ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впервые Дженетт узнала о существовании Висенте в тот день, когда он занял отведенное ей место на стоянке. Зная из прессы о людях, умерших в результате приступа ярости во время дорожных происшествий, она стиснула зубы и, с великим трудом отыскав свободное место на переполненной парковке, бросила лишь недовольный взгляд на дорогую красную машину захватчика, вокруг которой уже толпились восхищенные юнцы.

Дальнейшие события отнюдь не улучшили ее настроения. Не успела Дженетт снять плащ, как один из коллег сообщил, что ее кабинет занят важным посетителем, которому потребовалось сделать несколько телефонных звонков.

– Так что же мне теперь делать? – растерянно спросила Дженетт, собиравшаяся заняться работой, не терпящей отлагательств. – И кто он такой?

– Висенте Перрейра… возможно, самый влиятельный из бизнесменов, когда-либо окончивших это учебное заведение, – объяснил коллега. – Он так богат, что его припаркованный здесь автомобиль вполне мог бы быть сделан из чистого золота. К тому же он собирается финансировать постройку нового лабораторного корпуса. Поэтому хорошо еще, что ему не понадобилось для своих нужд все наше здание.

– Перрейра… – повторила Дженетт, поскольку фамилия показалась ей знакомой. – У меня есть студентка по имени Маргарита Перрейра.

– Его младшая сестра действительно учится у нас, – подтвердил коллега.

Немного смягчившись, она решила подождать у дверей своего кабинета. В самом начале семестра Маргарита сильно тосковала по родному дому, о чем в слезах призналась Дженетт, к которой сразу же почувствовала душевное расположение…

– Почему? – раздался из-за неплотно закрытой двери протяжный голос, в котором слышался явный иностранный акцент. – Не спрашивай меня почему, Элейн. Мы с тобой приятно провели время, но рано или поздно всему хорошему приходит конец. Я вовсе не обещал хранить тебе верность…

Дженетт недовольно поморщилась. В очередной раз какая-то несчастная женщина оказалась отвергнутой высокомерным негодяем с камнем вместо сердца в груди. Она собралась было отойти подальше, как в коридоре появился декан факультета профессор Мартин, сопровождаемый скучающего вида блондинкой. В это же время из кабинета вышел высокий черноволосый мужчина. Бросившаяся навстречу ему блондинка схватила его за руку и начала нашептывать что-то интимное. А выступивший вперед профессор представил Дженетт незнакомцу.

– Рад познакомиться, доктор Барнетт, – промолвил Висенте Перрейра после некоторой паузы.

– Я тоже, мистер Перрейра, – ответила она и, посмотрев ему в лицо, забыла обо всем на свете.

Взгляд обрамленных длинными ресницами прекрасных черных глаз, казалось, пронзил ее насквозь, заставил сердце замереть в груди. На какой-то момент Дженетт перестала видеть что-либо вокруг, кроме него.

По счастью, инициативу перехватила его подруга, встав между ними в буквальном смысле слова. Осознав совершенную ею оплошность, Дженетт покраснела. Висенте Перрейра был очень богатым и уверенным в себе любителем женщин, то есть одним из тех мужчин, знакомства с которыми она всячески избегала. Он попытался было поддержать дальнейший разговор, однако Дженетт, избегая опасного взгляда, отвечала скупо и односложно и вскоре, сославшись на недостаток времени, поспешно скрылась в безопасности своего кабинета.

Дня через три, читая лекцию, основанную на результатах своих последних исследований, Дженетт заметила, к своему крайнему изумлению, сидящего на заднем ряду Висенте Перрейру и чуть было не поддалась панике. По окончании лекции, дождавшись ее вместе со своей сестрой, он пригласил Дженетт на обед. Она попыталась вежливо отказаться.

– Пожалуйста! – взмолилась Маргарита, живая и непосредственная брюнетка. – Все знают о вашей застенчивости, но Висенте хочет всего лишь поблагодарить вас за внимание, проявленное ко мне.

– Неправда. Мне доставит удовольствие ваше общество, доктор Барнетт, – возразил Висенте, адресуя ей свой чарующий взгляд.

Боясь обидеть его сестру, Дженетт приняла приглашение. Во время обеда, до которого она почти не дотронулась, Висенте задал ей несколько вопросов интимного свойства, от ответа на которые она уклонилась.

