ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Существует и еще одно немаловажное обстоятельство, — отрывисто проговорил Айвор. — В отличие от моего дяди, я не хочу изолировать себя от окружающих. Ни я, ни, тем более, Гейл не желаем, чтобы все здешнее общество объявило нам бойкот, узнав, что мы оставили вас без крыши над головой.

— Никто так не подумает, — запротестовала Кристи.

В ответ он иронически улыбнулся.

— Вы очень наивны, если считаете так. Но мне кажется, что на самом деле вы прекрасно понимаете, каким сочувствием проникнутся к вам люди в этом случае… Юная, всю свою жизнь окруженная родительской заботой семнадцатилетняя девушка внезапно становится сиротой… К тому же она горда и чувствительна… Я уверен, что не одно сердце будет испытывать сострадание к вам.

Кристи побелела от ярости.

— Кто вам все это рассказал?

— Ну, кое о чем я сам догадался.

— Мне не нужна ваша жалость, — произнесла она непреклонно.

Смотреть на него девушка не могла, но молчание становилось таким напряженным, что в конце концов ей пришлось поднять взгляд.

— Я так и не думал, — сухо заметил он. — Мало того, я был заранее готов к тому, что вам вообще от меня ничего не надо. Так ведь, Кристи? Вам легче остаться бездомной, чем принять от меня конкретное, разумное и деловое предложение. А раз вы отказываетесь от него, то чем это можно объяснить, если не гордыней? Или, может быть, мой дядя прав, полагая, что вы хотите во что бы то ни стало вышвырнуть его из коттеджа?

— Нет! — решительно проговорила Кристи, но тут же увидела в его взгляде удовлетворение и поняла, что попала в очень хитро расставленную ловушку.

— Следовательно, у вас есть какие-то более серьезные причины для отказа? — с хорошо продуманным нажимом спросил Айвор.

Кристи не питала на его счет никаких иллюзий. Она не сомневалась, что он будет гнуть свою линию.

Девушка встала, оставив на столике недопитый чай.

— Да, именно так. Более серьезные соображения.

Холдейн проводил ее до машины и, прежде чем она захлопнула дверцу, успел положить руку ей на плечо.

В этом на первый взгляд нежном прикосновении на самом деле было утверждение своей власти над нею, и, когда Кристи осознала это, дрожь пронзила все ее тело.

— Ох уж эта Кристи! — пробормотал Айвор себе под нос. — Она глянула на него с изумлением, а он продолжил:

— Вам обязательно надо следить за своим рационом. Худеть больше нельзя.

— Почему? Потому что мужчины не любят худышек? — произнесла девушка с вызовом и вдруг поняла, что выдала себя.

— Так вы худеете для того, чтобы к вам не приставали? — спросил он, смерив ее испытующим взглядом. — Да, об этом я тоже наслышан. Но в чем же причина того, что вы и близко к себе не подпускаете представителей сильного пола? Мне интересно было бы это узнать, Кристи. Что за этим кроется? Страх?

— Вовсе нет! — рассерженно выпалила она.

— Отлично! — И Айвор вдруг улыбнулся ей так, что она почувствовала себя на седьмом небе.

Что означало это “отлично”? — размышляла Кристи всю обратную дорогу домой. Впрочем, у него есть Гейл… Да и мне он совсем ей не нравится…

Глава 6

Проснувшись, Кристи обнаружила, что лежит в той самой позе, в какой уснула, и поняла, что спала очень крепко. Она глянула на циферблат будильника.

Десять часов! Нет, не может быть. Она же ранняя птаха и никогда не просыпалась так поздно. При этом у нее почему-то не было ощущения, что она выспалась.

Девушка лениво зевнула и сладко потянулась под пуховым одеялом, но тут же решительно сбросила его и вскочила.

Вероятно, она расслабилась потому, что Айвор Холдейн предложил надежный выход из положения. Теперь можно прекратить все дела с агентами и остаться хозяйкой этой квартиры.

Но почему он пошел на это? Ясно, что не ради нее. Из-за дяди? Ради спокойствия Гейл? Судя по ее фотографии, вряд ли она сумела бы поладить с Юджином Айшемом. Хотя Айвор вчера не говорил об этом, Кристи подозревала, что он достаточно проницателен, чтобы разобраться в характере своего дяди, и уже убедился, что этот старик из тех, кому неприятности и скандалы доставляют своего рода удовольствие и кто ради этого способен поступать вопреки здравому смыслу.

