ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сделав героическую попытку вновь обрести почву под ногами, Венди попыталась уверить себя в том, что все случившееся было лишь частью ее плана, что все это время она прекрасно осознавала, что делает, и просто имитировала страсть, что ей вовсе не грозила потеря контроля над собой.

Почувствовав, как напряглось уже не желающее его ласк тело Венди, Майкл поднял голову и взглянул на нее.

— Благодарю вас, — сказала она, — но заходить дальше вовсе незачем. Вы и так уже доказали… подтвердили, что я была права насчет вас…

— Правы насчет меня? — Майкл видел сверкнувшую в глазах Венди неприязнь и слышал нотки презрения в ее голосе, но никак не мог понять, в чем провинился.

— Вы обманщик, Майкл. — В ее голосе звучал триумф. — Лжец… врун… Вы ничем не отличаетесь от других мужчин… Вы говорили, что вам не нужен голый секс, секс без эмоций, помните?

Майкл закрыл глаза и постарался взять себя в руки. Сострадание помогло ему понять стремление Венди отказаться от эмоций, которые — он был в этом совершенно уверен — она испытала. Отказаться в пользу более понятной ей альтернативы — чисто физического влечения, а попросту говоря, похоти…

— Венди, — твердо сказал Майкл, — то, что мы испытали… никоим образом нельзя назвать «голым сексом». Я понимаю, что вам трудно…

— Нет? — язвительно прервала его Венди. — Значит, это был не секс? Тогда что же? Любовь? — спросила она с издевкой.

Резкий тон, нарочитая грубость ее слов действовали раздражающе, но он решил не позволять ей втягивать себя в перебранку.

— Не знаю. Но зато я точно знаю, что между нами было нечто гораздо большее, чем просто физическое влечение…

— Неужели? Что ж, вам должно быть видней. Полагаю, что Бетти вы говорили то же самое?

— Бетти?

Отличный актер, надо отдать ему должное, подумала Венди. Но что ему остается, кроме как держаться прежней линии поведения?

— Да, Бетти, — язвительно повторила она. — Помните ее?.. Та самая, помадой которой вы были перепачканы, когда вошли сюда… духами которой вы до сих пор пахнете.

Она коснулась кончиками пальцев его горла и расстегнутого ворота рубашки — расстегнутого ею самой в стремлении коснуться его, обнять его… Не желая признаваться себе в этом, она попыталась найти облегчение в том, что вонзила ногти в его кожу и, брезгливо скривившись, сказала:

— От вас пахнет ее духами… И ею самой… — Последнее было неправдой, но Венди хотела, чтобы он понял, насколько она его презирает. — И еще к вашему сведению, — добавила она, решив расставить все точки над i, — мне никогда не хотелось вас по-настоящему… даже ради одного только секса. Все, что мне было нужно, — это показать, насколько вы жалки в своей лжи.

С него было довольно. Сострадание состраданием, но нельзя же оставить без ответа всю эту паранойю.

— Я не лгал. Мне нет нужды лгать, как нет нужды создавать для себя фантастический мир, населенный одними негодяями. Мне не нужно цепляться за веру в то, что все женщины походят на мою мать, которая не смогла стать мне настоящей матерью, якобы, по моей собственной вине. Ваш отец отказался от вас потому…

— Моей вины тут нет, это неправда… Я старалась быть как можно лучше, такой, какой он хотел меня видеть! — выкрикнула Венди, побелев как мел.

— Да, верно, — мягко согласился Майкл, — вашей вины здесь нет, но в глубине души вы не верите этому, не так ли? Так же, как отказываетесь поверить, что я искренне могу желать вас как физически, так и эмоционально… что я вовсе не лгал вам…

— Идите к черту! — выкрикнула Венди. — Как вы можете желать меня, если только что вылезли из постели Бетти?

— Не верите? — резко спросил Майкл, терпение которого наконец лопнуло. — Попытайтесь все же поверить…

Он бросился к ней, схватил за сопротивляющиеся руки и заглушил возмущенный возглас протеста яростным поцелуем. Это вызвало в теле Венди такой отклик, что, мгновенно потеряв над собой власть, она прильнула к нему, ответив огнем на огонь, вернув ему поцелуй с такой же яростной страстью.

— Я не занимался любовью с Бетти… И никогда, никогда в жизни не переходил из постели одной женщины в постель другой!..

