ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ральф, ну пожалуйста, успокойся и прекрати сравнивать себя с ним. Этого не делаю даже я!

— Неужели? Почему же? Не ты ли собиралась за него замуж? Откуда мне знать, может, он твой идеал, и ты к нему всю жизнь стремилась — так стремилась, что даже терпела его мамашу?

— Ты говоришь глупости! — нетерпеливо перебила его Элис. — Ральф, милый, ну выслушай, пожалуйста! Я не хочу ссоры, особенно сейчас, когда все так было хорошо…

— Так хорошо, что ты не хочешь продолжения, — теперь уже он прервал ее с прежней горечью.

— Ты мне устроил чудесный праздник, у меня никогда не было в жизни ничего лучше. Прошу тебя, дай мне совсем немного времени. Просто…

— Просто ты хочешь сказать, что ни в чем не двоена, так? Что часть твоей души все еще прибежит этому придурку Роджеру?

— Нет, Ральф, нет! Ужас, что ты говоришь! ты можешь сомневаться, что я действительно люблю тебя, хочу быть с тобой и говорю об этом совершенно искренне.

— Не стану возражать. В постели ты меня, наверное, оценила. Здесь ты уж точно предпочла бы меня, а не…

— О Господи, опять ты о нем! Поверь, все дело в моих чувствах, в моих сомнениях, и более ни в чем!

— Да уж, это точно, дело только в тебе!

— Ральф, я всегда была человеком опасливым, чувствительным, осторожным. А в тебя влюбилась, как говорится, с первого взгляда. И я боюсь…

— И чего же ты боишься?

— Не могу тебе точно сказать чего, просто боюсь — и все!

Объяснить ему, что боится, как бы Ральф не разлюбил ее? Полюбил скоро и неожиданно и разлюбить может точно так же. Ральф сам легкоранимый человек, попробуй скажи ему об этом-моментально обидится, воспримет как недоверие. И будет все выглядеть так, словно она отказывается брать на себя какие-либо серьезные обязательства.

Элис погладила его теплую руку, которая от ее прикосновения моментально напряглась. Они все еще стояли во дворе, обдуваемые холодным ветром. Через окно в холле блестела елка, которую Ральф так заботливо наряжал нее. Волшебство было создано его руками а они стояли и мерзли без толку во дворе. И ссорились.

— Ральф, милый, пойдем в дом, а то холодно

— Да, ты права, не стоит портить то недолгое время, которое у нас еще осталось.

Он распахнул перед ней входную дверь.

— Сейчас ведь Рождество?-примирительно спросила Элис.

— Да, все еще Рождество, — ответил он, — во оно не вечно, его на целую жизнь не растянешь Значит, и в его душе жили сомнения. Слишком уж прекрасно, безупречно, великолепно все, случившееся с ними в эти праздничные дни, чтобы быть правдой.

Элис простилась со спальней, где прошли их четыре необыкновенные ночи, а в ближайшие две она будет вынуждена спать одна, спать, не слыша стука его сердца, которое она так любила, спать, не защищенная его объятиями. И Элис захлестнула волна отчаяния.

Что теперь спорить об их любви-слишком скоро она случилась или нет! С того момента, как Ральф поцеловал ее, в ее жизни все потекло совсем не по тому руслу, которое она сама себе наметила. Как ей хотелось жить без огорчений, неожиданностей и боли! А теперь что будет, один Бог знает!

На глаза навернулись слезы. Элис прильнула к любимому, обняла и поцеловала. Что я делаю?-думала она. Страхи и сомнения смешались в одну кучу. Ее сковывал ужас перед еще не существующей душевной болью. Они нашли свое счастье, нашли только что, а она уже боялась потери! Ах, если бы с Ральфом можно было говорить, ничего не опасаясь, да бы она сказала ему, что в ее намерениях ничто не менялось. Ни на минуту она не сможет быть о нем и будет ждать его возвращения.

— Ральф!

