ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, хватит, я все сделала, а теперь… — начала было она, но вдруг умолкла, заметив, как он на нее смотрит.

— Что, Джейк?

Глотка ее пересохла, тело болезненно напряглось под его безумно мерцающим взглядом. Она хотела скрыться, бежать от него, но его взгляд действовал на нее гипнотически, отзываясь во всем теле блаженным волнением.

— Джейк.

То, что она услышала, прозвучало скорее мольбою, чем укором, она узнала дрожащую хрипотцу в ответных словах Джейка:

— Просто я забыл, как ты прекрасна.

Он потянулся к ней и очень легко, кончиками пальцев обвел шелковистое закругление ее груди. Она могла отстраниться, но по некоторым причинам не сделала этого.

По некоторым причинам? Что за причины такие? — болезненно спросила она себя. Кого я обманываю? Она хотела этого, хотела так давно, что желание стало частью ее самой, и теперь все тело с готовностью отозвалось на его ласку.

Она молча потянулась к нему и начала расстегивать пуговицы его мокрой рубашки, слова сейчас им были не нужны, он просто снял расстегнутую рубашку и прижал Джейми к себе.

Ощущение его твердой груди, прижавшейся к ее грудям, было сладостной формой пытки. Шли бесконечные минуты, и его поцелуи и ласки привели ее в состояние томительной неги.

— Джейми…

Звук имени тихо прошелестел у самой ее щеки, после чего он так страстно поцеловал ее в губы, что горло ее стиснул мучительно болезненный спазм. Сначала она под его натиском откинула голову, но тело ее все больше переполнялось желанием, и она уже не отстранялась.

По границе светотени, которая подчеркивала совершенную форму ее грудей, он проходил чередой таких нежных прикосновений, что она испугалась силы своих ощущений, боясь зайти слишком далеко; а Джейк, прерывисто дыша, склонил голову к ее груди, несколько раз обвел языком болезненно набухший сосок, после чего насмешливо спросил:

— Разве не этого ты хотела, Джейми? Не этого? В ответ она лишь глубоко вздохнула, пальцы ее вонзились в гущу его волос; приподнявшись, она прильнула к нему, чем исторгла из глубины его существа стоны острого наслаждения. Вдруг он отстранил ее от себя, вновь уложив на постель, и она не пыталась его удержать, лишь страшно сожалела о прерванной ласке.

— Джейк…

— Молчи. Все хорошо.

Он стоял рядом, стягивая с себя брюки. Некогда его тело было знакомо ей, как свое, и теперь от одного его вида у нее перехватило дыхание. Желание было столь велико, что она, не дожидаясь, когда он вернется к ней, подалась ему навстречу, ее голодные чувства вбирали в себя реальность его мужского естества.

— Джейк!

Она видела, что на него действует ее призыв, что он страшно возбужден, и все ее тело жаждало принять его. Она отстранилась, чтобы прикоснуться к нему, но он вдруг остановил ее руку и резко от нее отошел. Чувство отверженности вонзило в ее сердце свои жестокие жала, но Джейк, будто не замечая ее, торопливо натянул на себя брюки, затем рубашку, поспешно застегнул на ней пуговицы и заправил ее в брюки.

— Быстро в постель, — жестко сказал он и, видя, что она не тронулась с места, откинул перед ней одеяло. — Джейми! — прикрикнул он.

В тот же момент она услышала стук в дверь, затем дверь открылась, и в спальню вошла Маргарет. Но Джейми уже лежала в постели, укрытая одеялом, а рядом стоял Джейк, держа пустой стакан из-под бренди.

— Джейк?

В этом вся мамочка, подумала Джейми. Ждать объяснений от Джейка, а не от дочери в ее стиле.

— Ничего страшного. Просто по пути домой у нас вышла заминка. Машина застряла в сугробе, и нам пришлось идти пешком. И все бы ничего, да ваша дочка решила обойтись без обуви, так что по приходе я посоветовал ей сразу же принять горячую ванну. А сам принес ей бренди и заставил выпить, так что теперь, думаю, все будет в порядке.

Он взглянул на Джейми, и она слабо качнула головой в знак согласия.

— А я никак не могла заснуть, спустилась приготовить себе чашку чаю, смотрю — у вас горит свет. Джейми, ты уверена, что с тобой все в порядке? Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно, мама. Спасибо Джейку, он позаботился обо мне.

