ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наклонившийся над их столиком метрдотель ожидал заказа. С легкой усмешкой на губах она заказала одно из вегетарианских блюд, но когда Майкл заказал себе морского окуня, ее усмешка стала еще шире. Передавая меню, он пробормотал метрдотелю что-то неразборчивое.

Несколькими минутами раньше, когда тот провожал их к столику, Венди поразилась тому, что все другие посетители смотрят на них, хотя и стараются не показать этого.

— Кажется, мы производим что-то вроде сенсации, — пробормотала она, когда метрдотель удалился. — Не понимаю, в чем дело…

— О, вы прекрасно все понимаете, — возразил Майкл с улыбкой. — И отлично знаете, что с тех пор, как показались на лестнице, ни один мужчина не может оторвать от вас взгляда.

Он не совсем ясно представлял себе, какой именно реакции на свое замечание ожидает от нее, но внезапный взрыв абсолютно искреннего смеха, которым она, казалось, подтвердила справедливость этого утверждения, убедил его в одном — Венди вовсе не столь предсказуема, как ему казалось поначалу. Поэтому, когда она перестала смеяться, . Майкл почувствовал облегчение, и сейчас же был положен на лопатки вопросом:

— Ни один мужчина… Это включает и вас?

— Красивые, хорошо одетые женщины привлекают меня так же, как и любого другого мужчину, — сухо ответил Майкл.

Реакция была не совсем такой, на какую надеялась Венди, но для начала сойдет, сказала она себе, глядя, как официант расставляет принесенные закуски. Заказанные мидии она ела руками с подчеркнутым, почти жадным удовольствием, с триумфом ощущая, что это столь чувственное зрелище возбуждает его, хоть он и делает вид, будто целиком поглощен своей тарелкой с ассорти даров моря.

Насытившись, она с показным удовлетворением облизала выпачканные в соке кончики пальцев и сказала:

— Ммм… Было очень вкусно.

На ее тарелке еще остались несколько мидий и, поймав его взгляд, Венди взяла одну из них и протянула ему со словами:

— Почему бы вам тоже не попробовать?

— Я уже пробовал, спасибо, — вежливо ответил Майкл, указывая на свою тарелку, где лежали несколько пустых раковин.

Может быть, другую женщину это и могло привести в смущение, подумала Венди, но ее-то сбить с толку совсем не так просто. Да и почему она должна смущаться? Она уже знала, что Майкл желает ее. Теперь осталось только заставить его признаться в этом. Улыбнувшись собирающему тарелки смущающемуся юному официанту, Венди мысленно поздравила себя с неизбежной победой и откинулась на спинку кресла, предвкушая наслаждение дальнейшей игрой.

Принесли основные блюда — ее вегетарианское и его морского окуня. Подождав, пока их не обслужили, Венди решила продолжить атаку и, осмотрев с недовольным видом свою тарелку, взглянула на тарелку Майкла.

— А окунь действительно выглядит неплохо… — начала она.

В пристальном взгляде его синих глаз было нечто, не совсем согласующееся с ожидаемыми ею словами.

— Может быть, вы тоже хотите немного?

— Я уж думала, что вы так и не спросите меня об этом, — кротко ответила Венди.

Наклоняясь вперед и протягивая руку, чтобы взять Майкла за запястье, когда он поднесет вилку с кусочком окуня к ее губам, она вдруг краем глаза заметила его легкий жест метрдотелю и официанта, торопящегося к их столу с маленькой порцией морского окуня. Весь ее юмористический настрой, все ощущение ожидаемого триумфа мгновенно испарились, сменившись испепеляющей яростью, — он не только предугадал ее ход, но и очень умело ответил на него.

Венди не привыкла к тому, чтобы мужчины отклоняли ее любовные авансы. Собственно говоря, она даже не привыкла давать их, обычно в этом не было необходимости. Какое-то мгновение от полной неожиданности она не могла выговорить ни слова.

— Так, значит, вы консультант по вопросам рекламы, — заметил Майкл, невозмутимо поедая свою рыбу.

— Да, — холодно ответила Венди. — Я работала в одном из больших агентств, а потом решила основать свое собственное…

— Но в рекламном деле так сильна конкуренция, это очень нервная работа, в особенности…

— В особенности для женщины? — спросила она с вызовом.

