ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оказалось, что да… К несчастью для него.

Он взглянул на часы. Пора было уходить, надо еще просмотреть некоторые деловые бумаги. Он направился было к своему автомобилю, как рядом с ним внезапно материализовался Клифф.

— Майкл! — воскликнул тот улыбаясь. — Ты еще не познакомился с Венди? Я хочу представить вас друг другу, все равно теперь, когда ты согласился сменить Рендольфа Уоллеса в Англии, вам придется работать в тесном контакте. Я еще не обсудил с ней контракт в деталях, но по тому, что мне известно о ее работе, нет никаких сомнений, что она прекрасно справится.

Майкл слушал не перебивая.

— Как ты знаешь, с конца следующей недели Уоллес уходит в месячный отпуск. Я хочу, чтобы вы с ним до этого встретились и ты принял от него дела. Разумеется, когда он вернется, вы будете продолжать работать рука об руку. Надеюсь, он тебе понравится, вы сработаетесь. Рендольф понимает, как важно для нас подогнать британскую дилерскую сеть под наши стандарты.

Клифф вздохнул, а потом высказал главное, то, из-за чего и затеял этот не совсем уместный на собственной свадьбе разговор:

— Хотя это и будет нелегко. Самая трудная задача — подобрать подходящий персонал. Не по профессиональным качествам, нет, — все они обладают необходимой квалификацией. Насколько я понимаю, это скорее проблема мотивации.

— Да, я уже размышлял об этом, — ответил Майкл. — Одним из путей достижения этого будет, думается, нечто вроде курсов повышения квалификации в сочетании с вознаграждением за инициативу… Но, разумеется, сначала я должен буду обсудить это с Уоллесом, — дипломатично добавил он.

— Ну что ж, именно над этим ты, Рендольф и Венди и будете работать, — сказал Клифф. — Так ты познакомился с ней?

— Не совсем… Вернее, не официально. — Майкл намеренно выразился несколько туманно.

— Ладно, я позабочусь о том, чтобы у вас появилась возможность встретиться до твоего отлета, — пообещал Клифф. — Ты же знаешь, как я ценю все, что ты для нас сделал, не так ли? С моей точки зрения, дилерская сеть, которую ты организовал, послужила одной из главных причин нашего успеха в Штатах. Качество продукции, конечно, очень важно. Но еще важнее умение предоставить ее заказчику в удобное для него время и в нужном ему месте, установить ее и поддерживать в рабочем состоянии.

Майкл слегка пожал плечами.

— Да, важно и то и другое. Мы займемся распространением, а вы не забывайте: сколь бы хороша ни была дилерская сеть, она не будет эффективно работать без надежной продукции.

— Мы с тобой прекрасно сработались, — улыбнулся Клифф. — Не скрою — я надеюсь на то, что ты поможешь нам добиться в Англии такого же успеха, как и здесь.

Майкл открыл дверцу машины.

— Ты не присоединишься к нам за ужином сегодня вечером? — спросил Клифф.

Вот прекрасная возможность отказаться от ужина с Венди, подумал Майкл. Он будет последним идиотом, если не сделает этого — в предвидение всех грозящих последствий.

Десятью минутами позже, по дороге к своему, тоже расположенному на берегу озера, дому, он скривился, вспомнив вежливый отказ, которым он ответил на приглашение Клиффа.

Что ж, значит, такой уж он идиот!

Глава 2

На то, чтобы подготовиться к ужину с Майклом, у Венди ушло необычайно много времени. Колебания насчет того, что надеть, или раздумья об эффекте, который она может произвести на собеседника, были ей не свойственны. Обычно Венди одевалась в то, что нравилось ей самой, а не кому-либо другому. Но сейчас по какой-то невидимой ей причине она решила отказаться от свободного платья, которое сначала предполагала надеть, в пользу более изысканного. Это было изящное платье из черного джерси с открытым плечом, по странной прихоти брошенное ею в чемодан в последнюю минуту сборов.

