ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты намекала на то, что он хотел защитить меня от твоего влияния? — спросила Кейт, невольно сочувствуя крестной, хотя и понимала, какие чувства владели Джейком.

— Да. Когда он открыл, что я — единственный близкий тебе человек, он обвинил меня в том, что я развращаю тебя, как когда-то пыталась, развратить его. К тому времени я сильно изменилась и вряд ли заслуживала таких упреков, но спорить с Джейком было бесполезно. Мои слова отлетали от него, как от каменной стены. Я сдалась и, боюсь, тем самым дала ему повод подумать, что он был прав.

— И тогда он решил жениться на мне?

— Судя по всему, да, — кивнула Норма. — И, боюсь, я несу свою долю ответственности за неудачу вашего брака. Ты тогда была чувствительным, если не сказать мнительным ребенком. Потом я готова была отрезать себе свой дурацкий язык, но было слишком поздно. Вместо того, чтобы поговорить с тобой, я пошла к Джейку. У нас состоялся длинный разговор, и мы стали лучше понимать друг друга. Он сказал мне, что любит тебя, но считает слишком юной для брака — не по возрасту, а по жизненному опыту. Он буквально разрывался на части, по тому что желал тебя, но одновременно хотел тебе добра. Джейк всегда отличался повышен ной совестливостью. Когда вы расстались, мы вступили в контакт и…

— Ты сообщила ему, где я поселилась?

— Совершенно верно, — призналась Норма. — Я поступила неправильно?

— Не знаю, — со вздохом сказала Кейт и, помолчав, продолжила. — Я по-прежнему люблю его, люблю больше, чем когда либо, потому что не отуманена прежними предрассудками. Я поняла, что любовь мужчины и женщины друг к другу куда важнее, чем что-либо другое, но до этого надо было дозреть.

— Слава Богу, у большинства женщин хватает природного чутья первыми прекратить войну, — сказала в утешение Норма. — Я уверена, что, если ты объяснишь все Джейку, он тебя поймет. В конце концов он отказался от участия в военных разработках и перешел на гражданский объект, а это уже не мало.

— Я бы хотела думать так же, но совсем недавно меня здорово подставили. — И Кейт рассказала про публикацию в газете. — Если бы Джейк питал ко мне хоть какие-то чувства, он бы не стал оповещать всех в округе о том, что мы с ним состоим в любовных отношениях, не утверждал бы, что я вступила в сговор с издателем.

— Думаю, он уже сожалеет о том, что сделал, — мягко возразила Норма. — Когда вернешься, поговори с ним. Ах, Кейт, я так хочу, чтобы ты была счастлива! — воскликнула она. — Ты мне как дочь, хотя, возможно, я не всегда вела себя как приемная мать. Знаешь, я не на шутку ревновала тебя, когда вы с Джейком поженились, я решила, что он специально увел тебя от меня и сделал это из неприязни ко мне. Более того, когда у вас произошел разрыв, я испытала что-то вроде эгоистического удовлетворения… Кейт, родная моя, завтра же поезжай домой и не дай гордости и недопониманию и дальше разделять вас. Кто-то должен сделать первый шаг. Если ты действительно любишь его, почему бы этот шаг не сделать тебе?

Утром Кейт упаковала чемодан и оплатила счет. К ночи она должна была вернуться в Ву-лертон, и от этой мысли сердце у нее начинало учащенно биться.

Хватит ли у нее смелости прийти в дом к Джейку и сказать, что она его любит? Если она этого не сделает, остаток жизни ей придется об этом сожалеть. В худшем случае он посмеется над ней, но это не шло ни в какое сравнение с той болью, которая мучила ее — болью одиночества, болью разлуки с ним…

Глава 10

Когда Кейт вернулась домой, Мэг дома не оказалось. Из записки, подложенной под чайник, она узнала, что подруга собирается переночевать на ферме.

С чашечкой кофе в руках Кейт сидела в кухне, как вдруг услышала шум опускаемой в почтовый ящик корреспонденции. Принесли местную газету, решила она, взглянув на часы. Чувствуя, как застучало у нее сердце, Кейт спустилась по лестнице, взяла из ящика газету, но развернула ее лишь, когда снова вернулась в кухню и уселась за столик.

