ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А что, для тебя это имеет какое-то значение? — Джейк сложил бумаги в папку и двинулся к себе в кабинет. Кейт невольно последовала за ним.

— Разумеется, имеет! По крайней мере, для меня, — горячо заговорила она. — Вулертон — мой дом, здесь я заново начала свою жизнь, и не хочу рисковать своей репутацией. А между тем благодаря тебе я…

— …помечена клеймом вавилонской блудницы? — насмешливо спросил Джейк. — Решительно не понимаю, почему ты так паникуешь, Кейт. С каких пор стало неприлично заниматься любовью со своей законной женой? — Он поймал руку Кейт и прикоснулся губами к ладони. — Знаешь, тебе нужно объявить во всеуслышание о том, что мы являемся мужем и женой, и тогда библейская грешница в одно мгновение превратится в праведницу, — пробормотал он. — Разумеется, мы два года не жили вместе…

— Возможно, у тебя за это время женщины в постели не переводились, — возмутилась Кейт, — что же касается меня…

Она осеклась, но было уже поздно.

— Вот как? Это уже интересно, — с наигранным удивлением проговорил Джейк. — Ты хочешь сказать, что у тебя со времени нашего разрыва не было ни одного мужчины?

Зазвонил телефон, и Джейк, прошептав крепкое словечко, схватил трубку. Кейт в бессильной ярости повернулась к окну. Она видела, как загорелись глаза Джейка, стоило ей проговориться о своем монашеском образе жизни. Наверняка он злорадствовал бы еще больше, узнав, что был единственным любовником в ее жизни, единственным мужчиной, которого она вообще желала видеть своим любовником!

Ошеломленная собственными мыслями, Кейт устремила невидящий взгляд в окно и не услышала даже, что Джейк закончил говорить. Когда он положил руку ей на плечо, она невольно вздрогнула и, медленно повернувшись, с грустью посмотрела в усталое лицо Джейка.

— Уже поздно, я едва держусь на ногах. Подожди еще четверть часа, и я отвезу тебя до мой, — сказал он глухо.

Кейт хотела возразить, но он властным жестом остановил ее.

— Не надо, Кейт, у меня и без того тоскливо на душе. Знаешь, чего я хочу сейчас больше все го? — спросил он хрипло. — Приехать домой к женщине, которая обрадуется мне и будет давать мне силы, вместо того чтобы тратить их на бесконечные войны мнений и выяснение отношений.

— У тебя всегда под рукой есть Рита! — фыркнула Кейт.

Джейк отрицательно покачал головой.

— Рита из тех, кто хочет брать, ничего не давая взамен. Железная воля и полное равнодушие к окружающим, не говоря уже об отсутствии элементарной женственности, не той, которую ты имеешь в виду, а другой, о которой мечтает в душе всякий мужчина. Она складывается из безоглядной любви и способности принять тебя таким, какой ты есть. Боже милостивый, что я говорю! — пробормотала он устало. — И с кем я об этом говорю! Ты представления не имеешь о тех вещах, про которые я только что упомянул!

Кейт вздрогнула, как от удара в лицо. На мгновение ей показалось, что сердце ее вот-вот разорвется от боли и отчаяния. Никогда прежде Джейк не говорил с ней так, и ей показалось, что на несколько секунд он приоткрыл ей ту частицу своей души, которую все предыдущие годы прятал от нее. Прятал, потому что любил ее не настолько сильно, чтобы довериться полностью. Что значит, “не настолько сильно”, саркастически спросила себя Кейт. Он просто не любил ее…

Уже дома Кейт поняла: корень зла в том, что она отдала свою душу человеку, который никогда ее не любил и никогда не полюбит. Именно это, а не политические разногласия или житейское упрямство, явилось причиной катастрофы их семейной жизни и ее нынешних мучений.

Глава 7

— Ну, что тебе сказать? Мне это платье безумно понравилось еще в прошлый раз. Оно очень идет тебе! — заявила Мэг, когда Кейт появилась в гостиной в новом наряде.

Был рождественский сочельник, и Мэг ждала Мэтта, который должен был заехать за ней и отвезти на ферму. Кейт тоже собиралась на праздничную вечеринку к Алану и Мэри. Кевин предлагал подбросить ее на своей машине, но Кейт рассудила, что его наверняка снова куда-нибудь вызовут, а потому решила ехать сама.