— Я мог бы довести сейчас дело до его логического завершения — мог бы взять тебя, — грубо сказал он, — и доказать, что ты не права и насчет меня, и насчет себя. Бог видит, как мне этого хочется. Но если я поступлю так, то нарушу одно из установленных мною правил — никогда не касаться женщины в гневе. Да ты ведь и не женщина, Венди. Ты просто обиженная, рассерженная девочка, набрасывающаяся с оскорблениями на каждого оказавшегося поблизости мужчину, потому что единственный мужчина, от которого ты жаждешь любви, не дает ее тебе.

С этими словами Майкл отпустил ее и поднялся. Его губы кривились в улыбке, но глаза не улыбались, взгляд был абсолютно лишен каких-либо эмоций.

Гордость не позволяла Венди прятать свое обнаженное тело. Не накидывая халата, она с гордо вскинутой головой проводила его до двери. Перед тем как выйти в коридор, он обернулся. Может быть, ей это просто кажется? Но нет: на его щеке бешено билась жилка…

— Если уж на то пошло, единственной женщиной, которую я… которой могло бы пахнуть сегодня мое тело… это ты. Мне хотелось уснуть, окунувшись в твой запах. Ощущать во рту твой вкус. Ты это понимаешь? — тихо спросил он, потом неожиданно шагнул к ней и нагнув голову, поцеловал в сосок. — И мне хотелось попробовать тебя не только здесь, но и здесь.

Прежде чем Венди успела что-либо сделать, он быстрым, но явно намеренным жестом коснулся самого ее интимного места, все еще влажного от пережитой вспышки желания. Шокированная, она не смогла скрыть своей реакции, на щеках заалели яркие пятна, тело напряглось еще больше.

— Впрочем, я знаю, — с чувством сказал Майкл. — Ты хочешь, чтобы я ушел…

Не в силах вымолвить ни слова, Венди наблюдала за тем, как он прошел на кухню, подобрал упавший на пол пиджак… Прошла, ей казалось, целая вечность после его ухода, пока она наконец смогла подойти к двери, чтобы запереть ее.

Ничто в предыдущей жизни не подготовило ее к тому, что сейчас произошло… Ничто и никто.

Глава 7

— Как жаль, что ты не смогла быть на пикнике, тебе бы понравилось, — сочувственно сказала Эйлин, протягивая Венди чашку кофе и усаживаясь в одно из кресел, стоящих в выходящем в сад маленьком внутреннем дворике.

Венди собиралась весь день посвятить работе, но утренний звонок Эйлин, пригласившей ее выпить кофе и поболтать, нарушил эти планы.

— Как твоя мать? — вежливо поинтересовалась Эйлин.

Венди собралась было ответить, что прекрасно, но вместо этого покачала головой и тихо призналась:

— Я не встретилась с ней. Она… У нее переменились планы…

— О, Венди, почему же тогда ты не пришла?

— Я… просто я была не в настроении. У меня некоторые проблемы с этой рекламной кампанией для Клиффа. Особенно с тех пор, как я узнала…

— …Как ты узнала, что тебе придется напрямую работать с Майклом Олен-Рай — том? — предположила Эйлин. — О, Венди, если бы ты могла… Мне так хочется, чтобы вы поладили. В субботу он произвел на всех такое впечатление…

— Неужели? — Венди попыталась сохранить незаинтересованный и безразличный тон, но по лицу Эйлин поняла, что ей это не удалось. Какая-то часть ее существа страстно желала рассказать подруге всю правду об их драгоценном Майкле, который прямо от Бетти пришел в ее объятия, но другая — новая, незнакомая, ей самой до конца непонятная — часть не желала, чтобы об этом знала даже такая близкая подруга, как Эйлин.

— Можешь себе представить, мне так и не удалось найти никого для Майкла, — сказала Эйлин с сожалением. — Я представила его Бетти Форрест, и они проболтали целую вечность. Я даже видела, как она обняла его и поцеловала, и мне показалось… Но вскоре после этого она исчезла, а он остался, хотя и не очень надолго. А на следующий день Бетти позвонила и сказала, что после сердечного разговора с Майклом поняла, как много значит для нее Бруно. Они уже успели помириться, и Бетти даже упомянула, что оба подумывают о ребенке, — добавила Эйлин и задумалась.

19
{"b":"3327","o":1}