ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Найди точку опоры, переверни свой мир
Уэйн Руни. Автобиография
Украина це Россия
Синдром Джека-потрошителя
Музыка призраков
Сердце бабочки
ДНК. История генетической революции
Царский витязь. Том 1
A
A

Инга Берристер

Обеты любви

1

– Но, Хейзл, это же ты частный детектив, а не я, – твердо сказала Констанс, обращаясь к своей сводной сестре. – Это не моя работа. Я бухгалтер, специалист по налогам…

– Да, ты бухгалтер, но ты же на целую неделю собираешься в отпуск. И тебе в отличие от меня не нужно ехать на конференцию, которая может оказаться жизненно важной для твоего бизнеса, – быстро перебила Хейзл.

Хотя Хейзл была старше Констанс на целых шесть лет, именно Констанс всегда вела себя сдержаннее и разумнее. А импульсивная и горячая Хейзл, сама того не желая, часто создавала своим близким проблемы.

– Конни, дорогая, ты же знаешь, как много значит для меня мое агентство и мое дело, – попыталась разжалобить сестру Хейзл. – После того как Пол бросил меня, после нашего развода, я решила, что жизнь моя кончена. А теперь, когда мы с Джен открыли собственное детективное агентство, я чувствую, что у меня снова есть цель, есть, к чему стремиться. Я ни за что не стала бы просить у тебя помощи, если бы задание предполагало какие-то сложности или опасности. Тебе и нужно-то всего-навсего провести несколько дней в пустом доме и записывать, кто приходит к соседу и когда уходит. Ну и сделать несколько снимков. Это же проще простого! К тому же человек, за которым ты будешь следить, его фамилия Керби, даже не догадается о твоем присутствии. Нам удалось убедить старушку, хозяйку дома, где ты будешь жить, уехать на несколько дней к сестре и разрешить нам воспользоваться ее жилищем. Обещаю, тебе не придется делать ничего, кроме…

– … Кроме того, чтобы нести двадцатичетырехчасовую вахту и без устали следить за каким-то неверным мужем, – буркнула Констанс. – Послушай, Хейзл, я, как и ты, не одобряю супружеские измены, но…

– Этот случай не супружеская неверность, – возразила Хейзл, помрачнев. – Керби пытается соблазнить семнадцатилетнюю девочку… Хочет, чтобы она ушла из дома и жила с ним. Конни, этому типу тридцать четыре года, и, судя по тому, что мне удалось узнать, он не пропускает ни одной юбки. А теперь он воспылал страстью к наивным молоденьким девочкам. – Губы Хейзл дрогнули от отвращения. – Последняя его пассия, Джинни Тауэре, умненькая и старательная. Она могла бы поступить в университет. Конни, у нее все впереди! А этот негодяй развратит ее, испортит ей жизнь, как испортил уже не одной девушке!

Констанс вздохнула. Она чувствовала, что понемногу начинает сдаваться.

В конце концов, разве то, о чем просит Хейзл, так уж невыполнимо? Констанс хорошо помнила, как тяжело пришлось сестре после того, как ее брак распался. Муж бросил Хейзл с двумя маленькими детьми, которых нужно содержать. Тогда Хейзл за одну ночь из жизнерадостной, брызжущей весельем женщины превратилась в затравленную издерганную мученицу, в которой Констанс лишь с большим трудом могла узнать сестру.

Но позже Хейзл на пару с подругой открыла детективное агентство, которое специализировалось, в основном, на слежке за неверными мужьями. Помогая другим женщинам, Хейзл снова обрела вкус к жизни. Однако ее агентство, хотя дела и пошли довольно успешно, все еще находилось в сложной стадии становления и постоянно балансировало на грани выживания. Партнерша Хейзл недавно уехала в долгожданный отпуск, а тут агентству неожиданно представилась возможность значительно расширить клиентуру. Констанс прекрасно понимала, почему для ее сестры так важно присутствовать на конференции.

И, разумеется, она также понимала, почему Хейзл именно к ней обратилась с просьбой на несколько дней поселиться по соседству с Керби и следить за ним.

– Тебе вовсе не нужно делать это двадцать четыре часа в сутки, – продолжала уламывать сестру Хейзл. – Я договорилась с Джеффом, с полуночи до семи утра слежку будет вести он. Из машины, припаркованной на улице.

Джефф, серьезный сдержанный мужчина, работал учителем в школе и был на пятнадцать лет старше Хейзл. Констанс, которой он очень нравился, считала его идеальным спутником для своей несколько неуравновешенной сводной сестры.

