ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне хотелось бы услышать, мистер Хоторн, – звонко произнесла Бренда, – конкретные факты, подтверждающие, что ваши чудодейственные курсы реально повысили доходы фирм, посылавших туда своих сотрудников.

Ничего не скажешь, вынуждена была признать девушка, отметив, что лицо ее оппонента не выразило ни удивления, ни беспокойства, – он хороший актер.

– Вы их не услышите, – ответил Хоторн.

Брови Бренды взлетели вверх.

– Стало быть, вы не считаете нужным вести подобный учет? – вкрадчиво осведомилась она. – Это весьма странно, особенно в наше время, когда принята официальная проверка результатов любых лечебных методик.

Девушка не сводила глаз с Гриффина Хоторна, но отчетливо слышала, как по залу пробежал неодобрительный ропот. Эту реакцию явно вызвали ее слова.

Впрочем, чему тут дивиться? – с горечью подумала Бренда. Этому человеку уже удалось завоевать расположение большинства людей, присутствующих в зале, и они готовы встать на его сторону.

– Возможно, – спокойно произнес Гриффин, – но поскольку наш центр открылся меньше года назад, а с тех пор ни одна фирма из тех, что обращались к нам, не подводила годового баланса, у нас попросту нет такой информации. – Он мило улыбнулся. – Похоже, моя лекция ввела вас в заблуждение, мисс Уоррингтон. Видите ли, цель моей методики состоит не столько в том, чтобы повысить прибыли фирмы-клиента, сколько в том, чтобы изменить и улучшить жизнь ее сотрудников – как на фирме, так и за ее пределами.

– Обучая их детским играм? – жестко уточнила Бренда, не сводя с него глаз.

– Это метод уже давно повсеместно признан, – возразил он. – Хорошо известно, что дети, которые в детстве мало играли, чаще всего вырастают плохо приспособленными к жизни. А мы помогаем таким людям научиться работать в коллективе и самостоятельно справляться со стрессами.

– И все же вы признаете, что не можете подкрепить свои доводы реальными фактами, – упрямо повторила Бренда, не реагируя на пристальный взгляд его серых глаз, которые теперь стали мертвенно-ледяными.

– Ничего подобного, – возразил Гриффин. – Я просто указал вам на неточную интерпретацию моих слов.

После этой реплики по залу пробежал смешок, и Бренда залилась краской. Однако она не собиралась отступать, а тень сочувствия, мелькнувшая на миг в холодных серых глазах Хоторна, только еще больше раззадорила ее.

– Что ж, тогда мы можем убедиться только в том, что прибыль поступает в ваш карман.

Вот теперь я задела тебя за живое! – торжествующе подумала девушка, заметив, как его губы жестко сжались.

– Речь идет не о доходах – моих или еще чьих-либо. Я верю, что мы приносим людям реальную пользу, и могу утверждать, что если вы сама решитесь пройти один из наших курсов, ваши взгляды на жизнь кардинально изменятся.

Он чуть понизил голос, и Бренда, вдруг ощутив, как кровь опять приливает к ее щекам, невольно мысленно вернулась к тому краткому мгновению, когда ее непреодолимо потянуло к этому человеку, словно в ответ на его безмолвный зов…

Сердце девушки и теперь забилось сильнее, но на сей раз – от гнева.

– Это невозможно! – с вызовом бросила она.

– Напротив, – спокойно возразил Гриффин. – Я могу со всей ответственностью обещать вам и всем, присутствующим в этом зале, что после месяца занятий в нашем центре ваше представление о смысле жизни претерпит серьезную трансформацию. Более того, вы сама с радостью признаете и примете эти перемены и захотите поделиться ими с другими…

– Никогда! – отрезала Бренда.

– Так дайте мне шанс это доказать.

Девушка открыла рот, собираясь бросить ему в лицо очередное обвинение, но неожиданно осознала, что сама загнала себя в ловушку, из которой нет выхода.

– Превосходная идея! – воспользовавшись ее минутным замешательством, воскликнул Картер Барнаби. – Мы все рады будем ознакомиться с результатом пребывания мисс Уоррингтон в вашем центре…

– Но я не могу! – слабым голосом возразила она. – Фирма не в состоянии позволить себе…

– Мы готовы принять вас бесплатно, – прервал ее Гриффин.

