ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты великолепно смотришься, — сказала она и не покривила душой. — Папа выглядел очень счастливым, когда вел тебя к алтарю.

— Правда? — На лице Грейс появилось выражение радостного удивления. — Но когда я сказала ему, что собираюсь замуж за Томми Уилмора, он был страшно недоволен. Видишь ли, Томас один раз уже был женат, и Джеймс уверял, что тот женится на мне назло своей первой жене. Он знал его прежнюю жену, и, судя по его словам, Томми был влюблен в нее до безумия. Тут я, конечно, вспомнила все — как, будучи еще ребенком, безумно ревновала Джеймса к тебе и как безумно ревновала его моя мать к твоей.

— Ты ревновала отца ко мне? — Венди смотрела на нее с искренним недоумением. — Но ты ведь всегда была его любимицей… Именно тебя он всегда…

— Нет, не была, — прервала ее Грейс, решительно тряхнув головой. — О, я, конечно, знаю, что со стороны это могло выглядеть именно так, но он постоянно сравнивал меня с тобой, говорил, насколько ты умнее меня, насколько симпатичнее. Что бы я ни сделала, ты успевала сделать это раньше меня и гораздо лучше. Точно так же было и с мамой — всегда оказывалось, что твоя мать сделала это раньше и много лучше.

По лицу Грейс пробежала гримаса обиды. Она некоторое время молчала, а потом сказала, делая жест рукой на заполненную гостями веранду весьма дорогого ресторана:

— Я не хотела всего этого. Мечтала обвенчаться очень тихо… чтобы были только мы с Томми и Джеймс. Но Джеймс поднял такой скандал. Все твердил о роскошной свадьбе Томаса и Лоис и о том, что могут подумать и сказать люди, если мы не устроим такую же. Он захотел, чтобы на свадьбе присутствовали все его дети, понимаешь — все до единого, — многозначительно подчеркнула она, — включая и тебя…

— Что?

— Увидев удивленное лицо Венди, Грейс невесело рассмеялась.

— Я сказала, что ты ни за что не согласишься — и слава Богу. Ну, ты, конечно, понимаешь, что было дальше — он сделал из этого целую историю, заявил, будто я не хочу твоего присутствия из ревности и что, если не смогут присутствовать все его дети, тогда не будет ни одного из них. Собственно говоря, я бы не возражала. В качестве подружек невесты мне вполне хватило бы двух родственниц Томми.

— Вполне могу в это поверить, — с чувством сказала Венди, пересчитывая в уме отцовских детей, и посмотрела на тройняшек, которые все еще вертелись возле Майкла. Столько детей!..

— Страшно об этом подумать, не так ли? — пробормотала Грейс, прочитав ее мысли.

— Да, нелегко. Двойня от Дженифер, тройня от Мэриголд…

Они переглянулись и разразились хохотом, который у Грейс внезапно сменился слезами на глазах. Крепко обняв Венди, она сказала:

— Мне всегда хотелось, чтобы ты была мне настоящей сестрой, но у нас всегда все получалось как-то не так.

— Да… как-то не так, — печально повторила Венди, а затем, к собственному изумлению, сказала: — Но это ведь не значит, что сейчас нельзя ничего исправить?

— Нет, конечно, не значит, — согласилась Грейс, снова обнимая ее.

— Готовы идти? — спросил ее несколькими минутами позже Майкл, только что ловко уклонившийся на лужайке от захвата чьего-то мальчишки, явно будущей звезды регби.

Боже мой, чем он их так привлекает, подумала она с изумлением. Ни один ребенок не может спокойно пройти мимо него.

— Что в вас такого особенного? — беззастенчиво спросила она. — Лосьон после бритья?

— Да нет, — добродушно ответил Майкл, — особенного ничего. Просто я люблю детей.

— Это заметно, — небрежно заметила Венди. — Будем надеяться, что ваша жена окажется такой же энтузиасткой, в конце концов, именно ей в основном придется их воспитывать.

— Не обязательно, — возразил Майкл. — Если действительно все сложится таким образом, я буду только рад превратиться в домоседа.

В машине, пока они ехали в отель, она все время думала над его словами.

