силой стремиться в объятия другого человека!.. Не поверила бы она и тому что будет, лежа в постели с мужчиной, раскрывать нетерпеливые объятия, лелея в душе предчувствие неземного блаженства от его прикосновений и ласк.

20
{"b":"3318","o":1}