ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

До Кейт донесся звук отъезжающего автомобиля, и она, вздохнув, перестала притворяться, будто торопится поскорее одеться. Вернувшись на кровать, она свернулась калачиком, положив голову на подушку, вдохнула впитавшийся в ткань наволочки запах Джейка, и закрыла глаза. Она пыталась сдержать подступающие к глазам слезы. Впрочем, попытка эта оказалась бессмысленной, и Кейт ощутила даже что-то вроде облегчения, позволив слезам беспрепятственно литься из глаз.

К тому времени, когда она немного успокоилась, подушка была мокрой от слез. До Кейт вдруг дошло, что может пройти много часов, прежде чем Джейк вернется, и миссис Хиллари будет, вероятно, немало удивлена, обнаружив утром, что поздняя гостья все еще не ушла из дома.

А впрочем, разве это имеет значение? И без того добрая половина поселка считает их любовниками, и если она останется… Она должна была остаться, потому что следующего случая для такого разговора скорее всего может не быть. Растянувшись на постели, Кейт зевнула и второй раз за этот вечер провалилась в глубокий сон.

Глава 9

Кейт приснилось, будто она вернулась к первым дням их с Джейком семейной жизни, когда она купалась в блаженстве, свято веруя, будто муж любит ее с той же силой, что и она его. Но продолжалось это до того времени, когда Норма нечаянно проговорилась, что Джейк отругал ее за то, что она плохо воспитывала Кейт. Из признаний тетки Кейт сделала заключение, что Джейк женился на ней скорее из жалости, чем по любви. Кроме того, она стала обращать внимание на то, что, занимаясь с нею любовью, Джейк никогда не говорит о своих чувствах и ничем не выдает своей любви к ней, скорее всего по причине отсутствия таковой. Да и с чего ему любить ее, спрашивала она себя. Джейк на девять лет старше ее и знает о жизни и людях куда больше ее. Она стала замечать, с каким выражением посматривают на него другие женщины, и дикие приступы ревности стали для нее обычным делом.

В этом сне они с Джейком были вместе в доме, где жили до того, как Кейт увлеклась движением за мир и организовала личную вендетту против работы, который посвятил себя ее муж.

Проснулась она внезапно, чувствуя себя совершенно разбитой и измотанной переживаниями, через которые снова прошла во сне. Во время их последней, роковой ссоры два года назад она сказала Джейку, что если он действительно заботится о ней, то должен бросить свою включая работу, не имеет ни малейшего значения.

Какое это было ребячество с ее стороны!.. Кейт вздохнула и, потянувшись, посмотрела на часы. Девять утра. Она проспала несколько часов, а Джейка все еще не было. Где же он, подумала она. На станции?

К тому времени, когда подошла миссис Хиллари, Кейт успела встать и одеться. Экономка, казалось, не удивилась, увидев гостью, и лишь угрюмо заметила:

— Я слышала, на станции неприятности. Парнишка нашей Мэри работает там. Он был в ночной смене. Начальник цеха сказал им, чтобы все они отправлялись домой — все, кроме пяти-шести самых опытных работников. Что-то вроде утечки из реактора, насколько я поняла.

Кейт похолодела. Она слишком хорошо знала об опасности радиационной утечки, так как видела слишком много фотографий людей, подвергшихся облучению. Кейт бросила взгляд на телефон, борясь с искушением немедленно поднять трубку и позвонить Джейку. Если действительно произошла утечка, меньше всего на свете у него было время и желание говорить с ней по телефону, но, Боже праведный, ей так хотелось быть с ним сейчас! Повинуясь порыву, она набрала номер Кевина, но он не подошел к телефону. Значит, его нет дома… Неужели он тоже на станции?

Черт возьми, выругалась Кейт про себя, в конце концов она жена Джейка и потому имеет полное право знать, что там происходит, даже ей совершенно ничтожными перед лицом смерти. Вот ведь злая ирония судьбы: теперь она горько сожалела, что в свое время не родила от него ребенка, частицу самого Джейка, которую она могла бы любить и лелеять…

— О Господи! — вырвалось у нее, и миссис Хиллари, о существовании которой она успела забыть, похлопала ее по плечу.

— Ну, ну, не плачьте, мисс. Думаю, все не так уж и страшно, как это кажется сейчас. В прошлом году было две или три аварии, и всегда казалось, что дело будет плохо, но все обходилось. Лучше присядьте, а я приготовлю чай.

