ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В объятиях самки богомола
Ghost Recon. Дикие Воды
Резидент
Вы ничего не знаете о мужчинах
Кайноzой
Девушки сирени
Пистолеты для двоих (сборник)
Дорогие гости
Любовное зелье для плейбоя
A
A

Лететь домой, чтобы доложить Клиффу… Как долго его не будет? Только уик-энд или дольше?.. Венди не очень понравилось, что ее сердце дрогнуло при этом известии. Майкл ведь ничего не говорил ей о своем отъезде. Но, с другой стороны, почему он вообще должен был сообщать ей об этом?

— Постараюсь подойти к четырем, — неохотно сдалась Венди. Не то чтобы ей нечего было показать Майклу, показать как раз было что. И вовсе она не боится, что он снова не одобрит ее работу. Так чего же она тогда боится? Самого Майкла, встречи с ним?

Внезапно ее лицо вспыхнуло, она поняла, почему ей так не хочется встретиться с ним лицом к лицу. Разве сможет она объяснить ему причины своего постыдного утреннего бегства из его постели? Особенно после всех ее обвинений в его адрес?..

— Мистер Олен-Райт сейчас примет вас.

Венди выпрямилась в кресле и молча кивнула миссис Кьюсак.

На взгляд секретарши она выглядела как человек, которому предстоит подвергнуться суровому и неприятному испытанию, вроде визита к зубному врачу. А вот сама она считала работу с Майклом одним из самых ярких впечатлений за всю свою трудовую жизнь. Он обладал тем присущим американцам умением вести дела, благодаря которому все препятствия и затруднения устранялись почти мгновенно. И еще одно, не менее важное для секретаря, качество босса: он всегда оставался спокойным и вежливым.

Рендольф Уоллес, конечно, прекрасный человек, приятный в общении и вдумчивый, но ему не хватало твердости Майкла, его способности настоять на соблюдении высоких стандартов и обеспечить высокую работоспособность персонала. Миссис Кьюсак уже заметила, насколько снизилось количество рекламаций, как заметила и одобрила то, что некоторые из их наименее добросовестных монтажников и ремонтников уволены, а для тех, кто занял их места, установлены гораздо более жесткие стандарты.

Майкл сам открыл дверь кабинета и пригласил Венди войти. Вид у него был очень серьезный.

Как, черт возьми, можно сосредоточиться на своей работе, мрачно подумала она, если на уме у нее только одно — сегодняшнее утро, проведенное в объятиях Майкла, и его ласки, позволившие ей узнать о себе такое, что невозможно было даже представить. Насколько лучше было бы остаться в прежнем неведении…

— Я изменила план рекламной кампании, руководствуясь вашими замечаниями, — начала она сдавленным голосом, раскладывая папку с рисунками.

Даже стоя к нему спиной, она чувствовала, что Майкл подошел к ней поближе и изучает рисунки. Венди быстро отошла чуть в сторону. Удостоверившись, что находится на безопасном расстоянии, она ждала, пока он не просмотрит все.

— Мне это нравится… Очень хорошо, — сказал он, закончив.

— К сожалению, исчезла изюминка, которая была в прежнем проекте.

— Может быть, и так, — согласился Майкл. — Тут все смягчено, нет прежней остроты, но, по моему мнению, это совсем не умаляет общего впечатления. Даже наоборот. Ведь по большей части покупатели нашей продукции — мужчины, а большинство мужчин, хотя и наотрез отказываются признавать это, боятся и сторонятся стремящихся к доминированию, самостоятельно распоряжающихся собой и своей жизнью женщин.

— А вы еще говорите, что я мужененавистница, — не удержавшись, мрачно заметила Венди.

— Я же не сказал, что разделяю эти чувства, — возразил Майкл. — Кстати, сегодня утром мне звонил ваш отец, — продолжил он уже другим тоном. — Он хотел удостовериться, что мы будем на свадьбе. Сказал, что звонил вам, но вас не было на месте.

— И что вы ему ответили?

— Подтвердил, что мы приедем и…

— Что? — недоверчиво переспросила Венди. — Не можете же вы действительно хотеть этого?

— Разве? Откуда вам знать, чего я хочу, Венди? — сухо спросил Майкл. — Вы не знаете даже, чего хотите сами.

Венди почувствовала, как на щеках ее проступает предательский румянец.

