ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дорогая! Какое красивое платье! Тебе очень идет!

— В магазине перепутали и дали мне не то, что я выбрала, — мрачно отозвалась Дебра. —Это совсем не мой стиль.

— О, душечка, если бы ты видела себя со стороны! — восторгалась крестная. — Это платье просто создано для тебя. Ты в нем… неотразима. Да-да, именно неотразима. С одной стороны, оно романтическое, а с другой — сдержанно-классическое. Мужчины будут от тебя без ума.

— Вот этого я и боюсь, — буркнула Дебра. — Бренда, я не могу идти в нем.

— Если у тебя в запасе есть другой вечерний наряд, то тогда переоденься, — сухо посоветовала крестная, едко прибавив: — Знаешь, ты ведь не старенькая тетя Агата, которой такое платье просто не по возрасту. Оно модное и тебе очень идет. Все-таки ты уже женщина, а не ребенок. Так хоть раз в жизни оденься и веди себя, как подобает красивой взрослой женщине! Прежде чем Дебра успела ей возразить, Бренда ушла. Неужели и на других людей она, Дебра, производит впечатление маленькой девочки? А, собственно говоря, из-за чего возник этот разговор? Из-за какого-то платья?! Подумаешь, перепутали в магазине! Она гордо подняла голову. Значит, Бренда не верит, что она уже выросла и может вести себя как настоящая женщина. Что ж, посмотрим! Полная решимости доказать, что она способна на многое, Дебра спустилась вниз.

Несмотря на роскошные смокинги и вечерние платья, обстановка в зале была непринужденной. Многих гостей, старых знакомых Седрика и Бренды, она знала и потому чувствовала себя с ними уверенно. Натолкнувшись на Тимоти, она услышала, как тот тихо присвистнул.

— Ого! Что произошло с тобой, Рыжик? — задорно поинтересовался он. — Уж не добрая ли фея подарила тебе это сказочное платье? А хрустальные туфельки она не забыла?

— Не мели чепухи! — ответила она, уязвленная откровенным восхищением в его оценивающем взгляде. — И не смотри на меня так!

— Правильно, правильно, нечего глазеть, — вмешалась подошедшая к мужу Фиона и дружески улыбнулась Дебре. — Мне очень нравится твое платье. Тебе хорошо, ты стройная и можешь позволить себе такие наряды.

— Чепуха, милая, ты у меня стройнее всех, — нежно заверил ее муж и вновь обратился к Дебре: — А ты подумала о последствиях, к которым может привести такой наряд. Если нет…

— Перестань дразнить ее, — одернула его Фиона, стараясь увести мужа в сторону.

Взяв под руку жену, он удалился, но было поздно. Непоправимый вред душевному спокойствию Дебры уже был нанесен. Теперь все ее мысли были заняты тем, чтобы найти укромный уголок и затаиться там до конца вечера. Да, как всегда тетя Агата была права: мужчины прежде всего обращают внимание на то, как женщина одета. Правильно говорят, что они любят глазами.

Как правило, у нее не оставалось свободного времени, чтобы регулярно посещать магазины и следить за своим гардеробом. В одежде ее привлекало то, что было практично и удобно. Вечно занятый репортер не мог позволить себе такой роскоши, как следить за модой или выглядеть величественно. “Величественно” — слово-то, какое архаичное!

Она с тоской посмотрела на себя в ближайшее зеркало. Его витая золоченая рама придавала ее отражению именно величественный вид. На Дебру взирала гордая и печальная русалка из сказки, страдающая от утраченной любви.

Последний разговор с Брайаном велся на повышенных тонах и носил агрессивный оттенок. И, несмотря на то что она полностью разочаровалась в своем избраннике и рассталась с ним, в ее душе остался горький осадок, мешавший радоваться жизни.

Дебра пересекла холл и прошла в кабинет Седрика, старательно избегая по пути знакомых из числа гостей. Когда Гамильтоны только что въехали в дом, эта комната была в ужасном запустении, лишь старания строителей и реставраторов смогли вернуть ей прежний блеск и уют. Вся обстановка кабинета, включая занавеси на окнах, говорила не столько о богатстве владельцев дома, сколько об их стремлении сделать его удобным для проживания, работы и отдыха.