— Не говори ничего, я понял-ты думаешь, „то нам надо некоторое время побыть вдали друг от друга и на досуге хорошенько все обдумать. Я слышал, что, физически отдалившись, можно только укрепить любовь и сделать ее сильней. Знаешь, я не хочу ни давить на тебя, ни торопить, у нас обоих есть своя жизнь, обязательства перед другими людьми, связи, работа. Природа предоставила нам шанс побыть вместе. Но ни Рождество, ни снег, ни праздник не могут длиться вечно. — Он помолчал немного и, глядя ей прямо в глаза, признался:-Я хотел бы взять тебя в Лондон! Правда, тогда мне было бы совсем не до работы. А эти переговоры очень важные. В нашем бизнесе занято слишком много людей, и их судьба зависит от успеха переговоров. Англичане хотят купить у нас часть акций. В принципе это даст и деньги и возможность, например мне, сконцентрироваться на других аспектах бизнеса, расширить дело. Кстати, забыл сказать, твою машину сейчас забрали на профилактику, ее пригонят потом, так что домой тебе придется ехать поездом. На шоссе все еще опасно, а поездом ты доберешься спокойно. Да и я не буду за тебя волноваться.

Но какое Элис дело до того, что он позаботился о ее машине, что его переговоры так; важны, что на шее Ральфа сидит Дуглас и, может, в недалеком будущем окажется еще и Холли Элис захотелось заставить Ральфа забыть к всем и сказать ему: не слушай меня, я тебе говорила глупостей, не хочу я ничего ждать, не хочу расставаться с тобой ни на какие несколько дней Хватит обдумывать, и так все ясно!

Но как ему это скажешь? Она любит его и боится сделать неосторожное движение, из-за которого может потерять. Защитный механизм в ее голове сыграл с ней злую шутку!

Элис глотала слезы и благодарила Ральфа за хлопоты о машине. Он же деликатно делал вид что не видит ее повлажневших глаз и растерянности. Затем решил отвлечь ее и купил ей на станции кучу журналов.

Теперь он, провожая ее к поезду, нес чемодан и яркую кипу модных журналов-чтобы Элис не скучала в дороге. Ральф взял ей билет первого класса, она завозражала, но он огрызнулся:

— К черту твою независимость! Могу я, наконец, сделать для тебя такой пустяк, чтобы, по крайней мере, отправить в относительном комфорте?

Разумеется, она сдалась. Дело даже не в его щедрости, от которой отказаться было выше ее сил. Подкупала именно забота.

— Закажи себе что-нибудь поесть, путь не близкий.

— Хорошо, — сказала она, а сама подумала: я лучше проведу его не за едой и журналы смотреть не буду. Буду думать о тебе.

Ей хотелось вспомнить по минутам дни, проведенные вместе.

— Тебе лететь в Лондон, значит, мы расстаться на несколько дней, да?

— Да. Но теперь, зная, что у меня есть ты, полечу со спокойной душой и буду торопиться Обратно к тебе!

Ральф смотрел на Элис и ждал, что она ответит. О, как ей хотелось бы сказать ему о переполнявших ее чувствах!

Но уже закрывали багажные отсеки, уже кондукторы ходили вдоль вагонов и торопили отъезжающих, не раз обращаясь к Элис:

— Вы едете, мисс? Если да, то вам пора садиться в вагон.

— Да-да, — сказал Ральф. — Сейчас. Послушай, тебе лучше идти.

Но Элис медлила. В душе ее бушевала паника, у нее не было выбора. Ей хотелось обнять Ральфа, и чтобы он так же, как и она, не мог от нее оторваться, а целовал ее, говорил ласковые слова, осыпал клятвами, обещаниями, наконец— просто не отпустил бы никуда! Но он вел себя внешне спокойно. Отнес багаж, поцеловал ее у дверей тамбура. Боже, как скоротечно все хорошее на этом свете! Элис вошла в купе, открыла окно, но поезд уже тронулся.

— Ральф! Я люблю тебя!-прокричала она. Слышал ли он? Или поезд отошел уже слишком Далеко, и голос ее потонул в стуке колес? Элис лишь видела его уменьшающуюся неподвижную фигуру.

Ральф стоял и смотрел вслед поезду, пока тот не исчез из виду. Элис, его Элис, теперь далеко от него. Если бы не эти проклятые переговоры в Лондоне! Ему хотелось большей уверенности, но в чем? В ее любви? Да, наверное!

Элис открыла дверь и вошла в холодный дом. С равнодушным видом принялась перебирать скопившуюся за время ее отсутствия почту. Пришло приглашение от Джулии на новогоднюю вечеринку. Холодно в доме, холодно на душе. Пусто ей без Ральфа и его любви. Надо позвонить Джулии и отказаться от приглашения ведь у них с Ральфом совсем другие планы.

Внезапно раздался звонок телефона. Он! Наверняка! Она схватила трубку.

23
{"b":"3318","o":1}