Позднее, когда Маргарита заторопилась на лекцию, Дженетт попыталась уйти вслед за ней, однако была остановлена словами, в которых слышалась насмешливая обида:

– Почему вы решили, что я вам не нравлюсь?

– С чего вы это взяли? – воскликнула она, поразившись, однако, его проницательности.

Впрочем, Дженетт и сама не знала, что на это ответить, прежде всего потому, что никак не могла разобраться в своих чувствах. Не признаваться же, что с момента их первой встречи не было и минуты, когда бы она не думала о нем? Он был для нее незнакомцем, и вместе с тем между ними сразу же установилась некая мистическая связь…

Затем Висенте пригласил Дженетт на ужин, предоставив выбрать дату самой и лишив ее тем самым возможности отказаться, сославшись на ранее назначенную встречу с кем-либо другим. Подобное выражение личного интереса поразило Дженетт, считавшую свое влечение к нему явлением односторонним.

– Я нахожу вас очень красивой, – сообщил Висенте с довольством мужчины, способного читать тайные женские мысли.

– Но я вовсе не красива! – возразила она, уверенная, что его слова представляют собой дежурный, ничего не значащий комплимент.

Затем, вполне искренне заверив Висенте в том, что не встречается с мужчинами, и менее искренне в том, что в ее отказе нет ничего личного, Дженетт ретировалась.

В течение двух следующих недель он каждый день присылал ей цветы, прекрасные нестандартные букеты, настоящие произведения искусства. На третью неделю появился сам с упакованным в корзину для пикников холодным обедом. Войдя в ее квартирку, Висенте с полнейшим хладнокровием накрыл великолепный стол и впоследствии, уже уходя, вновь попросил назначить время встречи.

– Вы просто сумасшедший, – пробормотала Дженетт в полной панике. – Зачем такому человеку, как вы, желать встречи со мной?

– Я просто не в состоянии думать ни о чем ином.

– Все это лишено элементарного здравого смысла.

– Но вы тоже думаете только об этом, – незамедлительно нанес Висенте ответный удар. – Здравый смысл не имеет к таким вещам никакого отношения.

Однако Дженетт считала по-другому. Никогда не гоняясь за невозможным, она прекрасно осознавала границы своей привлекательности.

Но он продолжал звонить, хотя и не слишком часто, и Дженетт начала ожидать этих звонков, огорчаясь и тревожась, если тех долго не было. Их телефонные разговоры выглядели весьма занимательными, совсем не опасными, и она отказывалась признаваться себе в том, что ее привязанность к нему становится все сильнее, что отнюдь не способствовало спокойствию духа и работоспособности.

Дженетт даже не подозревала, что Висенте намеренно и планомерно преодолевает ее сопротивление, до той самой вечеринки по поводу завершения курса учебы Маргариты, на которой увидела его с другой женщиной. Только тогда, с душой, разрывающейся от горя при виде подобного предательства, она вынуждена была признать всю степень своей эмоциональной привязанности к Висенте Перрейре…

Устремив невидящий взгляд в окно лимузина, Дженетт вернулась от тяжелых воспоминаний прошлого к внушающему еще большие опасения настоящему. Каковы ее истинные чувства к мужу? Ведь стоило появиться признанию Николь Сежурн, как желание увидеться с Висенте стало столь нестерпимым, что все остальные дела показались совершенно неважными. Слов нет, элементарная порядочность требовала немедленно извиниться перед ним за все, сказанное два года назад. Однако явилось ли это единственной причиной столь спешной поездки?

Вопрос был весьма неприятен, и все же Дженетт заставила себя дать на него искренний ответ… И эгоистичность своего поведения заставила ее устыдиться. Как только препятствие в виде мнимой виновности Висенте в измене оказалось устранено, ей захотелось его вернуть. Точнее, самой вернуться к нему. Совершенно не подумав о последствиях, она ринулась сюда в отчаянной надежде спасти их брак, пока не стало слишком поздно. Разве не это было истинным мотивом ее поступка? Оставалось лишь надеяться, что Висенте не догадался о ее глупых тайных мечтах. Но значит ли это, что она должна вернуться домой, следуя его приказу? Неужели больше ничего нельзя сделать?

7
{"b":"3320","o":1}