ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И в этот самый момент Кейт заметила на карте крестик, обозначавший хижину пастуха. Хижина должна быть где-то выше по склону, примерно в миле от того места, где она сейчас находится, решила Кейт. Судя по обозначениям на карте, тропинка к хижине должна идти вверх вдоль каменной стены. Оставалось найти эту стену и идти вдоль нее.

Туман сгущался и, что еще страшнее, холод становился все сильнее. Волосы Кейт стали влажными, пальцы заледенели. Она встала, и туман заклубился вокруг нее, ограничивая видимость в пределах пяти шагов.

И тут Кейт приняла решение. Она не могла рисковать жизнью, пробираясь по горной тропе над самой пропастью, но и возвращаться назад было слишком опасно. Итак, оставалось либо найти хижину, либо стоить и ждать, пока туман рассеется. Ждать, возможно, придется до самого утра. Но так можно получить обморожение, а то и вовсе замерзнуть. От этой мысли у Кейт засосало под ложечкой.

Снова и снова сверяясь по карте, Кейт медленно двигалась к стене, ведущей к хижине. Наткнувшись на булыжную поверхность рукой, она испустила шумный вздох облегчения и тут же снова заглянула в карту. Она понимала, что любая ошибка в такой ситуации может оказаться роковой. Если это не та стена… Нет, кажется, все в полном порядке. Остается пройти примерно милю — это примерно полчаса, а с учетом тумана — все сорок минут пути!..

Кейт посмотрела на часы, запоминая время, и твердо решила не обращать внимания ни на какие помехи и двигаться только вперед. Через полчаса вся одежда на ней была мокрой от пронизывающего насквозь ледяного тумана. Из-за холода и страха зубы Кейт отбивали чечетку. Джинсы, прилипнув к ногам, стали тяжелыми, как кандалы каторжника, и только куртка защищала сейчас Кейт от того, чтобы промокнуть окончательно. Видимость сократилась до расстояния протянутой руки. Куда ни кинешь взгляд — везде клубится туман, словно какой-то невидимый колдун насмехается над ее неспособностью разогнать эту бесплотную, непроницаемую завесу. Только темно-серая стена справа от Кейт помогала ей справиться с паникой.

Да благословит Господь Кевина, давшего ей целый ряд драгоценных советов на такие случаи, и эту самую стену, мысленно повторяла Кейт. Без этой стены она ни за что бы не поняла, в правильном ли направлении движется. Правда, не раз и не два ее подмывало оторваться от стены и с диким ревом отчаяния ринуться наугад в серую мглу в наивной надежде одним усилием вырваться из этого кошмара.

Кейт забиралась все выше и выше. Каждый шаг давался ей с огромным трудом: мышцы йог начали болеть, она задыхалась, и лишь усилием воли не позволяла себе впасть в полное отчаяние. Она шла уже добрых сорок минут, но не было даже намека на хижину. Что, если она наткнулась на другую стену, что, если?..

Кейт была на грани истерики, когда прямо перед ней вырос из тумана маленький серый домик. Она выпрямилась, и слезы облегчения и благодарности потекли по ее лицу. Слава Богу! Слова эти уже готовы были слететь с губ Кейт, когда, споткнувшись, она полетела лицом вперед, на мгновение оторвавшись от стены — ее проводника и спасителя. Восстановив равновесие и снова нащупав стену, она поняла вдруг, что сильно похолодало, и почувствовала, что джинсы и куртка покрылись тоненькой корочкой льда.

Хижина оказалась простым каменным сооружением, причем совсем небольшим. Внутри она, скорее всего, оснащена приспособлением для растопки печи, газовой плитой с баллоном бутана и минимальным запасом пищи. Кейт знала об этом от Кевина, который не раз уговаривал ее участвовать в сборе денег на оборудование этих спасательных пунктов. Теперь Кейт с запоздалым раскаянием подумала, что никогда больше не станет уклоняться от этой благородной работы.

Обнаружив дверь, Кейт толкнула ее, и в голове у нее мелькнули сразу две мысли: первая, что в хижине царит блаженное тепло, а второе, что сторожка кем-то уже занята. В очаге горел огонь, на веревке сохли толстые шерстяные носки и джинсы. В воздухе витал аромат стряпни, кажется бобов, и более аппетитного запаха она в жизни не ощущала. Лицо Кейт расплылось в улыбке при мысли о том, что не ее одну туман загнал в это убежище, но улыбка сменилась шоком, когда сидевший к ней спиной человек встал и обернулся.

— Джейк! Что ты здесь?..

Скорее от потрясения, чем от чего-то другого, голова у нее пошла кругом. В то же мгновение Джейк поймал ее запястье и в бешенстве крикнул прямо в ухо:

— Кейт, какого черта?.. Ты что, шла за мной по пятам?

— Шла по пятам?! — Глаза Кейт негодующе сверкнули. — Чего ради я бы стала делать это? Вот уж кого не рассчитывала увидеть здесь, так это тебя!

