ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Что посеешь
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Девушка с Земли
Дневник жены юмориста
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть
Жаба на пуантах
Влюбиться за 13 часов
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
A
A

На другом конце помещения группа людей собралась возле жарко пылающего камина, болтая и попивая напитки, и даже то, как броско и необычно выглядела их одежда, говорило о том, что отель этот дорогой и престижный. Французская речь, перемежавшаяся взрывами смеха, преобладала, что и неудивительно, ведь владельцы отеля сами были французами.

Пока Джейк разговаривал с портье, Джейми стояла в сторонке. Но вот он получил ключи и подошел к ней.

— В нашем шале все готово. Багаж поедет с нами. Так что вперед.

Он обнял ее и вывел наружу. Резкий холод после жары отеля бросил ее в дрожь. У дверей стояли лошади, запряженные в сани; Джейк помог ей усесться, укрыл нога мохнатым пледом, сел сам, и возчик тронул поводья. При движении на лошадиной упряжи звенели колокольчики, а под полозьями приятно поскрипывал снег.

— Самая быстрая и дешевая форма езды, — сказал Джейк, когда она подивилась скорости, с которой лошади неслись по заснеженной дорожке. — Наш домик один из самых удаленных от отеля. В нем, конечно, есть все, что надо, но и из отеля мы можем получить, что захотим. Я решил, что сегодня ты предпочтешь пообедать в шале, и сделал заказ на восемь.

Они проехали мимо стайки квадратных деревянных домиков, и вскоре лошади остановились, терпеливо ожидая, когда возчик выгрузит багаж гостей и перенесет его в шале.

Традиционный для таких мест домик с балкончиком на верхнем этаже, откуда, как подумала Джейми, днем наверняка открывается чудный вид на долину и заснеженные склоны холмов.

Провожатый отпер дверь и вернулся к возку за чемоданами. Джейк ввел Джейми внутрь и вышел, чтобы дать молчаливому человеку на чай. Сразу за дверью располагалась большая квадратная гостиная с ухоженным деревянным полом, устланным чем-то вроде ковриков из козлиных шкурок. Огонь приветливо горел в каменном камине, возле которого располагалась пара больших уютных кресел, обитых, как и вся мебель в комнате, твидом. Напротив камина на полках помещались телевизор и телефон, а открытая деревянная лестница вела на второй этаж.

— Кухня здесь же. — Джейк указал на дверь в дальней стороне комнаты. — А сейчас времени у нас осталось лишь на то, чтобы успеть переодеться к обеду.

— Переодеться? — Джейми недоуменно обернулась на него, но он уже поднимался наверх, таща туда чемоданы.

Ведь он сказал, что они пообедают в шале, и она полагала, что они поедят просто, по-домашнему, но у Джейка, как видно, были другие намерения. Ей не оставалось ничего другого, как тоже подняться наверх. На небольшую площадку выходила только одна дверь, и она вошла в нее. Джейк стоял перед камином, грея руки, и Джейми с любопытством осмотрелась.

Спальня была просторная, кровать занимала немало места, и казалась к тому же очень высокой из-за бесчисленного количества толстых подушек, набросанных поверх такого же толстого пухового одеяла. Одну стену полностью закрывали шкафы; в комнате находились еще стол, два удобных кресла и небольшой письменный столик. В стене, смежной с той, у которой стояла кровать, виднелась дверь, очевидно в ванную. Джейми открыла ее и замерла на пороге.

— Это джакузи, — раздался у нее за спиной вибрирующий голос Джейка. — Оказывает лечебное и расслабляющее действие, что особенно приятно усталому лыжнику после целого дня, проведенного на воздухе.

— Не сомневаюсь, — жестко ответила Джейми, отступив назад и закрыв дверь ванной.

Ее поразила не сама форма ванны, она достаточно знала о джакузи, а те образы, что промелькнули в ее сознании, когда она заглянула в ванную. Джейк наверняка не раз уже занимал такие домики и вряд ли отдыхал здесь один, ревниво подумала Джейми, и ее воображение вновь наполнилось эротическими картинами, вроде той, где обнаженный загорелый Джейк, томно погрузившись в пузырящиеся струи воды, любезничает с какой-то женщиной, которой размеры роскошной ванны позволяют присоединиться к нему. Нет сомнения, что заниматься любовью в этой булькающей воде Джейку кажется весьма расслабляющим и оздоровляющим занятием. Ревность вскипала в груди Джейми, и она вся напряглась, чтобы подавить это сильное чувство.

