ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Бесполезно, – торопливо повторила она. – Все равно я не изменю своего мнения…

Он не сводил с нее бесстрастного взгляда, и это удивило Бренду. Она ждала, что противник заметит и оценит ее враждебность, но он не показал виду, что задет за живое… Впрочем, такие люди обычно в совершенстве владеют собой и умеют управлять чувствами окружающих. Хоторн мог бы сделать вид, что не замечает ее неприязни, но вместо этого в его серых невозмутимых глазах блеснул дерзкий огонек вызова, причем такой влекущий, что если бы Бренда имела глупость поддаться обаянию этого человека, он уже фактически одержал бы над ней победу.

– Вы, похоже, полностью уверены в этом, – бесстрастно заметил Гриффин, и взгляд его стал непроницаемым.

– Да, – жестко подтвердила Бренда. – Я хорошо знаю себя.

– Себя? Или ту, кем хотите казаться? Неужели вы не понимаете, как губителен может быть такой жесткий контроль над собственной личностью?

Глаза девушки полыхнули гневом.

– А вы, как я понимаю, досконально разбираетесь в этой проблеме. Скажите-ка, чем вы занимались до того, как стали великим целителем? – нарочито оскорбительным тоном осведомилась она.

Бренда ждала, что серые глаза Гриффина наконец потемнеют от гнева, а с чувственных губ сорвутся гневные слова, но, к ее разочарованию, он просто ответил:

– Я читал лекции по психологии в Кембридже.

Лекции по психологии! Бренду охватила бессильная злость, причем не только на Хоторна, но и на себя самое.

– Об этом, кстати, написано в брошюре, – добавил он, – равно, как и о квалификации других наших сотрудников. Извините, мне не хотелось бы вас подгонять, но я предпочел бы выехать побыстрее. Из порта Гринок нам предстоит добираться до места на машине, а мысль о горной дороге ночью меня не слишком вдохновляет. Могут возникнуть проблемы с освещением.

– Вот как? – заметила Бренда, решив перенять у противника его тактику. – Значит, там нет надежного электроснабжения?

– У нас есть электростанция, работающая по типу ветряных мельниц, – сообщил Гриффин. – Дело в том, что наш центр стремится как можно меньше зависеть от окружающей среды, поэтому мы рискнули организовать независимое энергоснабжение, а также самостоятельно выращиваем фрукты и овощи. Мы пытались даже обеспечить себя мясом, но из этого ничего не вышло. Овцы становились совсем ручными, и никто не соглашался закалывать их, – пояснил он. – То же самое с курами: у нас просто не хватало духу сворачивать им шеи.

Бренда невольно припомнила быт сельских жителей стран, где ей случилось бывать. Они не могли позволить себе роскошь превращать домашних животных в любимцев.

Словно прочитав ее мысли, Хоторн негромко сказал:

– Я понимаю, о чем вы думаете, и, пожалуй, готов с вами согласиться, но неужели вы смогли бы вынести животному смертный приговор?

Его проницательность начинала пугать Бренду.

– Смотря какому, – едко бросила она.

Гриффин расхохотался, и девушка растерялась.

Он должен был бы оскорбиться, вспыхнуть от гнева, показать наконец свое истинное лицо… а вместо этого добродушно хохочет.

Приходилось признать, что Гриффин Хоторн непредсказуем, а потому весьма опасен. Он обещал за месяц кардинально изменить ее взгляды на жизнь, но это ложь, и ничего более. И Бренда поклялась себе: ни за что, никогда, ни при каких обстоятельствах не вспыхнет снова в ее душе искорка влечения к этому человеку. Вот только… сумеет ли она сдержать эту клятву?

– Что случилось? – вдруг мягко спросил Гриффин.

В его голосе было столько теплоты, будто они были знакомы уже целую вечность и он видит Бренду насквозь. Ей это совсем не понравилось. Она одарила Хоторна ледяным взглядом и жестко произнесла:

– Ничего, если не считать того, что вы ворвались в мой дом, оторвали меня от важного дела и вообще пытаетесь управлять моей жизнью…

– Вы сами решили принять мое предложение, – вкрадчиво напомнил он. – Могли бы и отказаться.

Ложь, едва, не вырвалось у Бренды, наглая ложь! Ведь он отлично знает, что я не могла пойти на попятный, не уронив своего достоинства в глазах сотрудников!