От рождения ли Юджин таков, или всему виной преклонный возраст, перенесенные обиды, долгое одиночество?.. — вдруг задумалась Кристи. Возможно, это своего рода месть миру, который отверг его, ведь все нелюдимы склонны сгущать краски и превратно толковать действительность.

Тут девушка вспомнила, что в последнее время ее тоже стали считать нелюдимкой. Неужели она скоро станет похожей на Юджина Айшема?

При этой мысли ею сразу овладело беспокойство и смутное желание отказаться от всего, что стало привычным. Да, но ведь так можно зайти слишком далеко, остановила себя Кристи, и холодок тревоги пробежал у нее по спине.

Конечно, она любит одиночество и дорожит своей независимостью, но разве есть в ней что-то от чудаковатых отшельниц, какими принято рисовать старых дев и незамужних женщин не первой молодости? Разве это плохо — любить размеренность и порядок? Правда, когда эти принципы ставятся превыше всего на свете, когда не остается желания все пересмотреть и изменить, то…

Хватит думать об этом, приказала себе Кристи, а то воображение заведет меня Бог знает куда!

Она энергично выдвинула ящик и достала кроссовки.

Утро было пасмурным и довольно прохладным.

Девушка немного размялась возле дома и побежала по улице, сразу почувствовав, как к ней возвращается бодрость.

Эти пробежки, промелькнуло у Кристи в голове, как и многие другие ритуалы, способствуют тому, что я уверенно чувствую себя в обществе и ни у кого не иду на поводу. Нельзя допустить, чтобы кто-то возобладал надо мной, сумел себе подчинить! Впрочем, сейчас вообще не время задавать себе такие серьезные вопросы. Надо переключиться на что-нибудь…

И вдруг перед ее мысленным взором снова возник Айвор Холдейн. Почему ей так тяжело о нем думать? Тут же охватывает предельное возбуждение, начинается неистовое сердцебиение…

— Да, — тихонько охнула Кристи, — случилось то, чего ты так боялась. Ты полюбила Айвора. Этого уже нельзя отрицать.

Итак, анализировала она свои ощущения, любое воспоминание о нем рождает в тебе мгновенный отклик. Мысли о доме, работе, друзьях и развлечениях всегда словно рассекали твою жизнь на составные части, а как только ты начинаешь думать об Айворе, она становится цельной и гармоничной.

Дядя? Покой Гейл? Или все-таки я ему небезразлична? — спрашивала себя девушка. А может, даже желанна?.. Нет, не может быть, тут же мысленно возражала она. У него на уме что-то другое… Однако в любом случае следует признать, что мы больше не враги. Иначе Айвор не предложил бы выкупить у меня коттедж. А может быть, ему все-таки хочется мне понравиться? Или он желает угодить только своей Гейл?

Это имя и мгновенно всплывший в памяти образ на фотокарточке привели Кристи к окончательному убеждению, что у Айвора есть твердые, непреложные обязательства по отношению к этой женщине.

Да, но почему я постоянно напоминаю себе об этом? — задумалась она.

Кристи расплатилась за газеты, твердо решив пренебречь восхищенным взглядом продавца, и пробежала еще несколько ярдов. Закончив пробежку, она отправилась в обратный путь — подъехала пару остановок автобусом, а оставшуюся часть прошла пешком, и, уже подходя к подъезду, заметила стоящий во дворе “лендровер”.

Странно, что я наткнулась на него взглядом, как будто ждала увидеть, сказала себе Кристи. Вид у этого автомобиля был отнюдь не броский, и среди других машин попадались куда более кричащие цвета, модели и названия… И все же я заметила его сразу же.

Тут дверца распахнулась, и Айвор, выбравшись из-за руля, двинулся ей навстречу.

Кристи тяжело дышала, как рыба, выброшенная на берег, а ее губы стали суше бумаги. Конечно, это можно было объяснить физической перегрузкой, но она знала, что на самом деле причиной такого состояния является идущий по направлению к ней с приветливой улыбкой на лице человек.

15
{"b":"3321","o":1}