Тем временем ее головная боль начала распространяться вниз, на шею, г плечевые мышцы и верх спины, как ни старалась Венди расслабиться. Обратив внимание на ее неловкие движения, он нахмурился и участливо спросил:

— С вами все в порядке?

— Просто немного устала, вот и все. — Она не привыкла к тому, чтобы кто-то выказывал заботу о ее здоровье, ее отношения с мужчинами никогда не предполагали такой степени близости.

— Не беспокойтесь, я знаю, что надо делать в подобных случаях, — заверил ее Майкл, сворачивая на стоянку перед отелем.

— Я тоже, — отрезала Венди…

Предназначенный им номер был большим и комфортабельным, с двумя спальнями и ванными и общей гостиной. У Венди, как и у Майкла, был с собой лишь небольшой чемоданчик с самыми необходимыми вещами. Она собралась уже отнести его в свою комнату, когда Майкл остановил ее.

— Я распорядился, чтобы чек выписали на мое имя, позднее мы можем рассчитаться. Мне показалось, что вы не хотите, чтобы платил ваш отец.

Она взглянула на него, не в состоянии вымолвить ни слова, на глаза навернулись непонятно откуда взявшиеся слезы.

— Д-да… благодарю вас… вы правы.

Как он догадался о ее чувствах, думала она, проходя в свою комнату. Опустив чемоданчик на пол, она присела на кровать и закрыла глаза. Из-за полуоткрытой двери до нее донесся голос Майкла:

— Я заказал ужин в номер, вы не против? Мне казалось, что вряд ли вы захотите спускаться в ресторан.

— Да, да… все замечательно, — заверила она устало. Голова болела ужасно, единственным ее желанием было раздеться, принять теплую расслабляющую ванну и лечь в постель.

Венди закрыла дверь в ванную и начала раздеваться…

— Венди…

Она открыла затуманенные сном глаза. Она лежала ничком. Возле кровати стоял Майкл и, нахмурясь, смотрел на нее сверху вниз. В комнате было полутемно. Машинально взглянув на часы, Венди поняла, что проспала больше двух часов.

— Что с ужином, — хриплым голосом спросила она, морщась от боли в шее и плечах.

— Я отменил его, — сухо ответил Майкл. — Мы можем заказать ужин позже. Как вы себя чувствуете?

— Отвратительно, — призналась она.

— Может быть, я могу вам помочь; где у вас болит?

— Что вы делаете? — запротестовала она слабым голосом, когда он положил руку на ее обнаженные плечи и начал осторожно массировать их.

— Массаж, — невозмутимо ответил Майкл. — Это лучший способ расслабить напряженные мышцы.

— Не нужно мне никакого массажа… — сердито начала Венди. Но тело ее говорило об обратном, прикосновения пальцев Майкла, несомненно, принесли облегчение напряженным мышцам. Она все-таки хотела сказать, чтобы он перестал, но Майкл надавил сильнее, и ее протест приглушила подушка.

— Не удивительно, что у вас болит голова, — сказал он. — Вся спина будто окаменела. Дышите медленно и глубоко, мы сделаем все как надо. По-моему, вам это необходимо.

Действительно ли ей это необходимо? — раздраженно подумала Венди. Если бы это был не Майкл, подобное рассуждение показалось бы ей весьма подозрительным, но с ним все было совсем по-другому.

— Ну вот, вы опять напрягаетесь, — укоризненно заметил он, когда ее тело отозвалось на ее мысли.

Да, с ним все было по-другому. Совсем по-другому. Странное ощущение, сочетающее легкое головокружение и радостное облегчение, наполнило вдруг ее тело, будто с плеч упала тяжелая ноша. Она хотела сказать ему об этом, но привычная осторожность заставила ее промолчать.

Повернув голову, Венди, к своему удивлению, заметила его одежду, лежащую рядом с ее собственной.

— Оставайтесь в этом положении, — услышала она, так и не успев спросить, что он собирается делать. — Я сейчас вернусь… Вот, подстелите под себя это, — заявил он через несколько секунд, появляясь из ее ванной с большим полотенцем в руках. — У меня нет массажного масла, но думаю, что это подойдет…

— Массажного масла?

Венди повернула голову. Майкл стоял у кровати, держа в руках бутылку какого-то масла для тела. На нем не было ничего, кроме облегающих черных трусов.

29
{"b":"3327","o":1}