ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тихий внутренний голос ехидно спросил, а как, мол, насчет любви? Любовь… Ее губы дрогнули, но затем окаменели. Что такое, вообще говоря, любовь? Это безумие, эти опасные чувства, которые Джейк возбуждал в ней? Если так, то лучше уж обойтись без этого. Но почему же тогда даже звук его имени, слетевший с чьих-то губ, вызывал у нее сердцебиение.

Причина, по которой она так старательно избегала его после своего бегства из дому, заключалась не в том, что она испытывала к нему отвращение или ненависть, а в том, что боялась его, ибо он все еще имел над ней огромную власть. Пока он не знал об этом, она чувствовала себя в безопасности, хотя, почему это так, и сама не понимала. Да и какое значение имеет для него ее любовь? Разве он пытался найти ее, встретиться и объясниться? Нет. Она исчезла, и он ее не искал.

Тогда, вскоре после того как она отправила ему письмо, он написал ей ответ, но она порвала его, не читая. Почему? В глубине души она, возможно, ожидала, что он будет ее разыскивать, попытается встретиться. Неужели он поверил, что она считает себя слишком молодой для замужества? Нет, здесь кроме ее оскорбленной гордости было нечто еще, и она не сомневалась — он понимал это, а тот факт, что он не попытался встретиться с ней и оправдаться в ее глазах, явно говорил за то, что Ванда не лгала.

А теперь он появится здесь, да еще со своей новой подружкой. Найдет ли она в себе силы встретиться с ним лицом к лицу? Впрочем, у нее нет выбора. Если сейчас уехать, Бет наверняка начнет строить догадки, а из этого ничего хорошего не получится. Никто в их семействе понятия не имел о том мгновенно пролетевшем месяце блаженства, которое он дал ей до того, как она узнала правду и бежала. Нет, только они с Джейком помнили о тех вечерах в его квартире, когда она лежала в его объятиях и испытывала немыслимое счастье даже от самых простых ласк. Он тогда говорил ей, что ждал, когда она подрастет, ждал, когда она увидит в нем мужчину, а не просто сводного брата.

Тем временем окончательно стемнело. Сколько же она простояла здесь, глядя в окно и ничего не видя? Она посмотрела на часы. Почти час. Бет наверняка удивляется, почему она до сих пор не спустилась.

Ничего, у нее еще есть несколько часов, чтобы приготовиться к завтрашней встрече. Джейми посмотрела на чемодан, брошенный на кровать, подошла к нему и отомкнула замки. Из аэропорта она сразу отправилась в Бристоль, лишь ненадолго заехав в свой лондонский дом, где приняла душ и заново упаковала чемодан.

В Нью-Йорке у нее было достаточно времени, чтобы пройтись по магазинам. Зная, что поедет к кузине, она купила для нее свитер, а для своей крестницы роскошно одетую куклу.

Вещи распаковывались машинально, руки делали то, что привыкли. В Нью-Йорке она купила несколько вещиц от Келвина Кляйна, и кое-что из них чисто импульсивно захватила сюда. Вот это, например, бледно-лиловое шелковистое одеяньице, которое на вешалке смотрелось вялой тряпкой, но тело облегало весьма ловко, к тому же прекрасно подчеркивало необычный цвет ее глаз. Напрочь лишенное простоты и наивности платье, всю суть которого можно выразить коротким словом «секси».

Вот и выряжусь в него завтра, мрачно подумала она. Каковы бы ни были ее потаенные чувства, она хотела, чтобы Джейк видел, что прежней крошки Джейми больше не существует. Повесив платье в шкаф, она поблагодарила Бога за тот опыт, который ей удалось приобрести за прошедшие годы, пробавляясь лишь легким флиртом и никому не позволяя вовлечь себя во что-нибудь более серьезное. Завтра Бет обязательно — если она знает свою кузину — обеспечит ее обеденным партнером: Джейми, естественно, поведет себя с ним холодно и отчужденно, сразу дав понять, что она не из тех, кто очертя голову пускается в романы-однодневки или во что-нибудь в этом роде…

Но это завтра, завтра… что оно сулит ей?

Из-за дверей ее спальни донесся голос кузины, и Джейми, натянув на лицо маску холодной безмятежности, пошла открывать.

— Вот мы и проснулись, — весело сказала Бет, держа на руках белокурое, голубоглазое дитя и демонстрируя его кузине.