Преисполненная внезапной благодарности к старушке, Кейт поразилась вдруг, что та воспринимает ее присутствие в доме как нечто само собой разумеющееся. Миссис Хиллари была еще в кухне, когда зазвонил телефон. Кейт схватила трубку.

— Да! — с трудом выговорила она.

В трубке на время воцарилось молчание.

— Это Вулертон, абонент 8295? — спросил в конце концов мужской голос. — Я бы хотел поговорить с Джейком Харви. Я правильный номер набрал?

Незнакомец говорил с отчетливым американским выговором, и Кейт, собравшись с духом, дрожащим голосом ответила:

— Извините, Джейка сейчас здесь нет.

— Ну да, эта разница часовых поясов… Он уже отправился на станцию, да?

— Да, — отозвалась Кейт. — Передать, чтобы он позвонил вам, когда вернется?

Если вернется, чуть было не сказала она, но вовремя себя остановила. Нельзя, ни в коем случае нельзя предаваться отчаянию.

— Нет, спасибо, я ему перезвоню. Скажите… — В голосе собеседника послышалась неуверенность. — Надеюсь, я не ошибся… Я говорю с Кейт?

На мгновение Кейт онемела от неожиданности. Откуда этот человек мог знать ее имя? Спохватившись, что она своим молчанием смущает собеседника, она, запинаясь, сказала:

— Да, это я, но откуда вы?..

— Ну, так это просто чудесно! — с неожиданной радостью в голосе продолжал незнакомец. — Мы с Джейком были приятелями, когда он работал здесь, и оба переживали неприятности личного толка. Это тоже помогло нам сблизиться. Я тогда только что пережил мучительную процедуру развода, и Джейк рассказал мне… — Собеседник поколебался и продолжил: — Он рассказал мне, что у вас тоже были раздоры, рассказал про ваши взгляды на разоружение. Неудивительно, что он отказался от очень выгодного предложения, которое ему здесь сделали. Как я понял, его тянуло домой, к вам, Кейт. Я знаю, Джейк в свое время пытался убедить вас, что он, работая в области использования атомной энергии, на самом деле пытается внести лепту в ограничение применения ядерного оружия. Вы, однако, не восприняли этого, и он решил переключиться на атомные электростанции. Для нас здесь это был тяжелый удар. Он был одним из ведущих специалистов в нашей области, впрочем, думаю, вам об этом можно и не рассказывать. По-видимому, он решил, что личная жизнь значит для него больше, чем успешная карьера. Я рад, что у него хватило духу сказать об этом вам. Уезжая, он, кажется, не особо надеялся на то, что вы его примете. Он следил за каждым вашим шагом. И вообще, этот парень чертовски любит вас, Кейт!

— Да?

Неужели этот голос, полный боли и стыда, принадлежал ей, Кейт?

— Ладно, не стану вас больше задерживать, но можете напомнить Джейку о его обещании. Он клялся, что крестным отцом вашего первенца буду я… Кстати, я ничего лишнего не сказал? — смущенно спросил собеседник, встревоженный молчанием Кейт. — Надо полагать, вы тоже любите этого парня?

— Я люблю его, — тихо подтвердила Кейт и положила трубку.

Да, она любила его, но еще больше она до сих пор любила свою собственную гордость. Она была слишком незрелой, чтобы понять: любовь, которую делят двое, слишком драгоценна, чтобы ставить ее на кон в игре самолюбий. Нет, она и сейчас оставалась противницей использования ядерной энергии вообще, но превыше всех принципов, увлечений и воззрений стояла сейчас ее любовь к Джейку. Теперь, повзрослев, она понимала, что до сих пор была нечестна в отношениях с самой собой. Ее задевала зрелость и самостоятельность Джейка, задевала ее собственная любовь к нему, и она всеми силами стремилась наказать его за свои чувства, пряча истинные мотивы за обвинениями, которые бросала в адрес его профессии.

А между тем он отказался от повышения по службе в Штатах только ради того, чтобы вернуться в Англию и снова оказаться рядом с ней! Если бы Кейт не услышала это своими ушами от постороннего человека, она бы вряд ли поверила в такое, потому что это не вписывалось в ее подозрения, что он женился на ней не по любви…

27
{"b":"3323","o":1}