ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отъезд был намечен на раннее утро, но писательница возражала, чтобы Дебра провожала ее. Дебра заявила, что всегда встает в это время. И это было сущей правдой, потому как она предпочитала прерывать свои кошмарные сновидения, изматывавшие ее больше, чем вся работа предыдущего дня. Обязательным и непременным героем всех этих кошмаров был Лоуренс, неотступно преследовавший ее.

* * *

Дом без Ванессы как-то осиротел. Чтобы не замечать одиночества, Дебра каждое утро прибиралась на кухне, а потом печатала последние записи писательницы. Обычно они делили все домашние обязанности пополам.

К двенадцати часам дня она с удивлением обнаружила, что проголодалась. Приготовив омлет и сварив кофе, села на кухне и стала читать журнал. Ей хотелось дочитать статью, но перед ней постоянно возникал образ Лоуренса.

Неужели она стремилась уехать из Эдинбурга, чтобы укрыться здесь, где была когда-то по-настоящему счастлива? Сама не желая того, она тщательно проанализировала рассказ Роберта. Трудное детство Лоуренса потрясло ее, но Дебра старалась не сочувствовать ему. Ей было понятно его стремление защитить брак Жаклин и Роберта, но средства, выбранные для этого, она не принимала.

Она встала и, обхватив свои похудевшие плечи, нервно прошлась по кухне. Да, здесь, на севере, холоднее. Серые тучи, скопившиеся у горизонта, несли с собой дальнейшее похолодание. Только на прошлой неделе они с Ванессой говорили о Рождестве. По традиции писательница встречала его вместе с семьей племянницы. У Дебры же не было каких-либо планов, кроме как поехать к тете.

Ей пришло в голову, что и она, и Лоуренс стали жертвами сложной, порой очень жестокой жизни. Но разница была в том, что тетя Агата научила ее стойко переносить все тяготы и лишения, в то время как его мать постоянно винила кого-то другого в своих неудачах. Дебра решила не сочувствовать Лоуренсу и его переживаниям. Она хотела стереть его образ из памяти, вычеркнуть из своей жизни навсегда. Но, к сожалению, это было выше ее сил.

Дебра находилась в кабинете, когда услышала скрип тормозов. Она направилась к двери, чтобы узнать, кто приехал, и… увидела приближающегося к ней Лоуренса. Она не была готова к этой встрече и поэтому молча застыла на месте как изваяние.

— Дебра…

Ее имя, произнесенное знакомым хриплым голосом, вывело Дебру из состояния оцепенения. Она отступила назад, за стол, и, чувствуя слабость во всем теле, оперлась об него.

— Дебра, пожалуйста, мне надо с тобой поговорить.

— Роберт все уже рассказал мне, — тихо ответила она. — Тебе нечего добавить.

Он выглядел бледным и похудевшим. В глазах отражалась плохо скрываемая боль. Он вытянул вперед руку, словно просил о помощи.

— Дорогая, пожалуйста, позволь мне поговорить с тобой.

Его голос, умоляющий и надрывный, пронзил каждую клеточку ее тела. Зная, что не должна смотреть на него, она все же не смогла отвести от него взора, а когда их взгляды встретились, увидела в его глазах безграничное отчаяние. При слове “дорогая” ее начало трясти, щеки покрылись румянцем, а во взгляде появилась боль, смешанная с яростью.

— Дебра, прости меня за мои нелепые обвинения. Все эти дни я места себе не находил. Я…

Она не могла больше слышать его взволнованных слов, видеть перед собой бледное, изможденное лицо. Она вообще не могла больше слышать его голос. Отвернувшись от него, Дебра тихо произнесла:

— Я прощаю тебя. А теперь, пожалуйста, уйди.

Затаив дыхание, она ждала, что вот-вот он коснется ее. Но Лоуренс стоял, не двигаясь с места. Наступившая тишина зловеще затянулась.

— Ты правда хочешь, чтобы я ушел? — бесцветным голосом спросил он, наконец нарушая молчание.

— Нет, я желаю, чтобы ты остался и в очередной раз унизил меня! — истерично вскричала она, глядя на него глазами, полными ненависти и муки. — Естественно, я хочу, чтобы ты ушел. Я вообще была категорически против твоего приезда сюда. Знаешь, ты все-таки прав: у меня была связь с женатым мужчиной…

— Да-да, я все знаю.