— Для всех, — поправил ее Майкл. — В особенности когда работаешь на себя.

— Мне нравится нервная работа… и конкуренция, — ответила Венди. Не пытается ли он узнать, действительно ли она работает одна? Нет ли у нее партнера… покровителя… еще какого-либо мужчины? И она решила пока не слишком расстраиваться из-за его отказа ответить на ее любовные заигрывания. Если его действительно интересует, есть ли в ее жизни другой мужчина, то это хороший знак. — Без всякого сомнения, я далеко не первая женщина, занимающаяся собственным бизнесом, — добавила она.

— Это верно, — согласился он. — Обычно считают, что в собственном бизнесе преуспевают только те люди, которым доставляет удовольствие самим распоряжаться своей жизнью.

— А вы не одобряете женщин, желающих распоряжаться своей жизнью? — вкрадчиво спросила Венди, вновь почувствовав почву под ногами.

— Совсем нет, — возразил Майкл. Покачав головой, он отказался от предложенной официантом бутылки вина и продолжил, когда официант отошел: — Я тоже имею свой собственный бизнес. — Увидев, спустя некоторое время, что она перестала есть, он нахмурился и заботливо спросил: — Значит, окунь вам все — таки не понравился?

— Окунь прекрасный, — ответила она ледяным тоном, — но разговор — нет.

Майкл задумчиво посмотрел на нее.

Эти синие глаза опасны своей обманчивостью, подумала Венди. Их ярость заставляет человека обращать внимание именно на нее, а не на скрытую в них мысль…

Внезапно она почувствовала предельную усталость. Смена часовых поясов, подумала она. Завтра утром предстояла встреча с Клиффом, на которую она должна прийти со свежими силами. Стоит ли тратить вечер на этого псевдосовременного человека, пытающегося ухаживать с помощью психоанализа? Но она не могла уйти, так и не добившись от него хотя бы молчаливого признания, что он хочет переспать с ней. Ее гордость не позволяла этого.

Быстро поразмыслив, Венди решилась.

— Извините меня, — сказала она слабым голосом, — но я себя не очень хорошо чувствую. — Слова сопровождались жалобным взглядом. — Не поможете ли вы мне подняться к себе?..

— Разумеется. — Нахмурясь, он быстро подозвал официанта. — Может быть, стоит вызвать врача отеля? — заботливо спросил он. Она покачала головой:

— Нет, нет… со мной ничего страшного… Просто разница во времени. Да еще слишком долго пробыла сегодня на солнце. Мне нужно хорошенько выспаться, вот и все.

Майкл быстро расплатился и вывел ее из ресторана. Когда перед ними раскрылись двери лифта, Венди с дрожью в голосе призналась, солгав лишь наполовину:

— Знаю, что это глупо, но я не очень люблю лифты.

— Это вполне естественное чувство, — успокоил ее Майкл, входя в кабину и ожидая, пока Венди назовет номер своего этажа. — Сомневаюсь, что найдется много людей, которым нравится находиться в таком маленьком, полностью закрытом пространстве.

Когда лифт остановился, он вежливо пропустил даму вперед и последовал за ней. Только подойдя к двери своего номера, Венди начала искать в сумочке ключ, а когда нашла, то как бы случайно выронила его из пальцев. Майклу не оставалось ничего другого, кроме как нагнуться за ним. Это позволило ей сократить расстояние, и когда он выпрямился, они оказались совсем близко друг к другу. Глядя на его губы и слегка раскрыв свои, она тихим, беспомощным голосом поблагодарила его за ключ, чуть подалась к нему, прикрыла глаза и негромко вздохнула. Он, разумеется, не мог не ответить и обнял ее.

План Венди сработал. Но то, что она при этом почувствовала, никак нельзя было назвать восторгом победившего игрока. Радостное тепло, наполнившее ее тело, было вызвано отнюдь не только победой. Всем своим телом она ощущала тело Майкла, мужское, мускулистое тело, от которого пахло чистотой и свежестью. Венди уже предвкушала, как приятно будет поддаться чисто женскому желанию запустить пальцы в его густую шевелюру во время поцелуя, который — об этом говорили его губы — будет очень хорош. Она взглянула ему в глаза, и загоревшийся в них огонь чувственного возбуждения заставил ее содрогнуться от острого приступа желания.

7
{"b":"3327","o":1}