ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элис вошла в дом, нагруженная покупками. До приезда жениха оставалось немного времени: надо успеть принять душ, причесаться, одеться и накраситься. Однако на телефонном автоответчике ее ждало сообщение, что Роджер не может пропустить какой-то деловой ужин, и поэтому обед отменяется. Но попозже вечером он все-таки явится, так как у них в планах еще поход по магазинам за подарками.

Ну, конечно! На Рождество у Стриклендов собиралось много родни, и Роджер, как примерный представитель славного рода, должен был одарить практически всех. Поначалу он и Элис предложил пофантазировать над рождественскими дарами. По его рассказам у девушки уже сложилось определенное впечатление о пристрастиях и вкусах некоторых членов семейства. Но едва она начала предлагать — например, скамеечку под ноги для бабушки или вазоны для тюльпанов в подарок самой миссис Стрикленд, которая, опять же по рассказам сына, была страстным цветоводом, — как Роджер довольно сухо отклонил все ее предложения.

Ну и черт с тобой, обиженно подумала тогда Элис, сам выбирай подарки для своих родных! Пусть это мелочно, но таких обсуждений, где-то спрашивают мнение, то не спрашивают, ей не нужно? Да и все равно Роджер лучше знает вкусы членов своей семьи. Однако неприятный осадок у нее все-таки остался.

Элис оделась в самую красивую, на ее взгляд, вещь, — в кремовый брючный костюм.

И тут в дверь позвонили. Не раздумывая, девушка пошла открывать-наверняка это Роджер! Каково же было ее удивление, когда перед ней предстал тот самый незнакомец из магазина!

Довольно бесцеремонно войдя, он с ходу коротко осведомился:

— Вы Элис Лэнгнер?

Она только молча кивнула. Этот тип явился так неожиданно, что ей даже не пришло в голову спросить, по какому праву он ввалился в абсолютно чужой дом.

— Мое имя-Ральф Уорбертон, — отрывисто доложил он, протянув визитную карточку. Дал ей вовремя прочитать, убрал ее и затем продолжил: — Если я не ошибаюсь, сегодня вы кое-что купили в одном магазине, не так ли? Я еле нашел вас— слава Богу, у продавщицы оказался телефон вашей подруги, ведь вы ясно дали ей понять, кто посоветовал вам обратиться в этот магазин?

Он произнес эту тираду таким раздраженным тоном, что Элис тут же почувствовала себя в чем-то виноватой. Узнать бы только в чем?

— Да-да, — удалось промямлить ей, — ну и что?

— А вот что — давайте не будем терять времени понапрасну, скажу вам без утайки: вам продали вещи, которые не должны были продавать вообще. Магазин фактически распорядился вещами без согласия их владельца, их настоящего владельца. Думаю, вам не нужно объяснять, что, покупая краденое, вы не становитесь полноправным владельцем вещи, будь то одежда или автомобиль.

— Одну минуту! — прервала его Элис. Теперь все в незнакомце вызывало неприязнь, даже злость. И этот его неожиданный приезд, и эта гадкая самоуверенность в разговоре… — Правильно ли я вас поняла, что магазин торгует краденым? Если это так, то, пожалуй, есть резон обсудить эту тему с полицией, а не со мной. Я же здесь совсем ни при чем!

— Это не совсем так, — продолжал незнакомец. — Послушайте, я готов возместить вам все затраты да еще добавить сотню долларов за причиненные неудобства. Если вас это устроит, конечно. Надеюсь, что устроит.

— Очень любезно с вашей стороны, — съязвила Элис. — Но я покупала эту одежду насовсем, а не брала напрокат. Я взяла ее для особого случая и совсем не собираюсь с ней расставаться только потому, что где-то что-то напутали, или потому, что вам так хочется. Я покупала ее в полной уверенности, что…

— Послушайте, леди, — настаивал Уорбертон, — вы разве не поняли, что я вам сказал? Я достаточно ясно выражаю свои мысли и готов повторить еще раз, что вещи эти не должны были продавать!

Этот тип продолжал наступать на нее. На лице его появились все признаки нетерпения и гнева. Незваный гость заполнил собой всю ее маленькую прихожую, не было ни малейшей возможности вытолкать его вон. Но сдаваться Элис не собиралась, да и с какой стати?

