ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Едва слышный гневный стон сорвался с ее пересохших губ. Как могло это случиться? Как она допустила?..

Ты сама хотела этого, ехидно ответил ей внутренний голос.

– Нет! – хрипло прошептала Бренда, понимая, что лжет себе самой. На самом деле она действительно хотела, чтобы Гриффин целовал ее, ласкал, чтобы…

Но это просто безумие! В конце концов, она взрослая женщина, достаточно зрелая и здравомыслящая, чтобы не бросаться очертя голову в омут страсти.

Разве то упоительное головокружение, от которого у меня слабели ноги, и в самом признак влюбленности? – задумалась Бренда. Неужели мне грозит опасность полюбить Гриффина?

Да, признала нехотя она, меня влечет к этому мужчине, и все же было бы ошибкой позволить этому чувству взять верх над здравым смыслом. Поэтому подобная сцена не должна повториться! Если уж мне суждено когда-нибудь влюбиться, то, уж конечно, не в Гриффина Хоторна. Но если я здесь останусь…

Бренда горько усмехнулась. Уехать она не могла, иначе не только Гриффин, но и все сотрудники фирмы решили бы, что она проиграла пари. А значит, ей придется остаться, но обязательно отыскать способ сдерживать эмоции.

Помни о Сандре, сказала себе девушка, о том, что случилось с ней. Она тоже влюбилась, потеряв голову, а что из этого вышло, тебе хорошо известно!

Бренда машинально взяла в руки программу курса, которую дал ей Гриффин. Горные прогулки, закаляющие характер, обучение коллективным действиям, плавание на каноэ… Неужели он и впрямь надеется, что все это заставит ее измениться?

Прогулка на каноэ была назначена на завтра. Глянув в окно, девушка нахмурилась. Озерная гладь матово серебрилась, отражая ледяную голубизну неба.

Бренда никогда не была любительницей проводить досуг на свежем воздухе, особенно в холодное время года. Она вспомнила, что в последний раз совершала морскую прогулку в Италии, и капитан яхты, низкорослый кругленький мужчина, ничем не походил на атлетически сложенного Гриффина.

На миг угрюмое величие северных гор само собой сменилось перед ее мысленным взором жарким солнцем Адриатики, и она представила Гриффина не в теплой рубашке и джинсах, а в выгоревших от солнца шортах и с обнаженным торсом. Щедрые жаркие лучи ласкали его загорелую кожу, и полоска темных курчавых волос, сужаясь, исчезала под поясом…

Во рту у Бренды пересохло, и она поспешно отбросила чувственный образ, который с такой готовностью создало ее предательское воображение.

Что ж, мрачно подумала девушка, по крайней мере, можно не беспокоиться о том, что завтра утром Гриффин будет красоваться передо мной в одних шортах. По такой погоде куда уместнее непромокаемые костюмы. Но Бренду не столько раздражало неодолимое влечение к этому мужчине, сколько поселившееся в ее душе волнение, страх, смятение и…

Она устало закрыла глаза. Это же нелепо – изнывать от желания к такому человеку, как Гриффин Хоторн! И ты должна изгнать это чувство… разрушить… уничтожить на корню.

***

– Готово.

Бренда одарила Гриффина, ожидавшего ее на краю причала, убийственным взглядом. В раздевалке небольшой, но прекрасно оборудованной лодочной станции они переоделись в непромокаемые костюмы, и теперь он стоял возле узкого дощатого трапа, который спускался к воде.

Стиснув зубы, девушка направилась к нему. Внизу колыхалось каноэ – на вид чудовищно хрупкое и ненадежное.

– Вы что, хотите, чтобы я доверила свою жизнь вот этому утлому суденышку? – возмутилась она.

– Оно вполне надежно, – заверил Гриффин, – и совершенно непотопляемо. В худшем случае перевернется, но…

– Перевернется? – подозрительно переспросила Бренда.

– Да, – кивнул он, – неопытный гребец может перевернуть каноэ, но оно устроено так, что легко возвращается в изначальное положение. Потому мы их и используем. Вам ничего не грозит, Бренда, в противном случае я не стал бы настаивать на этой прогулке.

