ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жена между нами
Как спасти или погубить компанию за один день. Технологии глубинной фасилитации для бизнеса
Народный бизнес. Как быстро открыть свое дело и сразу начать зарабатывать
В открытом море
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Популярность. Как найти счастье и добиться успеха в мире, одержимом статусом
Заветный ковчег Гумилева
Прочь от одиночества
Грани игры. Жизнь как игра
A
A

Дебра пребывала в мятежном состоянии духа, настроение было далеко не праздничное. Обвинить тетю Агату в несостоятельности ее, Дебры, сексуального воспитания не позволяла совесть. Вне всякого сомнения, в наследство от далеких предков, кроме непослушных кудрей, зеленых глаз и бледной кожи, Дебре достался свободолюбивый характер искательницы правды. Надо же было так случиться, что именно ее отчитали на первом же собрании!

Нет, все, что новый шеф говорил на совещании, было разумным и полезным для сотрудников журнала. Она задумалась над тем, сколько ей удастся продержаться во “Вью” под руководством Лоуренса Райделла, столь явно продемонстрировавшего сегодня свою антипатию к ней. Да и к другим он был не очень-то дружелюбно настроен. Из его слов можно было понять, что их ждут большие перемены как в стиле и методах работы, так и в направленности журнала. Только странно, почему его серые, холодные, как стальной клинок, глаза все чаще останавливались на ее лице. И уж совсем непонятно, почему в конце выступления он позволил себе высказаться в ее адрес весьма гадко и недвусмысленно.

— Тому, кто намерен сделать себе карьеру в нашем журнале, следует запомнить, что работа должна стоять на первом месте. — Обратившись непосредственно к ней, он резко добавил: — В свете вышесказанного, мисс Макуитер, предлагаю вам либо найти другую работу, либо сменить любовника.

В зале раздался смешок, коллеги-мужчины стали выразительно поглядывать на нее и подмигивать. Дебра покраснела. На работе у нее была репутация серьезной и рассудительной девушки, не любившей распространяться о своей личной жизни. Одной фразой этот несносный Лоуренс уничтожил образ скромницы, извратив его до неузнаваемости, и она ничего не могла сказать в свою защиту. Ей было известно, почему именно она стала главной мишенью нового шефа — этого крупного, атлетически сложенного мужчины, пребывавшего в тот день в очень плохом настроении. Если учесть субботнее происшествие… Да, просто ей не повезло. Кто бы мог предположить такую развязку? Ведь Седрик с Брендой и она, Дебра, вращались в несколько разных кругах. Если бы только знать!.. Нет, что говорить, все равно субботний день не задался с самого утра…

Плечом закрыв входную дверь, Дебра поставила на стол коробку. Та была настолько большой и неудобной для переноски, что руки затекли. Она подумала, что надо будет сварить кофе, немного отдохнуть после утомительного похода в магазин, переодеться и потом — в дорогу.

Сколько раз Дебра зарекалась полагаться на Бренду, каждый раз говорившую, что все будет по-домашнему. Вот и в тот раз крестная, пригласив ее на празднество в самый последний момент, пообещала, что оно будет посемейному скромным. Как выяснилось чуть позже, все гости ожидались в смокингах при бабочках или в национальной шотландской одежде, но никак не меньше! Дебре повезло: в магазине вечерней одежды, находившемся неподалеку от ее дома, ей сказали, что у них много платьев ее размера, притом любого цвета и фасона, Это было настоящей удачей, потому что стройной как тростинка девушке купить что-либо подходящее всегда весьма сложно.

Перемерив уйму нарядов, она остановила свой выбор на неброском, но в то же время элегантном, стального цвета платье: ее привлекли простой классический фасон и отсутствие какой-либо вычурной отделки. Это соответствовало ее настроению, ведь она предпочла бы вообще никуда не ходить. Но ее отсутствие на торжестве вызвало бы у Бренды массу вопросов и подозрений. А вот именно этого ей как раз и хотелось избежать, потому что их отношения и без того были весьма необычными: то они близкие, не разлей вода, подруги, то смертельные враги. Но самое удивительное заключалось в том, что в основе столь странной любви-ненависти лежали искренняя симпатия, сочувствие и взаимопонимание.