— Если вышла ошибка, — спросила она, — то почему сотрудники магазина сами не связались со мной, а послали вас?

По тому, как сразу окаменело лицо ее собеседника, как сжались его губы, стало ясно, что отвечать на ее вопрос он не желал.

— Они не связались с вами потому, что идиотка, которая сейчас там за хозяйку, никого и ничего слушать не хочет. Я еле-еле выпросил у нее телефон вашей подруги!

— Да что вы?! Неужели?! — злорадствовала Элис, почувствовав превосходство. — Похоже, вы большой мастер договариваться с женщинами. Хотя вот меня вам уговорить никак не удается. Может, стоит прибавить немного убедительности, а агрессивность лучше убрать совсем? Глядишь, все и начнет получаться, — продолжила она уже более спокойно. — А я-то радовалась, покупая эти веши! Теперь же что оказывается? Кто-то что-то напутал, кто-то, видите ли, что-то не то продал. И вместо того, чтобы со мной все выяснить, они…

— Ой, ради Бога, — зло оборвал ее гость, — давайте я попытаюсь внести полную ясность! Одежда, которую вы купили, является собственностью моего кузена, точнее— его любимой девушки. У них довольно странные отношения, и недавно, когда они в очередной раз поссорились и она в очередной раз «ушла навсегда», кузен с воплем: «Навсегда-так навсегда!» похватал все вещи, которые она оставила, и отнес в магазин. И повод-то для ссоры, надо сказать, был какой-то глупый! Все вышло из-за того, что на вечеринку она захотела пойти с подругой, а не с ним. Конечно, он повел себя глупо и, понятно, пожалел о своей выходке. Вдобавок, Холли позвонила ему из Италии и сказала, что возвращается. Дуглас тут же позвонил мне и попросил как можно скорее уладить все с ее вещами. Нам надо успеть до ее возвращения. Искать, к счастью, долго не пришлось, все ее вещи, как выяснилось, купили вы, так что уж помогите мне, пожалуйста!

— Он что, ваш кузен, просил вас взять на себя такую деликатную миссию?

Элис почти не сомневалась, чьей возлюбленной была Холли. Все выглядело так, словно кузена Ральфа Уорбертона вовсе не существовало. Пока Элис раздумывала, Ральф вперил в нее крайне недружелюбный взор, можно сказать просто враждебный. Девушка вся напряглась, стоя перед этим наглым пришельцем. Обычно она легко ладила с людьми, доброжелательность всегда ее выручала, и упрямство было не в ее характере.

Но здесь все пути к нормальному общению были отрезаны.

Дело заключалось вовсе не в том, что он хотел забрать у нее вещи-наряды, которые так ей нравились, просто его манера общения, больше похожая на атаку, настраивала Элис на воинственный лад. От его высокомерия и наглости можно было просто взбеситься. Элис удивлялась самой себе. Роджер, увидев ее такой, наверняка пришел бы в ужас…

— Мой кузен сейчас не в Нью-Йорке, он уехал по делам. Подумайте сами, Холли возвратится в конце недели и обнаружит пропажу, а нам всем этого бы не хотелось!

— Ну что вам на это сказать. — Элис не знала, как ей получше выразить свою мысль. — Думаю, что вы… простите, ваш кузен…

По тому, как кровь бросилась ему в лицо, она поняла, что ее намеренная оговорка не осталась незамеченной. Уорбертону это сильно не понравилось. Даже голос его зазвучал жестче.

— Вы по закону не имеете права владеть этими вещами, — зло усмехнулся он, — потому что магазин продал их без согласия владельца.

Но Элис не осталась в долгу.

— Повторяю вам, если бы то, что вы говорите, было правдой, мне бы позвонили сами сотрудники магазина и выяснили, как им рассчитываться со мной. И вообще, кто вас знает, может, вы просто хотите перекупить эти вещи для каких-то своих темных целей…

Повисла пауза. Собеседник Элис явно дошел до ручки. Но не может же он расправиться с ней физически?! Неожиданно его голос стал угрожающе мягок и вкрадчив:

— Не будьте смешной!

Он произнес эту фразу так, словно знал доподлинно, как она тайком представляла его без одежды. Элис залилась краской. Подумать только, какая чушь может прийти в голову! Вот черту догадался он, что ли?

3
{"b":"3318","o":1}