ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сварив кофе, Дебра с удовольствием отхлебнула горячий и ароматный напиток и задумалась. Лоуренс не сказал ничего относительно дальнейших планов. Они возьмут интервью, а что потом? Ладно, потом будет видно. Кстати, дорога предстоит дальняя и горячий кофе в пути им не помешает. С этими мыслями она достала термос и залила в него горячего кофе. Получилось по самое горло. Отлично.

Времени было достаточно, и Дебра решила приготовить себе тост. Выглянув в окно, она удостоверилась, что шеф пока не приехал. Это еще больше подняло ей настроение, и, довольная собой, она приступила к завтраку. Все шло по плану.

* * *

Она была удовлетворена своей квартирой, купленной на деньги от продажи родительского дома в Пиблшире, на юге Шотландии, Это было сделано тетей Агатой сразу же после смерти родителей Дебры, а деньги положены в банк под приличные проценты, К тому времени, как Дебра выросла и решила перебраться в Эдинбург, на ее счету оказалась кругленькая сумма, которой хватило не только на квартиру, но и на подержанный “форд”. Ее соседями по дому оказались дружелюбные супружеские пары средних лет, приветливо встретившие девушку.

Время переезда совпало с самыми тяжелыми переживаниями в ее жизни — она только что рассталась с Брайаном. Чтобы скоротать одинокие часы после работы, Дебра занялась обустройством дома. Она покрасила кухню в жизнерадостный желтый цвет, а на окнах появились красочные витражи — результат заботливого и разностороннего тетушкиного воспитания.

Старенький, видавший виды тостер чихнул и, выпустив мощную струю едкого дыма, затих. Дебра поспешно выключила его, боясь спалить не только хлеб, но и весь дом. Какая досада, она осталась без завтрака! В это время раздался требовательный звонок в дверь. Она выглянула в окно и увидела стоящий неподалеку новенький, блестящий “остин”.

В ее планы не входило впускать Лоуренса в дом. Она намеревалась встретить его на крыльце вместе с вещами, но было уже поздно. Сердитая на себя за нерасторопность и на тостер за своенравный и подлый характер, Дебра открыла дверь и увидела на пороге шефа, одетого, как и она, в джинсы, такие же потертые, плотно облегавшие сильные длинные ноги. Она жестом пригласила его войти.

— Я почти готова. Сейчас возьму пиджак, и мы можем ехать.

К ее неудовольствию, шеф не остался стоять в холле, а последовал за ней на кухню.

— У вас проблемы с тостером? — осведомился он, потянув носом воздух. Многозначительно посмотрев на кофеварку, в которой остался кофе, добавил: — Вы не сочтете это за наглость, если я попрошу у вас чашечку кофе?

А что ей оставалось делать? Она достала большую кружку и налила ему кофе. Вот ему, пусть пьет! Лоуренс чувствовал себя на ее кухне как у себя дома, и это страшно нервировало Дебру. Он выдвинул один из стульев, сел и с удовольствием осмотрелся.

— Однако у вас очень уютно.

— Да, — согласилась Дебра. — Но хочу уведомить вас, что не мой любовник купил мне эту квартиру. Она куплена на деньги, доставшиеся мне в наследство. Все честно, ничего противозаконного или непристойного.

— Должно быть, внушительная сумма, — отозвался он, дотрагиваясь до одного из витражей. — Такие вещи стоят значительных денег.

— Я сделала их сама.

Ее слова прозвучали зло и враждебно, словно она всячески старалась отгородиться от человека, удобно расположившегося в ее кухне. Она не привыкла к тому, чтобы еще кто-нибудь помимо нее, не говоря уж о мужчинах, сидел на кухне с таким откровенно хозяйским видом, — это ее злило и раздражало.

— Нам пора ехать, — напомнила она. — Движение…

— Да, — подтвердил Лоуренс и, заметив стоявший на столе термос, вопросительно посмотрел на Дебру.

— Я не в курсе ваших планов на эту поездку, но если нам придется остановиться, то… Словом, в термосе горячий кофе.

— Весьма предусмотрительно. Если верить прогнозу погоды, он может нам пригодиться, — сказал он и уточнил: — Перед отъездом к вам я позвонил в службу метеопрогноза. Они предупредили о непрекращающихся ливневых дождях и усилении ветра на всем побережье, включая Холи-Хилл, в ближайшие два дня.