– В самом деле? – пробормотала девушка себе под нос, но Гриффин все же расслышал это, потому что в глазах его блеснул гневный огонек. Однако он тут же овладел собой и постарался превратить все в шутку:

– А вы решили, что я вывезу вас на середину озера и пригрожу утопить, если вы не согласитесь изменить свои взгляды?

Ничего такого Бренде, конечно, и в голову не приходило, но, заметив в глазах Гриффина насмешливый блеск, она так разозлилась, что тут же едко огрызнулась:

– Меня бы это вовсе не удивило. В конце концов, вы оказались в безвыходном положении. Если ваш драгоценный центр лишится своей безукоризненной репутации…

– А вы мечтаете этого добиться? Гриффин явно издевался над ней, но все равно эта реплика застала Бренду врасплох. До сих пор она считала, что преимущество на ее стороне.

– Ох, ради Бога, давайте просто поскорее покончим с этим, – раздраженно буркнула она.

День выдался холодный, пасмурный, в небе набухли дождевые тучи, и порывы ледяного ветра так и хлестали по озеру, поднимая неприятную зыбь.

Девушка содрогнулась, глядя на свинцовую воду, затем вновь перевела взгляд на утлое суденышко. Нет, она ничем не покажет своих опасений, чтобы не давать Гриффину повода смеяться над ней.

Сделав глубокий вдох, Бренда решительно подошла к краю причала.

– Я сяду первым, – сказал Гриффин.

Он уверенно направился к ненадежному на вид трапу и легко спрыгнул в каноэ, а потом, усевшись на узкой скамеечке, подвел его ближе к причалу и сделал приглашающий жест рукой.

Бренда ступила на трап, но на последней ступеньке невольно остановилась и поежилась.

– Смелее, – подбодрил ее он. – Еще шаг – и вы окажетесь в каноэ.

Девушке отчаянно захотелось отказаться от этого опасного предприятия, но Гриффин уже протянул ей руку.

Если он разожмет пальцы… – промелькнуло у нее в голове.

– Это совсем не страшно, – настойчиво произнес он.

Досадуя на то, что он заметил ее испуг, Бренда стиснула зубы и сделала последний шаг.

Хвала Господу, все прошло благополучно, и через мгновение она уже опустилась на узкую скамеечку. Гриффин взялся за весла, и каноэ так стремительно двинулось к центру озера, что у Бренды захватило дух.

Даже сквозь непромокаемую ткань костюма было видно, как играют могучие мускулы на широкой спине сидящего перед ней мужчины.

– Обычно на первом занятии мы отправляем в большом каноэ четырех слушателей вместе с преподавателем, – рассказывал Гриффин. – Он дает им необходимые инструкции и, убедившись, что они усвоили навыки обращения с каноэ, оставляет только два весла. И уж тогда они все вместе должны найти способ вернуться к причалу. Смысл этого упражнения состоит в том, что группа людей, полностью зависящих друг от друга, прилагает совместные усилия для выхода из сложной ситуации.

– Это больше похоже на рецепт массового самоубийства, – иронически заметила Бренда. – Если бы нечто подобное случилось в реальной жизни, кто-то из гребцов обязательно постарался бы завладеть двумя веслами, и тогда…

– И что тогда? Он не смог бы грести в одиночку, отбиваясь от своих спутников, – возразил Гриффин, внимательно глядя на нее.

– Ну… – задумалась Бренда. – Он мог бы просто избавиться от них, скажем, ударить веслом по голове и сбросить за борт.

– Гм… Да, пожалуй, но ведь разумнее было бы найти способ действовать сообща, ведь иначе невозможно добраться до берега.

– В идеальном мире, – раздраженно ответила Бренда, – но не в реальном, который весьма далек от идеала.

– Совершенно верно. Потому-то мы и стремимся усовершенствовать его.

О Господи, подумала девушка, неужели он и вправду считает, что я настолько наивна, что поверю в эти прекраснодушные идеи?

Они были уже на самой середине озера, и волны здесь поднимались все сильнее и выше.

– А что сделали бы вы, если б мы сейчас потеряли оба весла? – поинтересовался Гриффин.

– Подала бы на вас в суд, – быстро ответила она.

– Для этого нужно вначале добраться до берега, – рассмеявшись, напомнил он.

11
{"b":"3326","o":1}