ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бренда опустила глаза и ужаснулась, увидев, как явственно торчащие соски проступают сквозь тонкий шелк. Гриффин проследил ее взгляд, и она, залившись густым румянцем, попыталась прикрыться руками.

– Не надо смущаться, – нежно проговорил он, отводя их в стороны. – Мне нравится знать, что ты сгораешь от желания…

Он протянул руку и бережно, почти невесомо коснулся ее груди, лишь очертив кончиками пальцев соблазнительную округлость. Это легкое касание обожгло Бренду, и она снова застонала от наслаждения.

– Хочешь, чтобы я остановился? – хрипло спросил Гриффин и привлек ее к себе, осыпая быстрыми жаркими поцелуями, а пальцы его проворно пробежали по пуговицам блузки.

Она мысленно торопила его, но осознала это лишь тогда, когда нетерпеливо всхлипнула и выгнулась, подставляя ему нагую грудь.

Прежде мысль о подобных ласках не слишком возбуждала Бренду, и когда в каком-нибудь фильме попадалась любовная сцена, она смущалась и раздражалась. Но теперь, когда губы Гриффина скользили по изгибу ее груди, а пальцы ласкали набухший темно-розовый сосок, она испытывала такое непреодолимое желание, что уже едва держалась на ногах. Чуть слышный вздох облегчения вырвался у нее и тут же сменился тихим сладостным стоном, когда Гриффин отыскал губами нежный бутон напрягшейся плоти. Ласки его, вначале бережные, становились все неистовей, и Бренда выгнулась, подхватывая ритм движений, его жадных нетерпеливых губ.

Сладкий, пьянящий жар все сильнее охватывал ее. Гриффин коленом раздвинул ее ноги, и девушка страстно прильнула к нему, бедрами чувствуя его вожделение и оттого возбуждаясь еще сильнее.

– Гриффин!.. – простонала она.

– Знаю, – хрипло пробормотал он и, прервав поцелуй, прильнул разгоряченным лицом к ее нежной пылающей щеке, дрожащей ладонью накрыв обнаженную грудь. – Я обещал тебе, что не буду спешить.

Нет, хотела сказать Бренда, я не об этом, совсем не об этом… но Гриффин уже разомкнул объятия и бережно поправил ей блузку, печальной улыбкой ответив на молящий взгляд.

Как ты смеешь отступать, пробудив во мне такое неистовое желание? – казалось, говорили ее глаза.

– У меня тоже нет презерватива, – тихо сказал он, словно прочитав ее мысли, – а стоит мне дать себе волю, и я уже не смогу остановиться. Меньше всего на свете я хотел бы…

Гриффин покачал головой, оборвав себя на полуслове, но Бренда поняла: он боится, что она забеременеет. Да, это действительно было бы сейчас совсем некстати. Так почему же его слова вызвали у нее такую боль?

– Как бы то ни было, – продолжал он, отступив в сторону, – завтра мы с тобой отправимся в горы. Обещаю, эта прогулка не будет трудной, но тебе понадобится спортивная одежда и обувь.

Бренда прикусила нижнюю губу.

– У меня нет с собой никакого снаряжения, – виновато сказала она. – Я знаю, об этом было написано в брошюре, но… – Девушка запнулась, не желая признаваться, что не читала инструкций.

– Понимаю, – кивнул Гриффин. – Ничего страшного. Как я уже говорил, в соседнем городе есть первоклассный спортивный магазин. Утром мы отправимся туда и экипируем тебя с ног до головы.

Бренда печально смотрела на него, мечтая снова оказаться в его объятьях. И все же он прав, сказала она себе, нам лучше подождать, пока закончится курс.

Эта мысль напомнила ей о еще одном обстоятельстве.

– Гриффин, – сказала она тихо, неотрывно глядя в его глаза. – То, что произошло между нами, нисколько не меняет моего отношения к твоей деятельности. Не хочу кривить душой – я по-прежнему не верю, что ваш центр действительно…

– Курс еще не закончен, – перебил ее он. – Но не тревожься, Бренда, я не хочу, чтобы эмоции повлияли на твои убеждения. Я не из тех мужчин, которые ждут от женщины полного и безоговорочного подчинения.

– Но ведь большинство из них стремятся уложить женщину в постель, чтобы добиться своего, – едва слышно пробормотала Бренда.