Что мне делать?! – думала в панике девушка. Отказавшись, я не просто выставлю себя на посмешище, но и позволю этому типу чувствовать себя победителем. Совершенно очевидно, что он уже убедил зал в своей правоте.

– Бренда, теперь вы уже не вправе отступить, – по-отечески мягко обратился к ней Картер Барнаби, но в его глазах светилась откровенная неприязнь. – Иначе все заподозрят, что вам недостает смелости защищать свои убеждения.

– Я и не собираюсь отступать, – ровным голосом объявила Бренда и добавила: – Но мне нужна неделя, чтобы привести в порядок дела.

– О, разумеется.

Как же этот чертов Хоторн ловок, речист, уверен в победе! – раздраженно думала она. Но ничего, схватка еще не закончена, и одной только уверенности и обаяния мало, чтобы переубедить меня. В сущности, решила Бренда, понемногу оправляясь от того, как искусно Хоторн вывернул ее слова наизнанку, проиграет в конце концов все равно он. Потому что я ни за что не поверю ему.

***

– Ну что, ловко наш оратор обвел тебя вокруг пальца?

Девушка нахмурилась и ускорила шаг, игнорируя слова догонявшего ее мужчины. Майк Роверс всегда был ей неприятен. За его внешней обходительностью таилось откровенное похотливое любопытство ко всякой мало-мальски привлекательной женщине. Бренде не раз уже приходилось отвергать его грубые ухаживания, и она знала, что, хотя Майк не прочь уложить ее в постель, на самом деле терпеть не может. Он вообще был из тех мужчин, которые презирают женщин.

Бренда от души сочувствовала жене Майка, а его самого старалась по возможности избегать.

– Будь осторожна, – предостерег ее он с притворным сочувствием. – Этот краснобай теперь сделает все, чтобы перетянуть тебя на свою сторону. Ничего другого ему просто не остается.

– Меня не так-то легко убедить, – отрезала Бренда. – Уж кому-кому, а тебе это хорошо известно.

– Но ты все-таки женщина, – огрызнулся Майк, явно уязвленный ее словами, – а этот красавчик, похоже, из тех, кто способен…

– На что? – спросила она.

– Ну, например, соблазнить женщину для того, чтобы получить ее поддержку.

– Что ж, если дело только в этом, со мной у него ничего не выйдет! – уверенно заявила девушка.

Однако сегодня днем, вкрадчиво напомнил ей внутренний голос, ты все-таки чуть не попалась на его удочку.

Да, но я вовремя поняла, с кем имею дело, возразила Бренда, и если Гриффин Хоторн и впрямь захочет пустить в ход подобные методы, его ждет весьма неприятный сюрприз. Так что пусть только попытается!..

2

Услышав трель дверного звонка, Бренда нахмурилась. Целых три лестничных пролета отделяли мастерскую на чердаке от парадной двери двухэтажного особняка в викторианском стиле, который стал ее домом, когда после смерти родителей она переехала жить к бабушке, и ей вовсе не хотелось спускаться.

Кто бы ни звонил сейчас в дверь, он не имел на это никакого права, подумала девушка. Всем моим знакомым известно, что в эти часы я работаю и меня нельзя беспокоить.

Бабушка занималась делами в небольшом кабинете на первом этаже, но Бренда, выучившись на дизайнера, облюбовала для работы просторный, с окнами на север чердак, где ее ничто не отвлекало.

До сих пор, мысленно добавила она, прислушиваясь к оглушительным звонкам. Впускать незваного гостя я не собираюсь, так что придется ему уйти.

Сегодня вечером Бренда должна была уехать в Шотландию, а перед отъездом рассчитывала завершить проект, над которым работала уже давно. Люди, не знакомые с профессией дизайнера, всегда удивлялись тому, что она работает впрок. Интерьер, который она сейчас обдумывала, предназначался для здания, постройка которого еще не была завершена, но Бренда уже прикидывала, как обставить комнаты, существующие разве что на планах архитектора.

Сейчас перед ней лежали образцы драпировочных тканей синих и зеленых тонов, а также всех оттенков песочного цвета – от бледно-бежевого до густо-золотого.

3
{"b":"3326","o":1}