— Господи, как же она выросла!

После нескольких секунд серьезного разглядывания тети малышка соизволила улыбнуться.

— А теперь нам пора купаться, — пояснила Бет, покосившись на безукоризненную юбку и кашемировый свитер кузины. — Прости, что я такая бестолковая хозяйка, чаю тебе так и не успела приготовить. Если хочешь, спустись вниз…

— Единственное, чего я хочу, — ответила Джейми, кончиками пальцев прикасаясь к нежной детской коже, — так это чтобы ты позволила мне помочь тебе купать малышку. В конце концов, я ведь, насколько помнится, ее крестная.

Решительно выбросив из головы все мысли о Джейке, Джейми протянула руки и поманила Сару.

— Иди ко мне, — сказала она девчушке. — Знаешь, я привезла тебе из Нью-Йорка подарок, и теперь самое время нам с тобой взглянуть на настоящую, хоть и маленькую, юную леди.

2

— Джейми, ты ангел, — с придыханием проговорила Бет, восторженно глядя на вазу с цветами, которую Джейми только что поставила на обеденный стол.

Длинные бархатные шторы закрывали темные окна; Джейми, слегка поджав губы, осматривала плоды своей деятельности.

— С Сарой столько хлопот, что до таких деталей, как цветы, у меня просто руки не доходят, — огорченно проговорила Бет. — Ричард будет просто потрясен, когда увидит, что мы тут настряпали. Сама-то я способна готовить только самые простые кушанья. В самом деле, я страшно благодарна тебе за все, что ты делаешь, но чувствую себя ужасно виноватой. Тебе полагалось бы здесь у нас отдыхать…

— Не беспокойся, я с удовольствием всем этим занимаюсь, — искренне сказала Джейми. — Уж сколько времени прошло с тех пор, как я не могу вволю похозяйничать на кухне.

— Конечно, я и забыла, что твоя мама здорово научила тебя готовить. Неудивительно, что у тебя все так ловко получается.

— Ну, не преувеличивай, мне до нее далеко.

Столовая в новом доме Бет и Ричарда радовала приятными пропорциями, но предыдущие владельцы были весьма непритязательны в выборе декора. Стены и потолок выкрашены кремовой краской, отчего терялось преимущество высокого потолка и лепных карнизов.

— Эта комната ужасно скучная, — морща нос, критически высказалась Бет. — Да и весь дом нуждается в новом оформлении, но я просто не знаю, с чего начать.

— Ничего, завтра мы сядем и все это обсудим, — пообещала Джейми.

— Ну вот и Ричард пришел! — воскликнула Бет, когда до кухни донесся стук входной двери.

— Пойду-ка я переоденусь, — сказала Джейми, одарив входящего в гостиную мужа кузины теплой улыбкой.

Хотя Ричард напоминал ей неуклюжего плюшевого медведя, она любила его, зная, что этот удачливый бизнесмен обожает жену и маленькую дочь.

Джейми поторопилась наверх. Через час-полтора появится Джейк. От одной этой мысли сердце ее забилось неровно. Когда она открывала дверь в спальню, пальцы ее дрожали. Нет, нельзя показать ему, как действует на нее его присутствие. Надо выглядеть холодной и совершенно равнодушной. И она это сумеет.

— Ох, какое изумительное платье! — Глаза Бет широко распахнулись, она завистливо разглядывала появившуюся кузину, облаченную в восхитительное черное джерси, ловко облегающее ее изящную фигуру. — И как только тебе удается оставаться такой стройной? — огорченно спросила она. — Я вот никак не могу согнать лишний вес.

— Какая бы ты ни была, я все равно люблю тебя, — сказал Ричард, войдя в кухню и чмокнув жену в щечку.

— Как вкусно у вас здесь пахнет!

— Скажи спасибо Джейми. Она взялась сегодня готовить нам ужин, — сообщила Бет.

Джейми знала, что вечером их будет восемь человек: Джейк с подружкой, местный доктор с женой и ее братом, который жил у них после автокатастрофы, потом сама Джейми и Бет с Ричардом.

По поводу Йена Парсонса Бет сказать почти ничего не могла, знала только, что он геолог, работал за границей и что в той дорожной аварии погибла его жена.

4
{"b":"3325","o":1}