Дебра опустила голову. Знает? Но откуда? Ах да, конечно же, все рассказал Роберт.

Вдруг она услышала, что он уходит: шаги медленно удалялись. Да, он сделал так, как она просила. Он покидал ее. Струя холодного воздуха проникла в кабинет. Это означало, что Лоуренс открыл дверь. Все в ней противилось его отъезду и призывало задержать и не отпускать. Вот дверь закрылась, взревел мотор автомобиля…

Не в силах смотреть, как он уезжает, Дебра прошла в гостиную. Роберт оказался прав: она не поступилась своей гордостью, но какова этому цена? То, что Лоуренс назвал ее “дорогой”, еще ничего не означает. Кроме того, он сам когда-то сказал ей, что не испытывает к ней никаких чувств, кроме ненависти и презрения.

Свернувшись калачиком на диване, она с головой окунулась в переживания собственной несчастной любви. Да, ей ничего не остается, как признаться в том, что она любит Лоуренса и будет любить всегда, даже вопреки чему бы то ни было.

9

Когда сильные мужские руки бережно перевернули ее, Дебра поняла, что в комнате не одна. У дивана на коленях стоял Лоуренс и смотрел на нее взглядом, полным отчаяния и страданий.

— Дорогая моя, прошу тебя, не надо! Я не могу видеть твоих мучений! — Он обнял ее лицо ладонями, покрывая его нежными поцелуями.

Крайняя слабость не позволила ей оттолкнуть его, и она едва слышно запротестовала:

— Прекрати… Остановись… Лоуренс, мне не нужна твоя жалость.

— Нам надо поговорить.

— Нам не о чем разговаривать. — Она была готова на все, лишь бы он не видел ее в таком состоянии. Не скрывая горечи, Дебра произнесла: — Ты уже и так все сказал, помнишь?

— Пожалуйста, не напоминай мне. Ты не представляешь, как я казню себя за это…

— Отчего же, не представляю?! Роберт мне обо всем поведал, — торопливо перебила она. — Не понимаю, зачем ты вернулся. Если за прощением, то я уже сказала тебе, что прощаю. Рассказ Роберта о твоем прошлом помог мне понять, почему ты так рьяно встал на защиту их брака.

— Нет, я приехал сюда не за этим. Дебра, посмотри на меня…

С этими словами он повернул ее лицо так, что она была вынуждена заглянуть в его глаза.

Они были черными от страдания. Ее сердце подскочило, когда он тихо произнес:

— Я люблю тебя. Я должен признаться тебе, я люблю тебя.

— Ты же сказал, что безразличен ко мне, — сдавленно прошептала она.

— Я лгал…

Она внимательно вглядывалась в его лицо, стараясь отыскать на нем хоть малейший намек на розыгрыш или обман, но не увидела ничего, кроме отчаяния и страданий. И все же ей не верилось, что он говорит правду.

— Нет, ты не можешь любить меня, потому что у меня была связь с женатым мужчиной, — сказала Дебра обреченно. — Понимаешь, я…

Лоуренс дрожащей рукой прикоснулся к ее губам, заставляя умолкнуть.

— Не надо, не говори ничего. Прошу тебя, ни слова.

— Но ведь это правда, — слабо запротестовала она. — Брайан…

— Я в курсе. Я встречался с твоей тетей. — Дебра ждала, что он скажет еще. Она не предполагала, что он встретится с тетей.

— Я был у нее после того, как ты не появилась на работе. Мы долго и обстоятельно поговорили. Я рассказал ей, как жестоко и несправедливо обошелся с тобой, а она поведала мне всю историю с Брайаном.

— Тетя Агата?! Но ведь она ничего не знала?!

— Полагаю, что она знает о тебе намного больше, чем ты думаешь. Она поведала мне о своем беспокойстве, когда поползли слухи о твоей связи с Брайаном, и о том, как расстроилась, когда ты сообщила ей об отъезде. Тетя поняла, почему ты так решила, и гордилась тобой. — Лоуренс отвернулся и как-то блекло произнес: — Я видел и его. Не найдя тебя нигде, я решил, что ты…

— Что я уехала к Брайану?!

— Но я был на грани помешательства, — честно признался он. — Мне нужно было найти тебя. Вместо Брайана я разговаривал с его женой, и она рассказала мне все, что произошло. Что сначала вы были с ним любовниками, но ты даже и не подозревала, что он женат.

27
{"b":"3319","o":1}