ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты уверена, что тебе этого хочется?

Ее напряжение вмиг ослабло, и она спокойно сказала:

— Уверена. А что тебя смущает? Отпустив ее руки и не отводя от нее глаз, он быстро разделся и, скользнув в воду, устроился на противоположном сиденье ванны.

— Иди сюда, — сдавленно проговорил он.

Подавив всякие умствования, Джейми рыбкой скользнула к нему и, держась за его колени, с блаженством отдалась ласке подвижной воды, овевающей ее плавающее тело.

— Джейми.

Его глаза потемнели, помрачнели, и Джейми, не дожидаясь нудного вопроса о причинах своего поведения, сказала:

— Поцелуй меня, Джейк.

После чего она прильнула к нему так, что ее груди коснулись его груди, а бедра, покачиваемые водой, слегка задевали его бедра. Не дав ему времени одуматься, она принялась целовать и легонько покусывать его шею.

— Джейми!..

Удивление и смущение слышались в его голосе, и она чувствовала, как неуверенно он поглаживает ее тело, пока ее губы двигались по стройной колонне его шеи. Цепочкой нежных поцелуев она добралась до его уха, до твердой линии подбородка, а потом коснулась языком уголка губ.

Все эти действия исторгли из его гортани стон, дрожь пронизала его, когда он хотел обнять ее, а она, благодаря подвижности водной среды, легко отплыла от него, скользнув руками вдоль его тела и тихонько посмеиваясь. Скулы его потемнели, он явно находился в недоумении, но затем вновь попытался уловить ее в свои объятия, выказывая все признаки возбуждения.

— Джейми, — простонал он. — Джейми, ради всего святого… что?..

Она медленно подплыла к нему, невесомо касаясь его тела и наслаждаясь тем эффектом, который производили на него эти эфемерные касания.

— Отнеси меня в постель, Джейк, — промурлыкала Джейми между двумя поцелуями. На какое-то мгновение она испугалась, что зашла слишком далеко, но сразу же успокоилась, ибо он встал из воды, переступил через край ванны и осторожно взял ее на руки.

Оба они были мокрыми, но не замечали этого, тем более она, поскольку продолжала осуществлять свой план. То, как она задумала соблазнять его, не допускало нетерпеливости, и она постаралась успокоиться, понимая, что, взяв инициативу в свои руки, надо выдерживать линию поведения до конца, пока не удастся привести Джейка в такое состояние, когда он окажется способным не просто выслушать ее, но и понять.

Он опустил ее на кровать, а она приподнялась и, продолжая нежно обнимать его, поцеловала в губы.

— Джейми.

Страстный поцелуй длился, и все ее планы и намерения чуть было не оказались забытыми. Каждая клеточка ее естества требовала расслабиться и раствориться в блаженстве его объятий.

Но нет, на этот раз она не позволит своей плоти одержать над ней верх, пока еще нет. Прервав поцелуй и нежным натиском опрокинув его на спину, она склонилась, целуя его плечи и грудь, а потом ее рот ленивой улиткой пополз вниз, проделав на его теле влажную тропинку.

Поняв, что она задумала, он сначала попытался остановить ее, приподнялся, хотел привлечь ее обратно к себе. Но она уже нежно покусывала его напряженную плоть, а потом начала обводить вокруг языком, пока он не расслабился и не отдался наслаждению, которое испытывал от нежных ласк ее рук и губ.

Очень скоро, выказывая ему всю свою нежность, страсть и любовь, Джейми сама страшно возбудилась и уже не в силах была сдерживаться, и, когда он, притянув ее к себе и перекатив на спину, склонился над нею, она была готова принять его и приняла, издав стон наслаждения.

К завершению они пришли одновременно, что явилось физическим выражением гармонии, возникшей в тот момент в сознании обоих, — так, во всяком случае, подумалось Джейми, когда она медленно возвращалась с высот наслаждения и восторга. Она лежала, обняв Джейка, чувствуя под щекой гулкое биение его сердца. Но вот дыхание его восстановилось, он простонал:

— Боже, Джейми, ты меня опустошила! Что случилось?

— А ты не понимаешь?

Она улыбнулась, приподняла голову и заглянула ему в лицо. Вместо обычной его насмешки — напряженный, испытующий взгляд.

— Смею ли я просить объяснений?

Она не стала делать вид, что не понимает сути вопроса. В конце концов, этого она и хотела — их близости, теплоты его рук. Его тело и разум сейчас расслаблены и насыщены любовью, а его постоянная настороженность иссякла, так что она может наконец попытаться достичь понимания.