Кейт начала читать передовую статью и к горлу ее подступила тошнота. Тут была информация обо всем: что она и Джейк провели ночь вместе, о намеках Джейка на их любовную связь, короче говоря, все, кроме того, что они являются законными супругами.

Беспардонный намек на то, что все ее прежние пацифистские выходки диктовались исключительно ревностью к Джейку окончательно сразил ее. Джейк отомстил ей — и отомстил с лихвой! Как будут относиться к ней жители городка? Как она сможет смотреть в лицо Джейку?

Кейт захотелось провалиться сквозь землю, умереть, спрятаться туда, где ее никто не найдет. Подлая газетенка опошляла все хорошее, что еще сохранялось в ее отношениях с мужем. Только теперь она поняла, как опрометчиво поступила, оставив Джейка наедине с Гарольдом Бернсом. Она наивно поверила в сказку, придуманную ей в утешение Нормой, но сказка так и осталась сказкой — Джейк не любит ее.

Она снова и снова перечитывала статью, вникая в каждое слово, и каждое слово пронзало ее сердце. И об этом узнают все, с ужасом думала она. Она отшвырнула газету, чувствуя себя раз-давленной и растоптанной. Если до этого кто-то и сомневался в том, что они с Джейком любовники, то теперь последние сомнения развеются полностью и окончательно.

Она почти не спала в эту ночь, с горечью ощущая разницу между воображаемым и реальным возвращением в долину. Она собиралась сразу же отправиться к Джейку, но теперь в этом не было смысла. Позволив неразборчивому в средствах журналисту состряпать такую статью, он совершенно отчетливо продемонстрировал свое истинное отношение к ней.

Она проснулась задолго до рассвета, разбитая и усталая, преследуемая все одними и теми же мыслями. Предстоял новый день. Мэг не вернулась домой к открытию магазина, а, позвонив с фермы, сообщила, что остается там еще на пару дней.

— Все дело в Карен, — сказала она, имея в виду маленькую дочку Мэтта. — Она заболела гриппом и не хочет, чтобы я оставляла ее. Бедное создание. Я рада, что ты вернулась, очень не хотелось оставлять магазин закрытым.

Они поболтали еще несколько минут, ни разу не вспомнив о газетной статье. Возможно, Мэг просто-напросто не успела прочесть ее, занятая болезнью девочки, решила Кейт.

Посетителей этим утром оказалось на удивление много, но Кейт не тешила себя иллюзией, будто они пришли сюда за покупками. Нет, им просто захотелось взглянуть, какова она, I женщина, состоящая в любовных отношениях с начальником АЭС и одновременно участвующая в антиядерном движении.

В довершение неприятностей во время ланча ей позвонили и сообщили, что члены местного антиядерного комитета не в восторге от статьи, которую только что прочитали.

— Ты должна понимать, Кейт, — пояснил Джеффри Кронуэлл, председатель комитета, — что одиозные публикации способны нанести ущерб репутации нашего движения.

Предыдущей статьей ты был, однако, вполне удовлетворен, мрачно подумала Кейт, кладя трубку на место. Она начинала подозревать, что в целом мире нет ни одного человека, кто мог бы просто посочувствовать ей, не приплетая к этому свои собственные интересы.

И тут она вспомнила про Сару и ощутила потребность прикоснуться к роднику ее мудрости и терпения. Она закрыла магазин раньше времени и вышла из него в тот самый момент, когда мимо проезжал автомобиль Джейка. Рядом с ним сидела Рита. Что ж, она в конце концов добилась своего.

К глазам Кейт подступили слезы, и ей захотелось упасть на землю и заплакать навзрыд, но вместо этого она лишь гордо вскинула голову и двинулась через весь поселок в сторону дома Сары.

Старушка сразу же вышла на ее стук, словно ждала гостя, но была явно удивлена, увидев Кейт. Увидев осунувшееся лицо Сары, Кейт почувствовала себя виноватой перед подругой.

— Что-нибудь случилось, Сара? — спросила Кейт, когда они сели пить чай у камина. Ее не покидало ощущение, что Саре ее визит в тягость, но природная вежливость, свойственная представителям старшего поколения, мешает ей сказать об этом,

30
{"b":"3323","o":1}