Платье было не из тех, которые любой мужчина немедленно и неизбежно воспринимает как вызывающее. Оно скорее скользило вдоль форм тела, чем подчеркивало их. Но то, как оно обнажало гладкую кожу, теплые линии плеча и руки, как не оставляло никаких сомнений в том, что рискнувшая надеть его должна обладать прекрасной кожей и дорогим, мало что скрывающим нижним бельем, заставляло ошеломленных мужчин ощущать исходящие от нее тонкие чувственные токи и завистливо щуриться каждую находящуюся рядом женщину.

В дополнение ко всему Венди собрала волосы вверх, в гладкий пучок, и надела тяжелые матового золота серьги и соответствующий им простой золотой браслет.

Она подушилась своими любимыми духами, но вместо того, чтобы щедро смочить ими свои виски, распылила маленькое облачко в воздухе и медленно прошла сквозь него. Теперь их аромат будет так тонок и трудноуловим, что каждый, кому захочется убедиться в его наличии, должен будет подойти к ней близко — совсем близко.

Удовлетворенно улыбнувшись, Венди взяла сумочку и направилась к двери, остановившись на секунду для того, чтобы спрыснуть теми же духами свою постель. Он любит, чтобы его розы пахли, да?.. Ну что ж, сегодня у него не будет никакого повода для недовольства. Все еще улыбаясь, она вышла в коридор.

Архитектор отеля, должно быть, был большим поклонником фильма «Унесенные ветром», решила она: лифты выходили на нечто вроде внутреннего балкона, откуда приходилось еще спускаться по широкой, с изгибом лестнице. Были, конечно, и лифты, опускающиеся непосредственно в фойе, но как тут не воспользоваться этой столь любезно предоставленной ей возможностью, подумала Венди. На мгновение задержавшись на верхней ступеньке и не удосужившись посмотреть вниз, чтобы убедиться в том, что тот, кто ее ждет, действительно наблюдает за ней, она элегантной походкой двинулась вниз, довольно удачно подражая небрежно-артистической поступи, которую она видела у знаменитых моделей на престижных демонстрациях мод.

Майкл заметил ее сразу же и еще больше помрачнел. Нельзя не признать, мрачно подумал он, что грация — неотъемлемая часть совершенства женщины. Примерно такими ему представлялись мифические греческие богини — почти нечеловеческие в своем женском совершенстве, со скульптурным профилем, отстраненным взглядом, а тело… Он поспешно заставил себя не думать о том, что скрывается под гладкой, будто струящейся тканью. И ничуть не удивился, оглядевшись вокруг, тому, что практически каждый находящийся в фойе мужчина тоже смотрит на нее словно завороженный — как силой обаяния Венди, так и ее безразличием к общему вниманию.

Как только она достигла последней ступеньки, он двинулся навстречу. В первый момент Венди даже не узнала его. Ей почему-то казалось, что он будет выглядеть так же, как и днем, и вид безукоризненного вечернего костюма вместо рубашки с короткими рукавами и джинсов, поразил ее. В костюме Майкл выглядел выше, шире в плечах и показался ей более отстраненным, более… запретным.

Внутренне встряхнувшись, Венди постаралась выкинуть из головы эти непродуктивные и никчемные мысли. Что бы на нем ни было надето, он по-прежнему оставался тем же — мужчиной, которому внутренне присущи все пороки его пола и который неизбежно окажется таким же никчемным и вероломным, как и остальные.

— Никогда не совершай ошибки, которую сделала я, — эмоционально сказала ей мать в разгар вспышки горя и ярости, вызванных уходом отца Венди. — Никогда не доверяй мужчинам, ни одному из них… Они неизбежно причинят тебе боль.

Венди, которой в то время шел седьмой год, приняла советы матери близко к сердцу и всегда руководствовалась ими — не в пример самой матери, продолжавшей следовать своим эмоциям и потом вечно жалевшей об этом.

Теперь Майкл был уже в нескольких метрах от нее — и Венди могла заглянуть прямо в эти поразительно насыщенные синевой глаза. Он смело встретил ее взгляд, не позволяя себе перевести свой ниже, на ее тело. Слегка приподняв ресницы, она как бы поблагодарила его за подобную деликатность.

— Мы так и не представились друг другу, — сказал он, подходя еще ближе. — Майкл… Майкл Олен-Райт, — продолжил он, протягивая руку.

5
{"b":"3327","o":1}