ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ральф, мрачный и злой, сидел в Лондоне в гостиничном номере. Таким и нашел его Дуглас.

— Что случилось?

Не заметить, что кузен торопится закончить переговоры и вернуться в Нью-Йорк, было невозможно. Ясно также, что объяснений от Ральфа не добиться-характер у кузена еще тот! А ведь Дуглас видел, каким стало лицо Ральфа, когда объявили, что переговоры затягиваются. Это были не злость и не досада, а нечто близкое к отчаянию.

— Ничего не случилось. Ничего особенного. — А сам думал об Элис, о том, почему она ни о чем его не спросила, почему разговаривала так отчужденно. Она вообще говорила так, словно знать его больше не желала.

А тем временем Дуглас принес новости, и ему не терпелось выложить их:

— Алан Трант торопит нас с заключением сделки. Он уезжает с детьми послезавтра, поэтому хочет решить вопрос как можно скорее. Да, звонила Холли! Она была в Кингстоне и слышала, что наш милый Роджер Стрикленд женится на какой-то своей знакомой. Но забавнее всего, что этот брак одобряет его ужасная мамаша, представляешь? Пожелаем им обоим счастья, я ей, и ему! Ральф, да что с тобой, в конце концов?!-Но кузен лишь судорожно стиснул а руке стакан-так, словно собирался его раздавить. — Я понимаю, ты сыт по горло этими переговорами, но потерпи. Надеюсь, они скоро закончатся, и тогда… Ральф, постой, куда ты?

— Домой! Я улетаю в Нью-Йорк.

— Но ведь у нас дела, сейчас нельзя никуда уезжать. Стой, не сходи с ума! Ты же сорвешь переговоры!

Ральф лишь прорычал в ответ несколько откровенно грубых выражений, общий смысл которых сводился к тому, что именно он бы сделал с целым рядом участников переговоров и где конкретно он видел сами переговоры. И ушел.

Дуглас уставился ему вслед, разинув рот от удивления. И было отчего. Он мог поклясться, что до сих пор ни один человек на свете не слыхал, чтобы Ральф ругался, и уж совсем дико было слышать от него подобные словесные шедевры. Значит, что-то и правда случилось! Что-то очень серьезное-иначе он бы не потерял своей обычной сдержанности. Но что? Что произошло?

Элис с трудом открыла глаза, лежа у себя Дома в постели. В голове ее стучали африканские барабаны и свистели флейты. Наяву же изо всех сил и уже долго звонил в дверь. Кого это черти принесли в такую рань?

Едва держась на ногах, Элис накинула хала и побрела к двери, проклиная все-и головную боль, и незваных гостей, и развороченную, засыпанную одеждой спальню. Впрочем, хаос в комнате вполне отражал смуту, царившую в ее душе, когда она явилась с вечеринки. Элис не умела пить, и поэтому пунш Джулии стал для нее смертельным номером. Тем не менее, надо позвонить подруге и поблагодарить за, в общем-то, удачный вечер. Правда, там оказался один молодой человек, ужасно серьезный и прилипчивый как банный лист. Но Джулия, слава Богу, отогнала настойчивого ухажера.

— Элис, этот тип еще хуже Роджера. Он представь себе, до сих пор живет с родителями и увлекается чем-то омерзительным-собирает жуков, что ли… Он раз во сто хуже Роджера, повторяю тебе. Дорогая, тебе следует держаться подальше от таких типов! Кстати, он не приглашал тебя посмотреть его коллекцию?-Элис, смеясь, покачала головой. — Ну вот и славно. Теперь уже смеялись обе. — Знаешь, — продолжила Джулия, — для меня странно, что ты так переживаешь из-за Стрикленда!

И только Элис приготовилась поведать, что Роджера уже нет, а есть Ральф, которого, правда, уже тоже нет, как явились еще гости и хозяйка дома занялась ими…

Элис изо всех сил старалась выглядеть веселой и оживленной, и вот вам результат-голова раскалывается с утра пораньше! Хотя какое там утро давно уже за полдень.

Звонок не умолкал. Кому же она так понадобилась? Не иначе как Уорбертон бросил все и явился Эта мысль буквально пронзила Элис и, завязав кое-как пояс халата, она опрометью кинулась открывать. Тьфу! На пороге стоял Роджер. Вот кого она не ожидала, так это Роджера! Разговаривать со Стриклендом сейчас было выше ее сил. А она-то решила, что Ральф все бросил ради нее. В отчаянии она сжала пальцами ноющие виски.