Она надела платье от Диора, в котором была на вечере у Кевина. Открыв шкатулку с драгоценностями, Кейт никак не могла решить, какое украшение ей предпочесть. Наконец она остановила свой выбор на двойной нитке жемчуга, пристегивающейся к платью антикварной застежкой с большим сапфиром, который оттенял синеву ее глаз.

— Ты похудела, — критически заметила Мэг. — Кейт, это, конечно, не мое дело, но…

В этот момент в дверь позвонил Мэтт, и Кейт так и не узнала, что хотела сказать ей подруга. Впрочем, она не горела желанием узнать это.

Помахав на прощание рукой, она мысленно поблагодарила Мэтта за то, что он позволил ей хотя бы недолго побыть одной. Кейт была не слишком расположена обсуждать свои чувства даже с любимой подругой, которой абсолютно доверяла.

Кейт подошла к камину и взяла с его полки цветистую открытку от Нормы. Тетушка прислала очередной чек и это небольшое послание, в котором впервые за два года не было ни слова о Джейке. Неужели Норма знает, что ее пасынок здесь, в долине?

Задумчиво покусывая губу, Кейт накинула на плечи шубку из лисы и, проверив, не забыла ли она ключи, двинулась к своей машине. Ей не хотелось оставаться одной в пустом доме. Несмотря на развешенные тут и там украшения, он выглядел совершенно не по-рождественски.

Конечно, холодильник у нее был забит по случаю праздника всяческой снедью, но все эти хлопоты почему-то не радовали Кейт. Она страшилась наступления первого утра Рождества, да и вообще праздники были ей в тягость.

Почему? Ведь она уже встретила без Джейка два Рождества, так отчего же теперь у нее такое скверное настроение? Не потому ли, что они не встретят его вместе? Нет, конечно, нет, убеждала себя Кейт. Просто она не может больше заниматься самообманом: прошло два года, а она любит Джейка так же, как в день свадьбы, а может быть, и сильней. Без Джейка ее жизнь лишалась чего-то очень важного, и каждый день, прожитый без него, еще больше растравляет ей душу.

Мотор, к облегчению Кейт, завелся с первого раза. В последние несколько месяцев машина то и дело барахлила, и Кейт старалась ею не пользоваться. Выезжая со стоянки, она дала себе слово, что в ближайшее время сдаст машину в ремонт.

Погода перед Рождеством выдалась ясная. Три морозные ночи подряд сковали землю льдом и покрыли голые ветви деревьев пушистым нарядом из инея. Но в сочельник луну и звезды скрыли набежавшие из-за гор облака. Направляясь к дому Алана и Мэри, Кейт обнаружила, что пошел снег.

В горле у нее застрял комок. Сколько раз в детстве она мечтала о том, как встретит Рождество в окружении своей собственной большой и дружной семьи. Ей хотелось сейчас смеяться и плакать одновременно. Она боялась,, что на вечеринку придет и Джейк, боялась и очень хотела этого.

Несколько машин уже стояли полукругом напротив дома Алана и Мэри. Снег уже начал прикрывать белым ковром гравийную дорожку и пятна прошлогодней травы на обочине. Кейт направилась к украшенной разноцветными гирляндами двери гостеприимного дома Спрингс-филдов.

После шумных и радостных приветствий немного смущенная и разрумянившаяся Кейт вошла в большую гостиную. Алан обходил гостей, предлагая им херес, и Кейт взяла бокал, чтобы хоть чем-то занять руки.

Взгляд ее затравленно метался по комнате, пока она не увидела Джейка, сидевшего в дальнем углу рядом с Ритой. Сначала Кейт обрадовалась, что у Джейка уже есть спутница, а значит, он не будет приставать к ней. Но почти тут же она почувствовала, что сходит с ума от ревности.

— Кейт, ты в порядке? У тебя такой бледный вид, — услышала она голос Кевина.

— Более чем в порядке! — с преувеличенным оживлением ответила она.

Кевин сокрушенно покачал головой, и Кейт поняла, что он ей не поверил.

— Гм! Ты похудела, и вид у тебя усталый… Он окинул ее профессиональным взглядом врача, и Кейт не выдержала и едко спросила:

— Ну, и каков будет диагноз, доктор?

21
{"b":"3323","o":1}