ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Послушай, по-моему, он начинает сдаваться. Он приезжал в Эдинбург в пятницу, и я разговаривала с ним. Ты слышишь меня?

Дебра заверила Дорин, что внимательно слушает ее. Тем временем она попыталась выбросить из головы слова Лоуренса о том, что теперь ей придется работать под его неусыпным контролем и только над теми проектами, которые выберет он сам. Помня о его карьере военного корреспондента, она пребывала в уверенности, что интервью с талантливым писателем, автором бестселлеров, покажется ему скучным и неинтересным. Естественно, он предпочел бы опубликовать интервью с каким-нибудь лидером террористов.

— Я…

— Слушай внимательно, — нетерпеливо перебила Дорин. — Уильям останется в городе до конца этой недели, и я уговорила его встретиться с тобой. Потому-то и звоню. Ты сможешь организовать ужин в ресторане “Ройал” сегодня вечером?

Ужин в “Ройале”?! Дебра быстро прикинула.

— Так да или нет? — торопила Дорин.

— Да-да, конечно могу. В какое время?

Уже закончив разговор, она сообразила, что не предупредила Дорин о возможном закрытии этого проекта в связи со сменой руководства журнала. Но Дебра буквально грезила этим интервью с Вестом и не могла просто так отказаться от него.

Предстоящая встреча с известным писателем может многое решить в ее судьбе, и она очень придирчиво выбирала наряд для нее. Он не должен быть вызывающим или агрессивным, ведь надо расположить собеседника к себе. Однако не оденется же она в потертые джинсы и свитер, отправляясь в ресторан “Ройал”?! В конце концов выбор пал на шелковое черное платье — подарок крестной на минувшее Рождество. Утонченность кроя и элегантный фасон делали его неприметным и в то же самое время нарядным. Кроме того, она всегда любила черный цвет.

Примерив платье, Дебра пришла в ужас: не может быть, чтобы она похудела за одно утро! Из зеркала на нее смотрела изможденная особа, на лице которой оставались лишь огромные зеленые глаза и пухлые губы. Проклятый Лоуренс Райделл! Это все из-за разговора с ним. Да и она сама хороша: сколько раз Роберт говорил ей, что надо, уметь постоять за себя и быть напористой. Порой ей казалось, что журналистика и цинизм идут рука об руку.

Она пришла в ресторан в назначенное время и, следуя указаниям Дорин, попросила провести ее в бар. Людей в баре было немного, и она сразу увидела приятельницу. Но Уильяма Веста не было и в помине. Дорин сидела с пожилой дамой, приветливо улыбнувшейся журналистке. Дебра ответила вежливой улыбкой, скрывая свое разочарование. Видимо, Вест передумал и не пришел.

Только сейчас, когда писателя не оказалось в условленном месте, она поняла, что нуждалась вовсе не в интервью, а во встрече с этим замечательным человеком, тонко чувствовавшим чужое горе и сопереживавшим своим героям. Дебра читала его романы и восхищалась им как истинным художником. В какой-то степени он был близок ей.

Она посмотрела на Дорин и ее соседку и вновь улыбнулась. Дама улыбнулась в ответ.

На вид ей было за пятьдесят, аккуратная стрижка, волевое лицо, одета опрятно и со вкусом. Дорин и она были увлечены беседой, когда появилась Дебра, и та, решив не мешать, молча ждала окончания разговора, не высказывая никаких претензий по поводу отсутствия Веста. Однако взгляд, которым обменялись собеседницы, насторожил ее. Мало понимая происходящее, она продолжала молча ждать.

— Дебра, позволь мне представить тебе Ванессу Бернард, известную под псевдонимом Уильям Вест.

— Уильям Вест?! — Глаза Дебры расширились от удивления.

Конечно, это не первый раз, когда женщина-автор использует мужской псевдоним. Самым ярким примером можно считать романистку Аврору Дюпен, известную под именем Жорж Санд. Но Дебре не верилось, что женщина может так хорошо разбираться в мужской психологии. О чем она открыто и поведала дамам.

— В этом как раз и заключается моя проблема, — сказала писательница. — Я только что закончила вторую часть романа “Прошлое позади” и опасаюсь, как бы мое настоящее имя и пол не повлияли на судьбу книги.