Неожиданно дверь кабинета открылась и восторженный голос Роберта произнес:

— Святые небеса! Ты потрясающе…

— Пожалуйста, не надо, — взмолилась она. —С меня довольно похвал относительно моего внешнего вида. Тимоти уже выразил восхищение по поводу моего чудесного превращения из Золушки в Принцессу.

Ее тон был непозволительно резок, и она смутилась, понимая, что Роберт не виноват в случившейся ошибке с платьем. Она извинилась за свою несдержанность.

— Прости меня за резкость.

— Все в порядке, и никаких извинений. По правде говоря, ты действительно великолепна в этом платье. Просто я чаще видел тебя в джинсах и свитере. Вот уж не знал, что ты знакома с Гамильтонами.

— Седрик и Бренда очень близкие мне люди, они же и мои крестные. А Седрик и мой покойный отец дружили со школы. В общем, они знают меня с самого рождения. Должна признаться, я тоже не подозревала, что ты их знаешь.

— Я-то не очень хорошо, а вот Жаклин и аренда подружились, когда Гамильтоны переехали сюда. Наши семьи новички в этих местах, к тому же соседи. А в кабинет я зашел, чтобы отдохнуть от праздничного шума. Я всегда недолюбливал вечеринки.

Но он всегда с готовностью пойдет на торжество, если того захочет его жена, подумала Дебра. Роберт всегда нежен, внимателен к ней и преданно заботлив. Дебра в душе позавидовала Жаклин: если бы Брайан был таким же, как ее муж… Не сдержав эмоций, она тяжело вздохнула.

— Что-то не так? — встревожено спросил Роберт. — Знаешь, я часто думал о тебе в последние дни. Если тебя беспокоит смена руководства журнала, то зря, даю тебе слово. Я рассказал о твоих талантах и потрясающей работоспособности Лоуренсу Райделлу. Допускаю, что он непростой человек, но честный и порядочный.

— Это… Нет, это не из-за работы.

Она посмотрела Роберту в лицо, сожалея о своей несдержанности, и поняла, что он обо всем догадался.

— Любовные переживания, да? — сочувственно произнес он. — Может быть, лучше поговорим о них?

Дебра мотнула головой, едва сдерживая слезы. Да что с ней такое случилось?! Тетя Агата всегда учила ее управлять своими чувствами, а она готова вот-вот расплакаться…

— Ну, расскажи, не может же все быть так безнадежно. — Он по-отечески обнял ее, прижимая к плечу, и она разрыдалась. — Не переживай же ты так! Кто бы он ни был, он не заслуживает тебя. На свете много достойных мужчин, девочка моя. Кроме того, у тебя впереди блестящая карьера…

Мягкий, успокаивающий голос, постепенно обволакивая ее, вернул утраченное самообладание, и ей стало стыдно за устроенную ею истерику.

— Не волнуйся, все будет хорошо. Вот увидишь.

Она оторвалась от его плеча и увидела, как кто-то быстро прошел мимо раскрытой двери кабинета. Испугавшись, что кто-нибудь войдет и застанет их обнимающимися, Дебра отстранилась от Роберта и слабо улыбнулась.

— Я была круглой дурой. Ты прав, он не стоит моих слез.

— Вот и отлично. Иногда бывает полезно поплакаться бывшим начальникам в жилетку. Иначе, чем им заниматься в отставке, как не утешать своих бывших подчиненных и не раздавать им советы.

— Я поднимусь к себе и умоюсь.

— У тебя, кроме красивого лица, есть нечто более важное, а именно светлая и умная голова, — сказал он с чувством. — Кто бы ни был этот человек, он не достоин даже стоять рядом с тобой.

Улыбнувшись на прощание, Дебра вышла из кабинета и торопливо поднялась к себе. Придирчиво осмотрев раскрасневшееся лицо, она заново наложила макияж, припудрила нос, подкрасила ресницы. Вид был вполне приличный. Все хорошо, если не считать того, что обычно она пользовалась косметикой крайне редко. Но ничего не поделаешь — вынужденная необходимость. Дебра спустилась вниз, напоминая себе о том, что сегодня день рождения Бренды и она не должна портить ей праздник. Как назло первой навстречу ей попалась именно крестная.

— С тобой все в порядке? — спросила она, подозрительно косясь на нее.

— Да, все отлично. Я и не знала, что вы дружите с моим бывшим шефом, Робертом…

5
{"b":"3319","o":1}