ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Едва они вошли в фойе, как Линда, взглянув на часы, сказала:

— Прошу меня извинить, но мне пора идти. У шефа очень загруженный день, какие-то встречи и еще Бог знает что.

Это сообщение обрадовало Дебру, так как означало, что она с Лоуренсом сегодня уже не встретится. Она вдохновенно принялась за работу.

Последние несколько недель она трудилась над материалом об одном писателе, потрясшем своим романом “Прошлое позади” весь литературный мир и собравшем хвалебные отклики критики. Этот автор никому не давал интервью, вел затворническую жизнь, обитая предположительно где-то на севере Шотландии, в глухом селении. Издательство, связанное с ним договором, сообщало весьма скудные факты о его биографии. В прессе высказывались предположения, что он станет новым лауреатом премии Букера. Дебра мечтала получить у этого писателя эксклюзивное интервью и уже вела переговоры с его издателями. Ей посчастливилось установить контакт с одним, вернее одной, из редакторов, лично знавшей о го нелюдимого автора.

— Он очень скрытен, не любит появляться на публичных мероприятиях, но я постараюсь говорить его, — пообещала издательница.

Когда Дебра пришла на работу во “Вью”, у нее не было непосредственного начальника и на отчитывалась только перед Робертом, практически всегда одобрявшим все ее изыскания . проекты. Такая независимость и свобода действий ей нравилась.

Она была поглощена работой, когда зазвонил телефон. Взяв трубку, она услышала голос Линды и поняла, что что-то случилось.

— Дебра, Лоуренс хочет видеть тебя в своем кабинете немедленно.

Ни разу за все время работы под руководством Роберта тот не вызывал ее к себе в кабинет так спешно. Но что толку сравнивать день и ночь!

Стараясь скрыть волнение, она вошла в приходящую. За машинкой, низко склоняясь, сидела Линда и что-то быстро печатала. Не отрываясь от дела, она кивнула на дверь кабинета шефа.

— Проходи, он ждет.

Гадая о том, что может случиться с ней потом, она открыла дверь. Предположим, он уволит ее. Потерять свою должность сейчас означало остаться безработной на весьма неопределенное время. Вакантные места в других респектабельных изданиях просто так на дороге не валяются.

На привычном для нее месте Роберта теперь сидел Лоуренс, поглощенный изучением каких-то бумаг и не обративший на нее никакого внимания. Дебра неподвижно стояла, храня молчание. Затем он нарочито внимательно читал и подписывал какие-то письма, рассчитывая, видимо, проверить ее выдержку. Ладно, она докажет ему, что этим ее не пронять. Наконец он оторвался от документов и посмотрел на нее, по-прежнему невозмутимо стоявшую у двери.

Взгляд его источал презрение и с трудом скрываемую ярость. Дебра заметила это сразу и поняла, что для него самое страшное — когда поражена его гордость, задето мужское самолюбие. Именно это она и совершила в субботу на дне рождения своей крестной. Теперь поздно сожалеть о содеянном, решила она. Ей и раньше приходилось расхлебывать последствия своего импульсивного поведения. Не в первый и, видать, не в последний раз. Такова, наверное, ее участь.

— Садитесь.

Это прозвучало скорее как приказ, а не как предложение. Дебра вздрогнула и осталась стоять.

— Оказывается, мисс Макуитер, вы не только распутная, но к тому же еще и глухая.

Она хотела уже шумно возмутиться и дать соответствующий отпор, но успела вспомнить, что перед ней стоит не просто коллега, а ее начальник, и послушно села.

— Превосходно. А теперь, когда я ознакомился с прежними методами руководства журналом, я намерен внести кое-какие изменения. И начну с того, что отныне вы будете моим помощником.

Дебра была потрясена, услышав о своем новом назначении, и в ответ не сказала ни слова. Но бледность ее лица и негодующий взгляд были красноречивее любых слов.

— Считайте это перегруппировкой кадров, а не понижением в должности, — ядовитым тоном произнес Лоуренс.

Конечно же это было понижением по службе.

— А моя работа?!