Джейми надеялась, что слова ее звучат убедительно и сама она выглядит спокойно. Смешно, они с Джейком ведут себя словно парочка школьников, которых застукали за нехорошим занятием.

— Ну, если так, будем надеяться, что ты не простудишься, — сказала мать, направляясь к дверям.

— Кажется, я переволновался больше самой пациентки, — заметил Джейк, открывая перед Маргарет дверь и удаляясь вместе с нею.

Едва Джейми успела, выскользнув из постели, натянуть ночную рубашку и вновь юркнуть под одеяло, как в дверь постучали.

— Я принесла тебе чашку чая, — проговорила мать, подходя к постели и ставя чай на тумбочку. — Джейк отправился спать. Рада видеть, что ты в ночной рубашке, — сдержанно заметила она. — Так ты скорее согреешься. Да и вообще… — Она улыбнулась. — В конце концов, Джейк во многом сын своего отца.

Неужели мать намекала, что рассказ Джейка ее не обманул? А может, она совсем не случайно пришла сюда, а с целью разогнать молодых. Ох, если Джейми и надеялась еще, что ей как-то удастся ускользнуть от этого брака, то теперь поняла, что ничего не получится. Похоже, ее мать и Марк вправду знают, что они любовники, так что ей, Джейми, не отвертеться. Спасения не было.

7

— Ох, Джейк, какая красота! Где ты умудрился это раздобыть?

Они занимались развертыванием подарков, и Джейми, глядя из-за материнского плеча, восхищалась изящной миниатюрой, которую Джейк подарил Маргарет. Ее мать коллекционировала такие штучки, но эта была просто восхитительна.

— Заглянул как-то в антикварную лавку на Бонд-стрит, там и нашел, — с улыбкой сказал он. — Я рад, что вам понравилось.

— Понравилось, да еще как!

Джейми вспомнила о своем подарке, и ей стало не по себе. Подарок Джейка, со вкусом выбранный и далеко не дешевый, она уже развернула и посмотрела, но потихоньку, ускользнув от общего внимания. Да, собственно, уже и надела украшение и теперь, пока другие разговаривали, кончиками пальцев слегка прикасалась к гладкому прохладному металлу, охватившему основание шеи.

Джейк поглядывал на нее через склоненную голову Маргарет, и она это заметила. Цена его подарка, хоть и не малая, не имела значения, значение имели его изысканная красота и внимание, проявленное при выборе. Ее подарок, в сравнении с этим, не может не показаться вульгарным, что весьма расстроило ее. Ошейник тусклого кованого золота, усеянный мелким жемчугом и бирюзой, красиво оттенял гладкую матовость ее кожи.

Она видела, что украшение старинное, изготовленное, вероятно, в начале девятнадцатого века, когда в моде были изделия в древнеегипетском стиле. Именно такого сорта вещицу купила бы она для себя, если бы могла позволить. Иными словами, это был подарок, который мог сделать лишь тот, кто хорошо знал ее вкусы и старался угодить ей своим выбором.

— Ты еще не развернул подарок Джейми, — напомнил сыну Марк.

— Ну, лучшее я оставил на потом.

Джейк посмотрел в ее сторону и улыбнулся. Какое завидное умение владеть собой, огорченно подумала Джейми. Вот ей все труднее изображать из себя счастливую невесту. До сих пор ее терзали мучительные воспоминания о нелепом положении, в котором она оказалась в ночь после танцев. Боже, можно ли было сильнее выдать свои чувства? Обвинять во всем выпитое вино? Нет, она понимала, что дело совсем не в этом. Она так безобразно желала его, так пылко откликнулась на его призыв… Но хуже всего, что он вполне мог догадаться об истинных ее чувствах, гораздо более глубоких, чем просто физическое влечение.

В этот момент все смотрели, как Джейк снял упаковку с ее подарка, раскрыл коробочку и теперь рассматривал запонки.

— Я слышала, женщины дарят любимым бриллианты, — неопределенно, будто оправдываясь, сказала Джейми Марку и матери, но знала, что Джейка не проведешь.

И правда, позже, застав ее одну в холле, он вкрадчиво заметил:

22
{"b":"3325","o":1}