— А что же тогда ты здесь забыла?

— Мы с Кевином собирались совершить прогулку по горам, но его срочно вызвали к роженице, — усталым голосом сказала Кейт и, стянув с рук рукавицы, торопливо протянула ладони к огню. — Когда он позвонил, я уже оделась для экскурсии и решила, что прогуляюсь одна. А когда попала в туман, поняла, что единственный выход — отсидеться до утра в хижине.

— А ты изменилась, — услышала она за спиной насмешливый голос Джейка. — Та Кейт, которую я знал, уселась бы там, где застал ее туман, и билась бы в истерике, ожидая, пока бедняжку найдут и спасут!

Той Кейт было двадцать лет, и она ко времени своего замужества не успела толком понюхать жизни, — парировала Кейт. — Не забывай, что ты повел под венец свежеиспеченную выпускницу колледжа! Мне пришлось научиться держать себя в руках, потому что другого выхода не было. Точнее, ты не оставил мне другого выхода. А сидеть на тропе и ждать помощи — это ж просто глупо, особенно если учесть, что я никого не предупредила о своем походе в горы.

— Тебе не кажется, что ты поступила опрометчиво? — холодно поинтересовался Джейк. — Пер вое правило путешественников по горам — проинформировать о своем уходе и дать хотя бы примерное описание предполагаемого маршрута.

— Я бы так и сделала, но Мэг сегодня нет дома, мне некому было сообщить о своем намерении.

— А Кевин? Разве он не станет беспокоиться по поводу твоего отсутствия дома вечером?

— Кевин? — Кейт залилась краской. — Лучше скажи, как Рита отпустила тебя от себя — да еще в горы?

Джейк никак не прореагировал на ее выпад.

— Ты промокла, — тоном прокурора сказал он, — и тебе нужно как можно скорее снять с себя эти мокрые тряпки!.. Ну же, Кейт! — насмешливо добавил он. — С каких это пор ты стала меня стесняться? Во-первых, я видел тебя во всех видах, а во-вторых, я не клюю на женщин, для которых секс — всего лишь оружие в борьбе с сильным полом.

— Ко мне это не относится! — вспыхнула Кейт.

— Ты отказывалась спать со мной, — возразил Джейк. — Более того, отказывалась рожать мне детей.

— Лишь потому, что мне было непереносимо приводить ребенка в этот мир, в мир, который ты и тебе подобные всеми силами приближают к катастрофе. Подумать только, смерть, разрушение, боль…

— …были, есть и будут непременным спутником человеческой цивилизации, — сказал Джейк, и в его голосе она уловила недобрую нотку. — Можно подумать, будто что-то изменилась бы в мире, если бы я выбрал себе другую профессию!

Он покачал головой, и на губах его мелькнула сардоническая усмешка. Отблески пламени? плясали на резко очерченном, словно вырубленном из камня, лице Джейка, придавая ему зловещее, демоническое выражение.

— Ты отвергла не мою работу, а меня, Кейт! Мне нужно было сразу понять, что ты слишком инфантильна и слишком подвержена всяческим доморощенным теориям, которые вбивала в твою голову Норма…

— Теориям о равенстве мужчин и женщин, ты это хотел сказать? — с горечью переспросила Кейт. — В них ты никогда не верил, не так ли, Джейк? И если уж говорить о тебе, то я для тебя была лишь прислугой — женщиной, которая всегда под рукой…

— Не прислугой, — резко возразил он, — но и не равной, по крайней мере, в том смысле, которое вкладываешь в это слово ты. Нельзя сделать мужчин и женщин равными друг другу, Кейт, у тех и у других свои достоинства и свои слабости, мы и созданы для того, чтобы дополнять друг друга. Я нисколько не сомневаюсь в способностях и жизнестойкости женщин, просто чувствую, что представительницам слабого пола в мире, скроенном под мужчин, — а наш мир именно таков, — нужно принести слишком много жертв, чтобы добиться успеха. У женщины, имеющей детей и одновременно делающей карьеру, жизнь — постоянный, причем жестокий, выбор между семьей и профессиональным долгом. Я видел, как это происходит, и в этом все дело. Возьми для примера ту же Риту. Будь она мужчиной, все вокруг восхищались бы ее сексуальностью, способностью безоглядно добиваться исполнения желаний, но она — женщина, и другие женщины недолюбливают ее за те самые качества, которые они ценят в мужчине. Что касается Нормы, то она вбила тебе в голову, будто брак должен быть полной гармонией двух сердец, потому что сама всю жизнь стремилась к этому. Однако абсолютно гармоничного брака не существует в природе, потому что люди изначально несовершенны. В результате, что бы я ни делал, я всегда оказывался плохим в твоих глазах, и ты оскорблялась на меня уже за то, что я дарю тебе сексуальное удовлетворение.

10
{"b":"3323","o":1}