— Насчет вашей работы нам предстоит еще разговор, мисс Макуитер, — сухо сказал он, доставая папку из-под кипы документов. — Здесь все материалы, подготовленные вами за время работы в журнале. Умные статьи и грамотно составленные комментарии, затрагивающие животрепещущие проблемы современного общества. Честно признаюсь, я не ожидал увидеть под ними вашу подпись, полагая, что женщине вашего склада ума и поведения не свойственно столь глубокое знание и всестороннее освещение проблем.

Что он хочет этим сказать? Неужели он думает, что кто-то другой писал все эти заметки и статьи? На время она лишилась дара речи.

— Я в курсе, что вы не были любимицей Роберта в том смысле…

— И вы считаете, что это он писал за меня материалы? — перебила она, уловив, к чему он клонит.

— То, что я считаю и думаю, к делу не относится, — отрезал он. — В интересах дела, пока я не удостоверюсь сам в ваших возможностях и способностях, отныне вы будете работать под моим ежедневным контролем и руководством,

— Редактируя ваши опусы? — ядовито поинтересовалась Дебра. — А вы не боитесь, что я украду их и продам в другой журнал?

— Что ж, попробуйте, — злорадно улыбнулся шеф. — Но мой долг предупредить, что мне как раз нужно законное основание, чтобы уволить вас.

Ей показалось, что ее окатили ледяной водой с головы до ног. Потеря работы сейчас, когда у нее нет запасных путей, когда проблема занятости журналистов вообще весьма остра, означала крах всей жизни и надежд на будущее. Журнал “Вью” был одним из самых респектабельных журналов, и быть уволенной из него равносильно концу карьеры. Дебре стало страшно.

— Итак, с завтрашнего утра вы работаете здесь. Все обговорено, и ваш стол будет перенесен сюда сразу же, как закончится совещание. Я намерен лично контролировать все проекты, над которыми вы в настоящее время работаете.

И он склонился над бумагами, предоставляя Дебре самой решать, уходить ей или оставаться. Но она была словно парализована. Лоуренс поднял голову и холодно посмотрел на нее.

— Чего вы ждете, мисс Макуитер?

В состоянии полной прострации, Дебра покинула кабинет шефа и вышла в приемную. Линды там не оказалось. Хоть в этом повезло: не будет никаких расспросов.

Дебра незаметно пробралась к себе. Сев на стул, она попыталась проанализировать ситуацию. Ей казалось невероятным, что Лоуренс по сути дела обвинял ее в плагиате. Роберт никогда бы так не поступил! А почему она сидела и терпела, пока новоиспеченный шеф обливал ее помоями? Надо было возражать, спорить с ним. Что толку махать кулаками после драки? Если она хочет сохранить работу, то должна доказать ему, на что способна, что он ошибался. Нет, это все очень несправедливо! Но такова жизнь. Единственным утешением было то, что стрелки часов показывали начало шестого, а это означало конец рабочего дня. Закутавшись в плащ и подняв воротник, Дебра вышла из своего кабинета и столкнулась в фойе с шефом.

— Уже уходите, мисс Макуитер? — осведомился он, многозначительно глядя на часы. — Наслаждайтесь последним свободным вечером, потому что с завтрашнего дня вы узнаете, что такое настоящая работа.

3

Чуть позднее, в тот же день, Дебра писала письмо Бренде, в котором благодарила за прекрасный праздник, как вдруг раздался телефонный звонок. Она нахмурилась, потому что немногие знали ее домашний телефон. Одним из этих людей был Брайан, а ей было бы неприятно услышать сейчас его голос. Она уже не любила его и даже питала к нему отвращение за то, что он, используя ее как прикрытие, решил расстаться со своей женой, оставив ту с ребенком на руках. Она неохотно взяла трубку.

— Дебра, это ты? — послышался женский голос, и она с облегчением вздохнула.

— Дорин! — Дебра узнала голос той, что работала в издательстве и обещала устроить интервью.

— Я подумала, что тебе захочется узнать последние новости об Уильяме Весте.

Уильям Вест и был тем самым писателем, об интервью с которым мечтала Дебра. Разговор с новым шефом напрочь вышиб ее из колеи.

8
{"b":"3319","o":1}