ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка с тату пониже спины
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
П. Ш.
Незнакомка, или Не читайте древний фолиант
Белоснежка для тёмного ректора
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Дизайн привычных вещей
A
A

Эйлин не была уверена в справедливости ее слов, но предпочла оставить свое мнение при себе.

— Были какие-нибудь вести от Майкла? — спросила она у Венди как бы между прочим. — Я знаю, ему пришлось продлить свой визит в Штаты. Рут упоминала об этом, когда звонила в последний раз.

— Нет, не было. Да и при чем тут я? — резко ответила Венди.

— Просто я подумала, что он мог позвонить… и попросить тебя как соседку приглядывать за его квартирой…

Венди с подозрением заглянула в чересчур невинные глаза подруги, но решила, что будет лучше, если она вообще не станет касаться этой темы. Ей не хотелось думать ни о пустой квартире по соседству, ни о до странности болезненном чувстве, которое у нее вызывал тот факт, что Майкл все никак не возвращается, ни тем более о телефонном звонке миссис Кьюсак с целью выведать хоть какие-то сведения о Майкле, ни о постыдной торопливости, с которой она, входя в квартиру, бросалась к автоответчику в надежде узнать, что он ей звонил.

Влюблена она, что ли? Сама эта мысль была смехотворна… Но почему же тогда ей было совсем не смешно?..

Сигнал на автоответчике Венди увидела, как только открыла дверь в свой кабинет, но намеренно не подходила к нему до тех пор, пока не разделась и не приготовила себе чашку кофе. Так ребенок в день своего рождения заставляет себя подождать и последним разворачивает тот сверток с подарком, от которого он ожидает больше всего.

С чашкой кофе в руке она присела и наконец запустила ленту. Сердце ее билось как сумасшедшее, рука дрожала так, что кофе расплескалось по столу. Но вместо ожидаемого голоса Майкла услышала Клиффа. Он хотел, чтобы она перезвонила ему, — необходимо обсудить детали предстоящей рекламной кампании.

Поставив чашку на стол. Венди подошла к окну. Знакомый пейзаж казался каким-то замутненным. Только моргнув, она поняла, что глаза ее полны слез.

Слезы… У нее! Из-за мужчины? В чем дело?

Что такое особенное есть в этом человеке, которому удалось заставить ее почувствовать… захотеть… желать его?..

Венди поежилась. Ведь не знай она себя так хорошо, могла бы поверить, что в старой примете насчет пойманного подружками букета невесты есть доля истины. Но все это, конечно, полная чепуха. Допотопные суеверия уже давно не влияют ни на психику современной женщины, ни тем более на ее судьбу.

Она вернулась к рабочему столу, подняла трубку и быстро набрала номер телефона Клиффа… Двадцатью минутами позже, закончив разговор, она прерывисто вздохнула и подняла сжатую в кулачок победным жестом руку. Клифф не только одобрил ее предложения, но и выделил более чем солидную сумму на показ рекламных роликов по телевидению.

Работа, конечно, предстояла огромная. И в сжатые сроки: Клифф настаивал на том, чтобы рекламная кампания была приурочена к окончанию проводимой Майклом технической и организационной перестройки.

— Если мы будем рекламировать услуги, которые не сможем предоставить, это приведет к обратному результату, чтобы не сказать больше, — сказал ей Клифф.

— Да, это было бы самоубийством, — согласилась она.

— Майкл должен вылететь утром, — сообщил Клифф. — Он подробно проинформирует вас о нашей беседе и, как я понимаю, добавит кое-что от себя. А пока подумайте об актерах, которые могли бы сыграть в ваших роликах. Кстати, Майкл должен подобрать униформу для нанятого им персонала. Помогите ему в этом.

— Прекрасно, — согласилась Венди. — И разумеется, если дело дошло до телевидения, очень важное значение приобретает цвет униформы, ведь различные цвета вызывают у людей различные эмоции…

Во время разговора Венди записывала все замечания Клиффа и теперь, когда первоначальная эйфория спала, начала изучать их.

Этот контракт, эта рекламная кампания были самой высокой точкой ее карьеры, триумфальным прорывом, наградой не только за ее настойчивость, концентрацию внимания и упорную работу, но и за новаторство, способность к творческому мышлению. И все-таки даже после слов Клиффа о том, что он полностью одобряет план кампании, на душе у нее остался осадок какой-то неудовлетворенности. Почему она не ощущает знакомого ей возбуждения от достижения поставленной перед собой цели?