— Кто первый полезет под душ? — буднично спросил Джейк, прервав этим ее мучительные мысли.

— Давай ты. Я пока осмотрюсь. Тебе, видно, в отличие от меня не впервой останавливаться в шале, ты все здесь знаешь.

— Планировка примерно такая же, как в том домике, где я прежде останавливался с друзьями, правда здесь все несколько миниатюрнее. А шале на двоих я никогда не брал, поскольку до сего дня у меня не возникало желание кататься на лыжах парочкой.

Так, значит, Джейк не приезжал сюда с другой женщиной, подумала Джейми, когда он скрылся в ванной, и принялась распаковывать багаж.

Меньше всего ей хотелось бы сейчас разыгрывать этот фарс с торжественным ужином, для которого надо специально одеваться, но чем затевать споры, лучше сделать, как хочет Джейк.

Под душем он был недолго и вскоре вышел из ванной с мокрыми волосами и облаченный в толстый махровый халат. Она нервничала совсем как девственница, оказавшаяся наедине со своим первым мужчиной. Но он, в конце концов, и был ее первым и единственным ее мужчиной, хотя сам об этом не знал и — напомнила она себе — не особенно стремился узнать. Захватив свежее белье, она удалилась в ванную, даже не оглянувшись на него.

Душ она тоже приняла быстро и, когда вернулась в спальню, застала его в темных брюках и белой рубашке, в манжеты которой он вдевал запонки. Она сразу же увидела, что это те самые — ее подарок к Рождеству. Закончив, он обернулся, и от его взгляда в горле у нее застрял комок. Он шагнул к ней, но в это время внизу раздался звонок.

— Очевидно, прибыл наш обед, — холодно сказал Джейк. — Пойду впущу их.

Раз Джейк выбрал для обеда подобающую сему торжественному случаю одежду, Джейми почувствовала себя обязанной облачиться во что-то соответствующее. Разглядывая свое добро, она призадумалась. Ей бы как новобрачной иметь при себе нечто прелестно женственное и соблазнительное, то же белье, например. А она что взяла? Пару коротких атласных ночных рубашонок с низким вырезом и длинную ночную рубашку из тех, в которых она привыкла спать. Плевать, если Джейку это придется не по вкусу, он может… он может… Нет, не стоит думать о таких пустяках, и без того существует множество всего, что способно вызвать его неодобрение. Джейми перерыла содержимое своего чемодана и нашла незамысловатое джерси, которое и решила надеть.

Платье плотно облегало ее стройное тело, мягкими складками спадая от бедер к щиколоткам, кремовая ткань теплого оттенка удачно оттеняла кожу. Длинные узкие рукава, небольшой вырез, приоткрывающий основание шеи.

Обойдясь минимальным макияжем, Джейми надела туфли и отправилась вниз.

Круглый стол, передвинутый ближе к камину, накрыт скатертью, два стула, очевидно принесенные из кухни, поставлены друг против друга. Рядом, на небольшом столике, ведерко со льдом, в котором находились бутылка вина и бутылка шампанского. Стол сервирован празднично, со свечами. Джейк встал ей навстречу и, прищурившись, внимательно осмотрел ее.

— Интересно, почему так получается, что нечто, столь целомудренно закрывающее тебя с головы до ног, воздействует так, словно ты вовсе без одежды?

Одним замечанием он разрушил барьер, который Джейми старалась воздвигнуть между ними даже выбором одежды, и, когда он подошел к ней, протягивая бокал шампанского, она едва осмелилась поднять на него взгляд.

8

— Еще шампанского?

Выпито уже два полных бокала, а потому Джейми, придвинув к себе вазочку с шоколадным муссом, отрицательно покачала головой.

За трапезой она едва прикоснулась к еде, хотя и днем почти ничего не ела, так что выпитое слегка ударило в голову. А хорошо бы расслабиться и выпить столько, чтобы забыть обо всем на свете и желать только одного… Но нет! Гордость не позволяла ей этого, да еще таким пошлым способом — позволив себе опьянеть.

Вставая, она чуть покачнулась, но, когда Джейк вскочил, чтобы поддержать ее и отодвинуть стул, отпрянула от него. Отец Джейка был человеком старой закалки, человеком с безукоризненными манерами, который верил, что множество маленьких любезностей скрашивают семейную жизнь, но в галантности его сына Джейми сомневалась.

25
{"b":"3325","o":1}