— Прекрасно знаю, — чуть запинаясь, возразила она и, не в силах больше терпеть, облизала кончиком языка пересохшие губы. — Как это типично для мужчин… Только потому, что женщина говорит «нет», когда…

— Когда подразумевает «да», или, вернее…

— Я не подразумевала «да». Как вы смеете утверждать это? Еще одна из самых старых мужских уловок — утверждать, что, когда женщина говорит «нет», на самом деле она имеет в виду «да», и использовать это как предлог для того, чтобы взять ее силой…

— Я не принуждал вас ни к чему, Венди, — деликатно заметил Майкл. — Но я вас понимаю, — проникновенно продолжил он. — Я знаю, что вы испугались…

— Испугалась? Кого же я должна была бояться? — язвительно спросила она, удивленно подняв брови. — Вас?

Майкл выругался про себя. Этого не следовало говорить, но весь этот день он провел, думая о ней, беспокоясь за нее, желая увидеться с ней. Он догадывался, какова будет ее реакция, и оказался прав.

— Нет, не меня, — согласился он. — Самой себя, вернее своих эмоций, вот чего вы боитесь. Боитесь желать кого-то, хотеть кого-то, любить кого-то…

— Любить кого-то! — воскликнула Венди с отвращением. — О, перестаньте, прошу вас… — Ей удалось скривить губы в презрительной усмешке, но ее била такая внутренняя дрожь, что она боялась закрыть рот из опасения выдать себя клацаньем зубов.

— В пятницу я улетаю в Штаты, — услышала она голос Майкла, такой спокойный, как будто он вовсе не произнес только что этих так губительно подействовавших на нее слов. — Почему бы вам не полететь вместе со мной и не показать это, — он сделал жест в сторону папок, — Клиффу? Он будет рад увидеть, чего вам удалось добиться за то время, пока Рут и он были в свадебном путешествии.

— Я… я не могу, — внезапно впадая в панику, выдавила она дрожащим голосом. — У меня… У меня есть другая работа…

— На весь уик-энд?

— Я не работаю с девяти до пяти, — отрезала Венди. — И если появляется что-то срочное…

— Разумеется, — успокаивающим тоном согласился Майкл, подошел к своему столу и, перелистав свой ежедневник, сказал, к ее ужасу: — Что ж, ничего страшного. Я могу перенести свою поездку на более позднее время. Отправимся после свадьбы вашей сестры. Ежедневник у вас с собой?

— Нет, — ответила Венди сквозь зубы. — И она вовсе не моя сестра.

— Но она — часть вашей семьи, а отец все-таки есть отец.

— Я не собираюсь на эту свадьбу, — твердо сказала Венди.

Майкл терпеливо улыбнулся ей:

— Разумеется, вы на нее поедете. — Он улыбнулся и добавил более твердо: — Мы поедем вместе. А теперь насчет рекламной кампании… Я хотел бы, чтобы Клифф увидел вашу работу как можно скорее.

— Тогда почему бы вам не взять рисунки с собой и не поехать уже в этот уик-энд? Я могу сделать копии в уменьшенном масштабе, если вы…

— Замечательно, — согласился Майкл. — Я покажу Клиффу эту первую версию, и тогда, я уверен, он захочет, чтобы вы сама показали ему все. Не могли бы вы также подготовить предложения по технологии проведения кампании?

— Лучше ежедневного рекламного ролика на телевидении ничего не придумаешь, — ответила Венди, — но это, разумеется, будет стоить очень дорого…

— Да… полагаю, что так, но если удастся вмонтировать туда сюжет насчет обновления персонала монтажников и ремонтников… В общем, оставьте это мне. Я переговорю с Клиффом, когда буду там…

Зазвонил телефон, и он, извинившись, поднял трубку. Венди начала складывать в панку рисунки, и, хотя она и не прислушивалась специально, до нее невольно доносился радостно-возбужденный голос женщины, в котором явно слышался американский акцент:

— Майкл, я только что узнала, что ты собираешься домой. Это просто замечательно! Можешь не сомневаться, здесь тебя ждет теплая, очень теплая встреча…

Деликатно прокашлявшись, Майкл ответил:

— Я еще не знаю, когда именно вылечу, и поэтому…

Женщина рассмеялась и сказала:

— Не беда, в конце концов, у меня сохранился ключ…

Засунув в папку последние листы, Венди подошла к двери и, бросив на Майкла последний, поистине убийственный взгляд, вышла из кабинета. Значит, какая-то партнерша все же оказалась исключением из его правила — не иметь с женщинами отношений, лишенных духовной близости и взаимных обязательств. Если только…

25
{"b":"3327","o":1}