ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Слезы, проступившие на глазах Маргарет, потрясли Джейми. Она вдруг страшно отчетливо осознала, что и Марк и ее мать не бессмертны. Все ее детство и юность мать была для нее источником комфорта и покоя, и вот теперь — ох, как быстро — пришло то время, когда они могут поменяться ролями. Не зная, что сказать, она протянула руку и погладила мать по голове. Да и какие слова могут утешить человека в столь горестных обстоятельствах?

— Прости, детка, глупо так распускаться, — виновато проговорила Маргарет, торопливо утирая слезы. — Но знаешь, ваша помолвка пришлась как нельзя более кстати. Будто наши молитвы были услышаны. Когда Марк впервые разболелся, Джейк сказал, что подумывает о женитьбе, но мы и не мечтали… Словно сбывшийся сон… Он ведь всегда надеялся, что вы двое… Знаешь, сегодня, ближе к вечеру, я должна встретиться с викарием — мы там помогаем с оформлением певческой рождественской службы, — так Джейк говорит, что вы оба пойдете со мной, чтобы обсудить с ним детали свадебной церемонии. Мне кажется, вы захотите, чтобы все было довольно скромно. Что ты на это скажешь? Ну что тут скажешь? Разве можно расстроить надежды и лишить близких такого удовольствия, когда видишь — как она видела по глазам матери, — что они просто купаются в счастье? Джейми мысленно пробежала прошлое и припомнила все эти небольшие акты самопожертвования, которые были сделаны матерью ради удобства, покоя и счастья дочери. Теперь пришла ее очередь.

— А что у тебя с платьем?

— Да пока ничего. Все произошло так быстро. — Действительно, подумала она, слишком уж быстро. — Пожалуй, подберу в Йорке что-нибудь подходящее, — шелковый костюм… Впрочем, лучше платье.

— Хм… Давай-ка мы завтра этим и займемся. Я все равно собиралась в город, надо же, в конце концов, купить все, что требуется к Рождеству. У нас на второй день Рождества, как обычно, намечается маленькая вечеринка, так что лучшего случая для объявления о помолвке и не придумать. Может, Бет с Ричардом приедут…

События вышли из-под контроля и теперь происходят помимо моей воли, безнадежно подумала Джейми, решив, что и сопротивляться нет смысла.

— Мы хотели, чтобы вы с Марком узнали все первыми, — негромко проговорила она. — Но я, конечно, и Бет буду рада видеть.

Дверь в спальню отворилась, и Джейми с удивлением увидела на пороге Джейка, облаченного в темный деловой костюм.

— Я собираюсь на фабрику, — сказал он, — вот и зашел поздороваться, прежде чем уйти.

Маргарет понимающе улыбнулась и кивнула.

— Надеюсь, Джейк, к трем ты успеешь подъехать к викарию?

— Конечно. Да я и вообще не уезжал бы сегодня из дому, если бы не дела, которые необходимо завершить до Рождества. Да, кстати, чуть не забыл! Завтра вечером в здании отеля будет ежегодный осенний бал. Дорогая, ты не против пойти? — И, видя смущение невесты, добавил: — Было бы просто великолепно, если бы мы с тобой там появились.

— Знаешь, Джейк, я, наверное, не пойду. У меня нет для такого случая подходящей одежды.

Наступило молчание, и Джейми поняла, что матери не особенно понравился ее ответ. Видно, она удивилась, что дочь, отправляясь в родные места на помолвку, не запаслась всем необходимым. Это смутило Джейми, но гораздо сильнее было чувство обиды. Как смеет Джейк манипулировать ею!

— Не беспокойся, милая, — сказала Маргарет, — с одеждой мы что-нибудь придумаем. Но на этот вечер обязательно пойди, тебе там очень понравится, я знаю. Мы с Марком каждый год ходили, только вот в этом году… Марк будет рад, если вы оба пойдете туда. Что ни говори, а это у нас нечто вроде традиции.

Глядя на темные круги под глазами матери, Джейми видела, что пути к отступлению нет. Подавив раздражение, она пожала плечами и сухо сказала:

— Ну, кажется, права первого голоса у меня нет. Уходя, уже на пороге Маргарет обернулась и сказала:

— Не смею задерживать тебя, дорогой мой, я ведь вижу, что ты торопишься поскорее уйти.

— Ну, как бы я не спешил, но счел необходимым пожелать своей невесте доброго утра.

