ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тоже мне, острячка! — с улыбкой парировал он. — Диагноз прост: либо ты перетрудилась, либо… — Он помолчал. — Либо влюбилась.

Кевин не на шутку перепугался, увидев, как Кейт побледнела.

— Кейт, Бога ради, прости меня! Я брякнул не подумав, а это все…

— …сущая правда, — со вздохом призналась Кейт.

Кевин немедленно перевел взгляд на Джейка и Риту.

— Я понимаю, что веду себя как девчонка, влюбленная впервые в жизни, но… — Она помолчала. — Надеюсь, никто, кроме тебя, не заметил этого.

— Думаю, никто, — сказал Кевин, глядя на нее добрыми и печальными глазами. — Просто одному влюбленному легче почувствовать страдания другого. Извини, Кейт! И забудь все, что я тебе только что сказал, хорошо? Мне, должно быть, ударил в голову херес. Он у Алана отменно крепкий.

Глаза Кейт затуманились от слез, и она открыла сумочку, чтобы достать носовой платок. Что, черт возьми, сегодня происходит со мной? — тоскливо подумала она.

— Боже, любовь моя, мне так жаль, — с болью в голосе сказал Кевин. — Вот что, пожалуй, никто нас не хватится, если мы удалимся на веранду на пару минут. Тебе нужно немного проветриться.

Он провел ее через толпу веселящихся гостей и открыл застекленную дверь. Открытая веранда, на которой летом Алан и Мэри любили устраивать вечеринки, была вся покрыта снегом.

Обычно отсюда открывался захватывающий вид на долину и горы, но сейчас в снежной мгле можно было различить только смутные очертания деревьев в саду.

Кевин закрыл дверь, и звуки праздничной вечеринки разом смолкли. Потоптавшись возле плетеных летних стульев, запорошенных снегом, он неуверенно сказал:

— Зря я тебя повел сюда, ты совсем замерзнешь. На, возьми!.. — И он начал снимать с себя пиджак, но Кейт отрицательно покачала головой.

— Нет, я в полном порядке. И огромное спасибо тебе за то, что ты пришел ко мне на помощь. Не знаю, что со мной творится сегодня вечером. В какие-то моменты мне хочется смеяться, а через секунду я готова зареветь. Должно быть, гормоны разыгрались, доктор, — попыталась пошутить она, но Кевин лишь грустно покачал головой.

— Нет, — сказал он мягко, — это душевная боль, а причина ей стара как мир — любовь. Ты влюблена в Джейка, правда, Кейт?

— Да, — еле слышно ответила она.

— Не хочу говорить всякие банальности, но мне кажется только, что он глупец, если…

— …если не отвечает на мои чувства? — Кейт печально скривила губы. — Жизнь была бы сказкой, если бы мы могли любить по заказу, не правда ли?

Кейт начала бить дрожь, и Кевин озабоченно заметил:

— Нам лучше вернуться. Ты хоть немного успокоилась?

— Я в полном порядке! — бодрым голосом ответила она.

Холодный воздух, поначалу такой бодрящий, теперь пронизывал Кейт до костей, но он же остудил ее душевные раны, и теперь она боялась возвращения в гостиную, где могла разбередить их вновь.

— Возвращайся в гостиную, Кевин, — тихо попросила она. — Со мной все в порядке, правда. Мне просто хочется несколько минут побыть одной. Ничего со мной не случится, ручаюсь тебе.

Кевин посмотрел на Кейт с сомнением, но спорить не стал. Услышав, как щелкнула закрывшаяся дверь, она испустила вздох облегчения. До чего же несправедливо устроен мир! Она страдает от любви к Джейку и от того, что он не любит ее!..

Кейт подошла к заснеженным перилам и перегнулась через них. Колючие снежинки кружились в ночном воздухе, тая на ее разгоряченном лице. Она поймала несколько снежинок языком. Странно, подумала Кейт, такие маленькие и хрупкие, а в массе своей составляют грозную стихию и насмехаются над могуществом человека, как бы давая понять, что его власть над силами природы — всего лишь иллюзия.

Дверь снова щелкнула, и чьи-то шаги заскрипели по снегу. Кейт решила, что вернулся Кевин, и не смогла сдержать вздоха разочарования, как вдруг на плечи ей лег теплый, согретый мужским телом пиджак. Только после этого она, вздрогнув, ощутила, как сильно замерзла, и с благодарностью обернулась, чтобы поблагодарить Кевина.