Эта новость не обрадовала ее. Лоуренс не спеша допил кофе. Дебра взяла кружки и поставила их в раковину, намереваясь вымыть. Тетя приучила ее к тому, чтобы не оставлять после себя грязной посуды или неубранных вещей.

— Где кухонные полотенца, чтобы вытереть их? — Лоуренс задал вопрос, от которого Дебра остолбенела.

Не говоря ни слова, она протянула ему полотенце, а сама протерла разделочный и обеденный столы.

— Очень странно, — пробормотал шеф, наблюдая за ней. — Вот уж никогда бы не подумал, что вы такая хозяйственная.

— Только потому, что у меня женатый любовник?

И сама пожалела, что не удержалась от колкости. Почему ее всегда тянет ответить на его удар двойным ударом? Она видела, что шеф уже не на шутку разозлился, а ведь им ехать в машине Бог знает сколько времени! Не иначе как черт дернул ее за язык упомянуть о своем любовнике!

— Я могу воспользоваться ванной? — неожиданно спросил Лоуренс.

Дебра молча кивнула. Попасть в ванную комнату можно было, только пройдя через единственную в квартире спальню. Аксессуары и кафель в ванной были нежно-персикового цвета. В тон им полотенца, халат и тому подобное — маленький островок женского царства. В спальне рядом с узкой кроватью сидел на стуле большой, уже изрядно потрепанный плюшевый заяц с тряпичной морковкой в лапах — подарок родителей на самую первую годовщину ее рождения, до которой они так и не дожили.

Ее пиджак, кошелек, записная книжка, диктофон и все самое необходимое уже были уложены во вместительную кожаную сумку, висевшую у нее на плече. Дебра стояла в холле и ждала шефа. Тот появился через две минуты, вид был озадаченный…

“Остин” не оправдал ее тайных надежд сесть подальше от Райделла: в нем было всего два передних сиденья. Скрыв разочарование, Дебра потянулась к ручке автомобиля, но Лоуренс опередил ее, вежливо распахнув перед ней дверцу. Их пальцы случайно соприкоснулись при этом, и она замерла от неожиданности.

— Странный какой-то у вас любовник, — флегматично обронил он. — Довольствуется односпальной кроватью, не открывает вам дверцу машины…

Дебра низко пригнулась, чтобы Лоуренс не заметил ее зардевшегося лица, и села в машину. Она и не подумала о том, что он может обратить внимание на ее скромных размеров кровать и сделать такие выводы.

— Ах да, как я мог забыть! Ведь он не остается у вас на ночь, так? — Он занял водительское сиденье. — Неужели, Дебра, вам никогда не хотелось иметь рядом с собой мужчину, которого можно было бы назвать своим и не делить с другой женщиной, имеющей на него законные права? Неужели вас ни разу не мучила совесть за ваши поступки? Разве…

— Все кончено… Мы больше с ним не встречаемся.

Эти тихо сказанные слова буквально потрясли Лоуренса. Он замер на мгновение, а потом повернулся к ней.

— Еще раз… повторите, пожалуйста, еще раз, — сдавленно попросил он.

— Между нами все кончено. Я имею в виду наши отношения…

Ее голос дрожал, воцарившаяся напряженная тишина угнетала.

— Это правда?

Создавалось впечатление, что он не верит ей. Впрочем, ничего удивительного, она и сама не ожидала от себя такого скоропалительного признания. Их вид, напряженный и одновременно растерянный, скорее напоминал сцену выяснения отношений между любовниками, чем разговор начальника с подчиненной. Вновь, в очередной раз, в ее голове всплыл эпизод в кабинете Седрика в тот давний вечер, когда Лоуренс нежно ласкал и целовал ее.

— Когда? — нетерпеливо спросил он.

И тут она вспомнила, почему прежде не говорила шефу правду,, но было поздно. Не может же она открыто объяснить, что ее влечет к нему; как никогда не влекло ни к одному мужчине, включая злополучного Брайана. Случайные свидания, друзья мужского пола, но никаких чувственных прикосновений и ласк…

— Почему вы не сказали мне об этом раньше?

Решив не пропускать его дальше в свою душу, Дебра язвительно ответила:

13
{"b":"3319","o":1}