Его бархатистый голос звучал нежно, а во взоре, направленном на Джейми, было все, чего может пожелать увидеть обрученная девушка в глазах своего жениха. Но только Джейми не проведешь, нет, ее не обманешь. Едва она дождалась, когда закроется дверь, как тотчас бросилась в атаку.

— Не знаю, Джейк, зачем ты сюда притащился, но, по-моему, тебе самое время убраться, и поживее. Или ты еще не натешился тем, как ловко и безнаказанно мною манипулируешь?

Губы его сжались, и он направился к ней. Она съежилась, почувствовав, как беззащитна в одной атласной рубашонке, едва прикрытая одеялом, перед надвигающейся на нее мужской особью в строгом деловом костюме. Да не просто беззащитна, а и крайне, как она тотчас осознала, возбудима. Но съеживалась и опасалась она зря, он ее не тронул. В сантиметре от нее прошла его рука, вернее жесткий рукав костюма. Оказывается, он просто протянул руку за чашкой кофе.

— Ох, никто, кроме Маргарет, не готовит такой вкусный кофе. Знаешь, я ведь пришел сюда лишь потому, что твоя матушка, как мне показалось, только и ждет этого. Вот и все.

Его наглая самоуверенность безумно раздражала ее.

— В этом ты весь, — с горечью проговорила она. — Ты не из тех, кто станет жертвовать собой. Ты предпочитаешь…

Договорить она не успела, ибо он схватил ее и наполовину вытащил из постели. Атласная, сливочного цвета ночная рубашка прильнула к изгибам ее грудей, но Джейк будто не видел этого. Он жестко встряхнул ее, а его рот сжался от злости в тонкую линию.

— Когда, черт возьми, ты повзрослеешь? — ядовито спросил он. — Бедная, ее приносят в жертву! Неужели ты думаешь, что я хочу этого брака больше, чем ты? Если бы ты не лезла в чужие дела…

— Я лезла? Никуда я не лезла. Аманда сама пришла ко мне, я ее не звала. А если тебе действительно так противно жениться на мне, какого черта было устраивать весь этот вчерашний спектакль? Ты ведь уверял, что хочешь меня.

Он всмотрелся в ее пылающее гневом лицо, и его губы скривились в издевательскую усмешку.

— Да, я тебя хочу, но женюсь на тебе не для того, чтобы удовлетворить эту свою надобность.

От высокомерной наглости его заявления у Джейми перехватило дыхание, глаза ее широко открылись, а он рассмеялся и вдруг начал ласкать ее, обводя пальцами округлости грудей с отвердевшими сосками.

— Я могу взять тебя прямо сейчас, — с издевкой проговорил он, — и ты с радостью отдашься мне. И завтра, и в любой момент… Так разве из-за этого я вынужден на тебе жениться?

— Нет, — слабым голосом согласилась Джейми, не зная, какое огорченное у нее в эту минуту лицо. — Ты женишься на мне из-за Марка. Потому что он твой отец и ты любишь его.

Джейк прикрыл глаза, чтобы она не видела их выражения.

А Джейми никак не могла сглотнуть, горло ее стиснуло от внезапного осознания того, что она все еще хочет от Джейка любви. Горечь этой мысли ошеломила ее, к глазам подступили слезы, но она быстро сморгнула их.

— Да, — мрачно согласился Джейк, отпустив ее и вставая. — Я женюсь на тебе, потому что люблю.

Когда он ушел, она поняла, что опять угодила в ловушку, и не только из-за своей любви к Марку. Она хотела стать женой Джейка; она всегда хотела быть его женой. Но не так, как это может произойти сейчас, нет, нелюбимой женой она быть не желает. Шесть лет назад она бежала от него, поклявшись себе, что никогда не выйдет замуж за человека, который ее не любит, но теперь вот вынуждена согласиться на этот неполноценный брак. Слезы застряли у нее в горле; сердце ныло. Ей двадцать четыре года, Господи, двадцать четыре, а не восемнадцать, и этого брака, как видно, не избежать, но что станет в этом браке с ее чувствами?

— У нас есть небольшой салон, и в нем можно купить все, что нужно. Сама я, правда, ничего там не покупаю, но часто видела в витрине прелестные штучки. Девушка, которая ведет это дело, многие вещи создает сама. Она специализируется на свадебных платьях и на платьях для торжественных церемоний.

18
{"b":"3325","o":1}