— Ванесса считает, — вмешалась Дорин, —что издательское дело остается одним из бастионов мужского шовинизма и отношение к женщинам-писательницам в обществе чересчур насмешливо снисходительное. Она предпочитает скрываться за мужским именем, полагая, что именно при этом условии ее романы будут беспристрастно оценены критикой. Не согласиться с ней я не могу.

Дебре были понятны опасения Ванессы, и ее мозг лихорадочно искал пути выхода из щекотливого положения.

— Я всегда отказываюсь давать интервью, но мне понравились статьи, написанные вами обо мне. К тому же Дорин много рассказывала о вас как о незаурядной личности, и я решила сделать исключение. Теперь вы знаете, в чем состоит моя дилемма. Если я отвечу на ваши вопросы…

— Но я буду задавать вопросы не Ванессе Бернард, а Уильяму Весту, — поспешно перебила Дебра,

Ее собеседницы непонимающе уставились на журналистку. Им было неясно, куда она клонит, и обе они молчали.

— Смотрите, — стала торопливо объяснять Дебра. — Читателям известно, что автором романа “Прошлое позади” является Уильям Вест. И именно о нем они хотят знать как можно больше. Их не интересует ничто другое, и мы воспользуемся этой возможностью и обойдем все острые углы, чтобы не раскрывать вашу тайну.

— То есть вы хотите сказать, что я могу дать интервью от лица мужчины, написавшего этот роман? — догадалась Ванесса. — Но будет ли это честно?

— Вполне. Все зависит от того, как построить интервью. Можно сделать акцент на вашем творчестве и не касаться личной жизни или каких-то деталей. Наш журнал придерживается такой линии. Читателям будет интересно узнать, что заставило вас взяться за перо, о вашем отношении к писательскому труду, литературе и жизни вообще…

— Что ж, если так подходить к этому… — Писательница явно колебалась. — Послушай, мне надо подумать. Завтра я уезжаю к себе омой. Если надумаю, то позвоню вам и мы оговоримся о встрече. Больше ничего конкретного я пока обещать не могу.

Дебра не стала ее убеждать, боясь спугнуть. Ее журналистская интуиция подсказывала, что надо набраться терпения и подождать. И тогда сюжет получиться не только захватывающее эксклюзивное интервью, но и интересный материал для более подробной статьи. Поднявшись из-за стола, она распрощалась с дамами, оставив их наедине обсудить кое-какие деловые вопросы, и направилась к двери.

Пробиваясь к выходу, она ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. Кто-то буквально ее глазами. Ей пришлось пропустить официанта с подносом и одну молодую супружескую пару. Неожиданно вставшая из-за стола полная женщина неловко толкнула Дебру, развернув ее на сто восемьдесят градусов, принесла извинения и неторопливо вышла. А Дебра осталась нос к носу с Лоуренсом Райделлом, занимавшим ближайший столик. В глазах шефа читалось уничтожающее презрение и еще что-то, чего распознать она не смогла. Вспомнив, он жарко обнимал ее в кабинете Седрика, его нежные и страстные поцелуи, Дебра покраснела. Что за напасть такая: куда бы она ни пошла, везде встречает его?! Рядом с ним сидела привлекательная блондинка и кто-то еще, о он никого не замечал, а смотрел прямо на Дебру. Пожалуй, эта блондинка ему вполне подходит, вместе они очень даже неплохо смотрятся, отстраненно решила Дебра и, отвернувшись, невозмутимо вышла из бара.

Уже в такси она пообещала себе, что не позволит шефу вторгаться в ее личную жизнь и диктовать свои условия. Работа есть работа, там она — его подчиненная, но все, что происходит за пределами издательства, его не касается. Ее личная жизнь — это ее личная жизнь, и никто не вправе распоряжаться ею, кроме нее самой.

Все вроде бы получилось как нельзя лучше с интервью. Оставалось лишь ждать звонка писательницы. Казалось бы, можно успокоиться, но подсознание хранило в памяти нежные прикосновения Лоуренса к ее груди, его поцелуи и ласки. Сон в ту ночь, после того как она вернулась из ресторана, был прерывистым и тревожным. Дебра просыпалась несколько раз, чувствуя безудержное влечение к этому мужчине, испытывая болезненные ощущения неутоленной страсти. Господи, как сильно она ненавидела его и как же сильно желала! Видимо, придется смириться и с этим.

9
{"b":"3319","o":1}