— Ох, Джейк, это всего лишь попытка показать тебе, как сильно я тебя люблю.

Как она и предвидела, он не поверил ей, напрягся, отстранил ее от себя и посмотрел на нее холодно и сердито.

— Не пойму, Джейми, что за игры ты тут затеяла.

— Зачем бы я стала играть?

— Зачем? — Он дышал с хрипом, глаза его горели яростью. — И ты еще спрашиваешь? Шесть лет назад ты тоже говорила, что любишь меня, а потом уехала, объявив, что предпочитаешь заняться карьерой. С тех пор ты избегала меня как чумы. Даже сегодня…

— Я лгала тебе, Джейк. И тогда, и сегодня… — Невероятное признание лишило ее бодрости, она не осмеливалась взглянуть ему в глаза. — Я всегда любила тебя, но… Я уехала, ибо думала, что ты не любишь меня, что ты хочешь жениться на мне просто потому… ну, потому, что так хочет твой отец.

— Ты уехала поэтому? — Он резко сел, схватил ее за плечи и, встряхнув, прорычал: — Так ты думала?.. Какой черт внушил тебе столь безумные мысли?

— Не черт, Джейк, а Ванда.

И она вкратце поведала ему, о чем шесть лет назад услышала от другой женщины.

— Почему же ты не поговорила со мной? Почему так легко поверила Ванде и не поверила мне, человеку, которого ты, как утверждаешь, любила?

— Пойми, Джейк, я тогда была наивной восемнадцатилетней дурочкой. К тому же где-то глубоко внутри я никогда не верила, что столь прекрасный мужчина действительно любит меня и любит так же сильно, как я его.

Она видела, что гнев постепенно оставлял его, а лицо немного просветлело.

— Мне бы, черт побери, шею тебе скрутить! — хрипло сказал он. — От одной мысли, что ты сотворила с нами обоими, у меня ум за разум заходит. — Он глухо простонал. — Но что я могу теперь сделать? Что? Побить тебя?

И вдруг он резко притянул ее к себе и страстно поцеловал, вложив в свой поцелуй всю горечь и боль, что заполонили сейчас его сердце. Она это почувствовала.

Когда он прервал наконец этот болезненно-страстный поцелуй и заговорил, в голосе его слышались горестные нотки самоиронии.

— А я-то все эти годы ждал, не переменишь ли ты свое решение, не надоест ли тебе твой Лондон и твоя карьера. Сначала я и подумать не смел броситься за тобой вслед, опасаясь, что вспугну тебя и ты в панике умчишься куда-нибудь еще дальше. Сидел шесть лет и ждал, как последний идиот, надеясь, что рано или поздно ты вернешься, хранил свои чувства для тебя, для тебя одной, не смея взглянуть на другую женщину. Да и впустить в свою жизнь другую женщину, даже только заниматься с нею сексом для меня просто невозможно. Я истерзал себя одиночеством и вечными думами о тебе, а теперь, спустя шесть лет, ты приходишь и говоришь, что это недоразумение, что все это случилось из-за того, что кто-то чего-то тебе наплел.

Понимая, что он в эти минуты чувствует, Джейми тихо сказала:

— Джейк, послушай, может, все это и к лучшему. Тогда я была такой наивной и неопытной; и, если бы не эти шесть лет, я никогда не смогла бы общаться с тобой на равных. Прости, но я почти не сомневаюсь, что та восемнадцатилетняя девочка очень скоро надоела бы тебе.

— Хочешь убедить меня, что если бы не Ванда, то и счастья нам не видать? — поинтересовался Джейк.

— Кстати, а как насчет Аманды? — сухо напомнила ему Джейми. — Ты ведь, кажется, хотел жениться на ней.

— Ты сама и подтолкнула меня к подобным действиям. Я просто разыграл все это, чтобы вызвать твою ревность…

— А как же Аманда?.. Джейк усмехнулся.

— Ее папаша не прочь был заполучить меня в зятья и не раз намекал на это, вот я и решил таким образом выяснить, как ты к этому отнесешься, тем более что прекрасно знал о нежелании Аманды выходить за меня замуж. Чего я действительно не ожидал, так это что она бросится за помощью именно к тебе, а ты сразу же поверишь, что я женюсь на ней. Ну, я и уцепился за это, чтобы сделать следующий шаг. Должен признать, я был немало удивлен той легкостью, с которой мне все это удалось проделать. Но причину того, что ты так быстро сдалась, я, кажется, понял только в прошлую ночь…

33
{"b":"3325","o":1}