Что же все-таки со мной происходит, сердито подумала Венди, почувствовав, что от жалости к самой себе у нее второй раз за день встает комок в горле. Может быть, это последствия переживаний последних дней и именно из-за них она чувствует себя такой беспомощной и беззащитной? Да, наверное, так и есть. Нужно просто лечь пораньше и хорошенько выспаться. Но не успела она залезть под одеяло, как зазвонил телефон. Полусонная, она неуверенной рукой дотянулась до трубки и чуть не выпрыгнула из постели, услышав голос Майкла.

— Венди, с вами все в порядке? — спросил он, будто что-то почувствовав; она глубоко вздохнула и постаралась успокоиться. — Я не вовремя?

— Я попыталась лечь пораньше, — сказала она холодным тоном, обретя наконец относительное спокойствие. — Что вы от меня хотите?..

— Вы что, уже в постели? — спросил он, не обращая внимания на ее вторую фразу.

— Обычно я сплю именно там, — язвительно подтвердила Венди и снова спросила. — Зачем вы звоните, Майкл? Что вам нужно?

После короткой паузы он произнес нечто такое, от чего она чуть не выронила трубку:

— Если я честно признаюсь, вы, вероятно, повесите трубку…

Майкл, флиртующий с ней. Майкл, берущий инициативу в свои руки. Она не могла поверить своим ушам. На язык так и просилось «попытайтесь», но Венди сдержалась и сказала бодрым голосом:

— Недавно мне звонил Клифф, и он доволен планом кампании.

Сидящий с трубкой телефона в руке, Майкл грустно улыбнулся. Неужели Венди отказалась от своего стремления разоблачить его в постели? Либо он продвинулся гораздо больше, чем ожидал, либо, наоборот, гораздо меньше…

— Я знаю. Он одобрил все, что вы собираетесь делать, — сказал Майкл, умалчивая о том, что потратил массу времени и сил, убеждая Клиффа в целесообразности крупных затрат на телевизионную рекламу.

Это и было основной причиной его задержки в Штатах. Чтобы не позвонить Венди раньше, Майклу пришлось собрать всю свою волю в кулак, и сейчас одного звука ее голоса оказалось достаточно для того, чтобы от боли в напрягшемся теле ему пришлось стиснуть зубы.

— Послушайте, мой рейс прибывает очень поздно, и мне подумалось, что, может, вы не откажетесь купить для меня кое-какие продукты?

— И что же вам купить? — Венди сама удивилась, услышав свои слова.

— О, только самое необходимое, — нерешительно ответил Майкл. — Ну, знаете — молоко, хлеб и тому подобное. Я приеду около полуночи. Перед тем как уйти, моя сестра напихала мне целую сумку домашних деликатесов. Я не возражал, приятно было, что она побыла у меня.

Венди судорожно вздохнула. Так, значит, с ним была сестра, а не какая-нибудь посторонняя!

— Если вам удобнее оставить продукты в моей квартире, можете взять ключ у миссис Риджуэй.

Он затаил дыхание в надежде услышать, что она дождется его. А она тем временем размышляла о том, почему он оставил ключ Полли, а не ей и почему это до такой степени расстраивает ее.

— Ну, что ж, не буду мешать вам спать, — услышала Венди. — Хочу только поздравить вас: Клифф в восторге от вашей работы и у него есть для этого все основания. Знаю, вам показалось, что я намеренно ставил палки в колеса вашему первоначальному плану. На этот раз я полностью вас поддерживал. У вас творческое мышление, Венди, и большой талант. Предвижу, что очень скоро многим большим агентствам придется потесниться.

Венди стиснула в кулаке телефонную трубку и уставилась в стену своей спальни. Почему? Почему, черт возьми, она чувствует себя после его слов еще более одинокой и несчастной?

Не сказав больше ни слова, она положила телефонную трубку.

Вздохнув, Майкл сделал то же самое. Ей наверняка показалось, что его поздравление слишком напыщенно и отдает покровительством и мужским шовинизмом. Но, видит Бог, он не хотел этого.

27
{"b":"3327","o":1}