— Роджер, ты-то здесь зачем?-спросила Элис не очень-то учтиво, горя желанием немедленно выставить его вон.

Дурак дураком, решила она, глядя, как Роджер то надувает, то сдувает свои румяные щеки. До чего противна ей теперь его деловито-недовольная физиономия. Как глупо было даже мысленно ставить себя с ним рядом! И это ничтожество, лишенное души, щедрости, чувства юмора, да еще и надоедливое в придачу, могло стать ее мужем! Однако…

— Здравствуй, Элис, ты наверняка еще не ложилась, я угадал?

— Конечно, угадал. Ты же знаешь, я всегда одеваюсь так, как сейчас, — съязвила она, мгновенно выходя из себя.

Нервы у нее были на пределе, а тут еще Роджер принялся прокашливаться, словно готовился запеть. Вероятно, сейчас последует некое важное сообщение. Знай она, кто явился, ни за что бы не вылезла из постели, пусть бы звонил хоть до дорого пришествия!

— Говори, зачем пришел, и уходи!

— Мама велела зайти к тебе и сказать кое-что важное. И я…

Элис не верила своим ушам. Какая еще мама с какой стати у них к ней какие-то дела? Что им теперь-то надо?

— Твоя мама захотела, чтобы ты после всего что произошло, зашел ко мне?

— Да, зашел и сказал, что собираюсь жениться… на одной особе. У нас в феврале помолвка. в июне свадьба, и я хочу…

— И что? Ну, помолвка у тебя, ну, свадьба. Я-то тут при чем?

— Как при чем?! Мама сказала, чтобы ты больше не искала встреч со мной и не надеялась восстановить наши отношения.

Несомненно, этот человек сам не ведает, как нелепо его поведение.

— Обещаю тебе, что после всех тех гадостей, которые были сказаны в вашем доме обо мне, я ни за что не стану пытаться увидеться с тобой!

Пусть еще спасибо скажет, если она поздоровается с ним, столкнувшись при переходе улицы. Ральф и Джулия, незнакомые друг с другом, в один голос утверждали, что без Роджера ей будет лучше. И оба оказались правы! Она хотела сказать этому румяному субъекту с рыбьими глазами что-то едкое, но решила не тратить слов понапрасну, а выпроводить его вежливо.

— И кто же та счастливица, на которой ты собрался жениться? Думаю, что угадаю: твоя избранница — крестница тети Джейн, — предположила Элис кисло-сладким голосом и поняла, что угадала. Бедная девочка, подумала Элис. Одна надежда, что она понимает, какую ношу взваливает на себя. — Отлично, Роджер, — уже спокойнее продолжила она, — не волнуйся, я желаю счастья тебе и твоей невесте. И будь уверен, что с моей стороны тебе ничего не грозит!

На последней фразе Элис безо всяких церемоний выпихнула Роджера на лестницу, положила ему руку на шею и запечатлела на его щеке холодный поцелуй. И в ту же секунду из-за плеча своего бывшего жениха увидела, что в холл вошел Ральф. Ральф Уорбертон собственной персоной!

На секунду повисло неловкое молчание. Лицо Ральфа превратилось в безмолвную маску гнева. Роджер же сжался, бочком, бочком проскользнул мимо него к лестнице и исчез, между тем как Ральф даже головы не повернул в его сторону. Он смотрел на Элис.

— Ральф!-воскликнула Элис слабым голосом. — Откуда ты взялся? Я не ждала тебя. Ты ведь, кажется, должен быть в Лондоне?

— Да уж, не ждала, это ясно!

Он вошел. Элис захлопнула за ним дверь, и теперь ее маленькая квартирка показалась ей чересчур тесной для них двоих.

— Как удачно, что твой жених при виде меня бросился наутек. Вот супруг-то у тебя будет, а, Элис? Просто сокровище, загляденье!.. Я вернулся, потому что до меня дошли слухи о твоей помолвке. Сперва я подумал, что это какая-то ошибка…

— Это и есть ошибка!

Ох, с горечью думала Элис, хоть бы голова перестала болеть, что ли!

— Я пытался позвонить тебе из аэропорта телефон не ответил.

— Меня не было дома, я была на вечеринке

— На вечеринке? По поводу твоей помолвки? Ральф злился, ему явно хотелось обвинять уличать. А тут, как назло, дверь в спальню оказалась не заперта, и он разглядел царивший там беспорядок: постель разобрана, простыни смяты. Голос его стал немыслимо жестким:

25
{"b":"3318","o":1}