Но это был Джейк, и она в мгновение оказалась в его крепких и теплых объятиях.

— Какого черта ты здесь торчишь? Решила замерзнуть до смерти?

— Я могу хоть иногда побыть одна? — с вызовом спросила Кейт. — Оставь, пожалуйста, меня в покое!

— Старая излюбленная песня: “Оставь меня в покое!” Единственное, что тебе всегда надо было от меня.

— Ты не боишься, что Рита начнет волноваться?

— Я боюсь, как бы ты не заболела. Тебе лучше вернуться в дом.

— А может быть, я хочу побыть здесь?

— Тогда побудем вдвоем!

И Джейк, скользнув руками под пиджак, прижал Кейт к себе. Она задрожала всем телом, но на этот раз не от холода. Забыв, что стоит на морозе, Кейт ощущала лишь жар тела Джейка и… полное блаженство.

— Я заметил, как вы с Кевином тихонько сбежали. Зачем?

— Мы вышли поболтать!

— Ты всерьез рассчитываешь, что я этому поверю? — с усмешкой спросил он.

— А во что ты поверишь? — огрызнулась она. — В то, что мы вышли сюда заняться любовью? Мы не влюбленные подростки, Джейк, поэтому не стремимся использовать каждый удобный момент, чтобы побыть вдвоем.

— Он хочет обладать тобой! — хмуро заметил Джейк. — Из вас не получилось и не получится любовников, Кейт, но он хочет тебя не меньше, чем я!

Джейк нагнулся к Кейт, и она невольно потянулась навстречу его ищущим губам.

— Кейт! Кейт! О Господи! — шептал Джейк, осыпая жаркими поцелуями ее шею, руками жадно гладя тело. — Кейт, ты понимаешь хотя бы, что тоже хочешь меня? — пробормотал он, и от звука его голоса по телу ее пробежала сладкая судорога. — Я, наверное, сошел с ума, по тому что готов заниматься с тобой любовью прямо здесь!

Руки Джейка жадно терзали через шелк платья ее груди, и охваченная тем же чувственным порывом, Кейт начала расстегивать пуговицы на его рубашке.

— Кейт!.. Кейт!.. — хриплым голосом повторял и повторял Джейк, целуя ее.

Она уже не думала о том, что их могут увидеть из гостиной, что на веранде холодно, что идет снег… Все ее мысли были сосредоточены на мужчине, в объятиях которого она таяла от жара невыносимого наслаждения.

— Кейт, ради Бога, поедем ко мне! Позволь мне…

Если бы он не заговорил, Кейт последовала бы за ним хоть на край света, но звук его голоса разрушил магию происходящего. Она вдруг с ужасом поняла, что они совершенно потеряли голову. Кейт резко оттолкнула Джейка и замерзшими пальцами принялась поправлять платье.

— Все в порядке, Кейт, я тебя понял, — глухо откликнулся Джейк, и голос его источал горечь и сарказм. — Кевин поступил мудро, оставив тебя в покое. У него будет болеть этой ночью разбитое сердце — и только. А вот у меня…

Джейк быстро застегнул пуговицы на своей рубашке, забрал пиджак и ушел, оставив ее, растерянную и сбитую с толку.

Вернувшись в гостиную, Кейт случайно бросила взгляд на настенные часы и поняла, что находилась на веранде от силы пятнадцать минут, а ей показалось, что прошел целый час. Осторожно осмотревшись, он, а обнаружила, что никто, за исключением Риты, окатившей ее ледяным взглядом, не заметил ее отсутствия.

Остаток вечера прошел в каком-то тумане. Она, как и другие гости, развлекалась, перемежая еду с разговорами, затем все двинулись в церковь, распевая рождественские песни, а когда она вместе с Кевином вернулась в дом, их там ждали традиционные сладкие пирожки, херес и кофе.

В разгар вечера к ней подошел незнакомый мужчина, который тем не менее откуда-то знал ее. Вернее, знал о ее участии в пацифистском движении. Они немного поболтали и разошлись.

Она ушла в числе первых, стараясь не обращать внимания на Джейка, который оживленно разговаривал с Ритой, судя по всему, простившей ему все его прегрешения. Дрожа всем телом, Кейт вышла на заснеженное крыльцо. Неужели Рите суждено встретить утро в объятиях Джейка, в его постели? Мысль эта не давала Кейт уснуть, и она до самого рассвета проворочалась в постели, пытаясь отогнать от себя это наваждение.

22
{"b":"3323","o":1}