Девушка решительно повернулась к Гриффину спиной и шагнула было к дверям, но тут же услышала:

– Возьмите с собой по меньшей мере три смены верхней одежды и теплую куртку. Когда пойдет снег…

– Снег?! – Бренда круто развернулась. – В октябре никогда не идет снег.

– Да, но место, куда мы направляемся, гораздо севернее, чем Дублин, и там рано начинаются снегопады, а поскольку центр расположен высоко в горах, порой и в сентябре случаются снежные бури. Кстати, – окликнул Гриффин девушку, – вам удалось найти туристские башмаки?

– Башмаки?

– Они стоят одним из первых пунктов в списке необходимой одежды.

А список, вне сомнения, тоже напечатан в брошюре, которую я выкинула, мысленно добавила девушка. Господи, что еще я ухитрилась упустить из-за своей так не вовремя разыгравшейся гордыни?..

– Нет, не удалось, – мрачно сообщила она. – Но они мне и не понадобятся, потому что я не намерена участвовать ни в каких походах.

Бренда ожидала, что Гриффин Хоторн начнет спорить, объяснять, уговаривать, но ей снова пришлось разочароваться в своей интуиции. Словно не услышав ее реплики, он непринужденно продолжал:

– Ничего страшного. В ближайшем городке есть великолепный магазин спортивного и туристского снаряжения. Это старинное местечко со своими традициями, и там каждую неделю проводится ярмарка рогатого скота. Вы получите огромное удовольствие…

Бренда одарила его уничтожающим взглядом.

– Сомневаюсь, – надменно бросила она. – Я, видите ли, сугубо городской житель… – Девушка уже не на шутку побаивалась того, как легко этот человек читает ее мысли. – Так что патриархальные селяне, которые гонят на ярмарку своих кудрявых барашков, меня вовсе не интересуют!

– В самом деле? – Хоторн вскинул темные брови. – А вот у меня другие сведения о вас. Говорят, вы много путешествовали со своей бабушкой и особенно любили посещать сельскую местность.

Откуда он об этом узнал? – насторожилась Бренда.

– Моя профессия – дизайн, и она не имеет никакого отношения к животноводству, – ледяным тоном сообщила она. – Кроме того, мне казалось, что главная цель ваших курсов – заставить слушателей отбросить все мысли о делах и научиться играть, – насмешливо прибавила она.

– Это не совсем так. Мы стараемся помочь людям обрести гармонию в душе и поверить в то, что существуют не только материальные ценности.

– Ох уж эти бедные, несчастные, замученные стрессами бизнесмены! – с нескрываемой иронией пробормотала Бренда. – Как благородна роль того, кто облегчает их страдания! Какая разница, что миллионы людей тем временем умирают с голоду…

– Я знаю об этом, – негромко сказал Хоторн таким тоном, что девушка чуть заметно покраснела и виновато отвела взгляд. – Я очень хотел бы накормить голодающих, но, к сожалению, не могу. Зато в моих силах помочь людям научиться жить в ладу с собой и окружающими. И если бы к этому пришли все, – добавил он мягко, – то никогда бы не было ни войн, ни голода. Я подожду вас здесь, хорошо?

Он снова так резко сменил тему, что Бренда растерялась. Речи этого человека постоянно ставили ее в тупик, и она невольно ощущала себя марионеткой, пляшущей в умелых руках опытного кукольника.

Берегись, говорила себе девушка, торопливо взбегая по лестнице. Ты все чаще позволяешь Хоторну взять над тобой верх, а это никуда не годится. Помни, что на самом деле он не тот, кем кажется. Этот человек – профессиональный психолог, он изучал поведение и реакции людей, а потому хорошо знает, как вызвать доверие и симпатию.

Ну ничего, скоро он узнает, что меня не так-то легко обмануть, мстительно подумала Бренда, и еще горько пожалеет о том, что так неосмотрительно вызвался изменить мои взгляды на жизнь. Такое под силу разве что Господу Богу, а Гриффин Хоторн – самый обыкновенный человек.

Обыкновенный? Она замерла, занеся ногу над ступенькой, и сердце в ее груди отчего-то вдруг затрепетало, словно пойманная в силки птица. На самом деле в нем нет ничего обыкновенного, и об этом не стоит забывать. Для ее же собственного блага.

5
{"b":"3326","o":1}