– Да, – согласился Гриффин, – но не я. Точно так же, как и ты не относишься к женщинам, которые стремятся подчинить мужчину… Знаешь, – добавил он задумчиво, – порой мне кажется, что ты заранее решила, каким я должен быть, и пытаешься загнать меня в рамки заданного образа. Я следил за твоей реакцией, когда мое поведение противоречило этим надуманным представлениям, и понял: ты сама еще не знаешь, нравится тебе то, что я в них не вписываюсь, или нет. Это верно? – Девушка промолчала, и он продолжал: – Я не хочу выпытывать у тебя, в чем тут дело. Рано или поздно ты сама захочешь рассказать мне о причинах такого поведения, и я с удовольствием выслушаю тебя. Но все-таки я другой… – Он помолчал. – Так кому же тебе труднее поверить? Мне или себе самой?

Гриффин смягчил этот вопрос улыбкой и ласково погладил ее по щеке, но все равно его слова болью отозвались в душе Бренды, потому что он сумел разглядеть страх, который она постоянно испытывала.

Да, она действительно боялась довериться своему сердцу.

Поздно, с тайным злорадством возразил ей внутренний голос. Ты уже любишь этого мужчину и всецело принадлежишь ему. От этого нет спасения.

6

– Гляди-ка, гляди – летающая тарелка!

Бренда очнулась от неотвязных мыслей, привлеченная не столько словами Гриффина, сколько неподдельным изумлением в его голосе. Послушно обернувшись, она выглянула в окно «лендровера» и тут же нахмурилась, услышав веселый смех.

– Наконец-то ты обратила на меня внимание, – пояснил Гриффин в ответ на ее сердитый взгляд. – Вот уже полчаса, как ты молчишь, целиком погрузившись в свои мысли. Что случилось?

Этот вопрос прозвучал шутливо, но во взгляде Гриффина не было и тени улыбки, и сердце Бренды беспокойно дрогнуло.

Вчера ночью она долго не могла уснуть, вновь и вновь обдумывая то, что произошло между ними, а когда наконец забылась сном, ей приснился Гриффин. Теперь девушка твердо знала: она не может без него жить. Но в глубине души она до сих пор страшилась этого чувства и подумывала спастись бегством…

– Ничего, – не сразу ответила она. – Я просто обдумывала дизайн одного интерьера.

Гриффин нахмурился, и Бренда поняла, что ей не удалось его обмануть. Тут на дорогу выскочила овца, которая отвлекла его внимание, а потом «лендровер» миновал поворот, и девушка получила возможность сменить тему.

– Это и есть город? – с деланным интересом спросила она.

– Угу.

Скорее уж большая деревня, решила Бренда, разглядывая лабиринт кривых узких улочек и серые дома, крытые шифером, в небольшой долине, со всех сторон окруженной горами. Справа располагалась просторная ярмарочная площадь и виднелся острый шпиль церкви.

– Кроме церкви, здесь есть гостиница, почта, а также небольшой минеральный источник, – рассказывал Гриффин. – Правда, сейчас он закрыт на реконструкцию. Поблизости, в горах, встречаются залежи сланца, но разрабатывать их небезопасно, особенно в это время года, когда уровень воды слишком высок.

– При чем здесь уровень воды? – с любопытством спросила Бренда.

– Можно наткнуться на подземный источник, и, если вода вырвется наружу, погибнет все месторождение.

Тем временем «лендровер» въехал в город и теперь медленно катился по тесным улочкам, которые неожиданно оказались весьма многолюдными, так что Гриффину постоянно приходилось пропускать пешеходов.

Они то и дело останавливались, чтобы поздороваться друг с другом, и приветственно махали руками проезжавшим мимо автомобилистам. Бренде такие нравы были в диковинку – она привыкла к тому, что в большом городе пешеходы и водители испытывают друг к другу враждебность.

Пожилая женщина в косынке неторопливо шла по улице с большой корзиной в руках. При виде Гриффина она расплылась в радостной улыбке. Он притормозил и, высунувшись из окна, сердечно окликнул ее:

– Рад видеть тебя без костылей, Долли! Что, лодыжка зажила?

– Точно, – кивнула та.

– Смотри, не вздумай в другой раз лезть на крышу…

– На крышу? – изумленно переспросила Бренда, когда он снова тронулся с места.

18
{"b":"3326","o":1}