— Не бойся жить, — часто говорила ей Бренда. — Просто лови момент и наслаждайся им. Жизнь коротка, чтобы тратить ее на ненужные переживания и утомительные страдания. Человек не настолько богат, чтобы так расточительно распоряжаться отведенными ему годами.

— Дебра не столь легкомысленна, как вы, американцы, ведь мы с ней — шотландцы, — вступался за нее Седрик.

Но в его словах помимо гордости угадывалась и легкая горечь.

Именно сейчас, когда Дебра разочаровалась в том, что считала чистым и светлым, когда нежные чувства оказались растоптанными, а доблестный рыцарь показал себя трусливым ничтожеством, ей было особенно больно и горько. Может, во всем виновато пуританское воспитание? Недовольная своим депрессивным состоянием, Дебра поспешила в ванную, переоделась и наскоро причесала непослушные огненно-рыжие кудри. Вечернее платье и подарок для Бренды она отнесла в машину, затем включила охранную сигнализацию. Теперь можно в путь.

По ее предварительным подсчетам она должна была приехать к Гамильтонам примерно в полдень. Весь день она будет помогать в подготовке званого обеда, а потому Бренда не сможет устроить ей допрос с пристрастием, вечером же сама хозяйка будет занята гостями. Вот и прекрасно, значит, надо просто пережить этот вечер. Слава Богу, раньше она ничего не рассказывала крестной о Брайане, тем самым избежав расспросов.

Брайан… Господи, опять она думает о нем! Дебра не была чрезмерно сентиментальной по отношению к детям, но нежелание Брайана исполнять свои отцовские обязанности, стремление избежать какой-либо ответственности глубоко потрясли ее. Как человек может так легко отказываться от того, что является частицей и его самого?! Но теперь между ними все кончено, пора забыть его, перевернуть новую, чистую страницу жизни и жить дальше.

Легко сказать, а вот сделать… Бренда, разумеется, обо всем догадается, когда увидит свою расстроенную крестницу, и засыплет вопросами. Тут уж не отвертеться от проницательной женщины. Лучше думать сейчас о чем-нибудь приятном, о работе, например. Кстати, Роберт высоко отозвался о ее последнем интервью, пророча дальнейшие успехи. По его словам, перед ней открываются необозримые горизонты. Но беда в том, что он собирался покинуть “Вью”, а его место должен занять Лоуренс Райделл. Каким начальником будет этот американец, долгое время мотавшийся по свету и передававший информацию из самых “горячих” точек планеты?

Дебра, да и другие сотрудники, не без любопытства прочитали его досье, когда узнали, что он приходит на смену Роберту. Новому начальнику было тридцать четыре года, он был холост. Сначала это несколько удивило их, но потом они вспомнили, что он был военным корреспондентом, и все встало на свои места: такие редко женятся и чаще других разводятся. Он занимал пост главного редактора некоторых ведущих канадских и американских газет, а сейчас должен был возглавить “Вью”.

Сотрудники шутили по поводу казарменного юмора и железной дисциплины американца, но никто из них не знал, с чем в действительности им предстоит столкнуться. Новый шеф обладал грозной репутацией волевого и решительного человека и. неограниченными полномочиями: он имел право смещать и назначать служащих по своему усмотрению, перестраивать работу в журнале на свой лад. Эту последнюю информацию им удалось раздобыть по своим, неофициальным источникам. В общем и целом они пришли к заключению, что он квалифицированный журналист, радеющий за дело и вполне земной.

По правде говоря, все это мало волновало Дебру, искренне сожалевшую об уходе Роберта. Кое-кто из сослуживцев иногда подшучивал над ее благоговением перед ним, но никто, знавший начальника хорошо, не усмотрел бы в их отношениях ничего, кроме профессионального интереса, и тем более чего-то предосудительного. Все знали, что Роберт безумно любит свою жену и всецело предан ей и семье: он оставил любимую работу ради них. Какие еще требуются доказательства его любви?

— Жаклин права, утверждая, что журналисты — плохие мужья, — сказал как-то он Дебре. — Сейчас, когда сыновья подросли, они остро нуждаются во мне. А я же их вижу лишь по выходным. Мне следует уделять больше времени своей семье.

Роберт тоже был воспитан на старых принципах морали и долга, и за это Дебра особо преклонялась перед ним. Она знала, что ей будет не хватать его как начальника и наставника, да и просто как старшего верного друга.

3
{"b":"3319","o":1}