– Я не стала бы обращаться к тебе с просьбой, если бы могла по-другому выйти из положения! Родители согласились присмотреть за девочками, пока я буду в отъезде. И ты единственная, кого я могу попросить…

– И единственная, кого можно легко уговорить, – проворчала Констанс. – Ладно, – смилостивилась она, – надеюсь, мне не придется сожалеть о своей уступчивости.

– Ни в коем случае не придется! – с жаром заверила Хейзл. – Послушай, нам нужно съездить к миссис Джонсон, чтобы вы с ней познакомились. Ты якобы ее крестница, которая будет присматривать за домом в отсутствие хозяйки. Миссис Джонсон славная старушка, но, кажется, не одобряет женщин, выбравших работу детектива. – Хейзл криво улыбнулась. – Миссис Джонсон пока еще не вполне освоилась на новом месте. Она всего пару месяцев назад переехала туда и поэтому, к сожалению, почти ничего не смогла рассказать о своем соседе. Она видела только, что он часто уходит.

– А она видела, чтобы к нему приезжала Джинни?

Хейзл вздохнула.

– Слава Богу, пока нет. Я постоянно спрашиваю себя, что было бы, будь на месте Джинни одна из моих дочек. И что мне делать, когда они подрастут и…

– Это будет еще очень не скоро, – заметила Констанс. – Ведь Салли всего восемь, а Брайани – десять.

– Да-да, конечно, ты права. На эти выходные их должен был забрать Пол, но в последний момент у него, видите ли, изменились планы. Знаешь, Конни, иногда я прямо убила бы его… и не за то, как он поступил со мной, а из-за детей. Разумеется, Брайани старалась делать вид, что вовсе не обижена, сказала, что у папы, наверное, просто много работы. Работа! Как же! Ха-ха-ха! Скорее он все свое время посвящает очередной безмозглой блондинке.

К счастью, у меня есть Джефф. Он, я и девочки поехали в Честер, гуляли по берегу реки… Знаешь, дорогая, Джефф привязался к девочкам. Правда-правда! Когда он играет с ними, по его глазам видно, как он хотел бы иметь своих детей. Наверное, мужчине очень тяжело сознавать, что он не может быть отцом. Ведь жена Джеффа именно из-за этого развелась с ним. Когда врачи выяснили, что от него нельзя зачать, она сразу же заявила, что не может более оставаться его женой. Она и замуж-то вышла только потому, что хотела иметь детей.

– Джефф хороший человек.

– Очень хороший, – согласилась Хейзл, удачно спародировав героиню одной из часто мелькающих телевизионных реклам, и сестры дружно рассмеялись.

При всей разности характеров чувство юмора было у них одинаковое.

Когда отец Хейзл и мать Констанс поженились, старшей из сводных сестер было десять, а младшей – четыре. Хейзл была просто копия отца: высокая, жизнерадостная, крепкого сложения, с густыми кудрявыми каштановыми волосами. А Констанс, внешне походившая на мать, была среднего роста, хрупкая. Ее густые волосы цвета меда летом выгорали почти до белизны.

Повзрослев и став бухгалтером, Констанс часто думала, что имиджу деловой женщины больше соответствует короткая стрижка, но все же продолжала носить волосы до плеч. Ей нравилось, что их можно укладывать в самые разные прически. К тому же полудлинные волосы никогда не выглядят старомодно, это стиль на все времена.

Родители по-прежнему жили неподалеку от Честера, в Тарфорде, в том же самом доме. Хейзл после развода поселилась в маленьком коттедже по соседству, чтобы девочки были поближе к дедушке с бабушкой.

А Констанс очень гордилась тем, что смогла купить себе в Честере небольшой дом, построенный в георгианском стиле. На работу она могла ходить пешком.

В свои двадцать шесть лет Констанс не торопилась вступать в брак. Короткий роман, который она пережила в ранней юности, когда училась в Лондоне, помог ей понять, что страсть и глубокие нежные чувства, которые она жаждала разделить с любимым, – не всегда то, чего хотят мужчины.

И Констанс решила, что ей для совместной жизни нужен человек, у которого были бы такие же жизненные ценности, который, как и она, стремился бы к надежности и покою, так же относился бы к семье. Когда-нибудь она выйдет замуж, но не теперь. Хейзл как-то упрекнула сестру, что та боится страстных чувств. Констанс, разумеется, запротестовала… но не слишком искренне.

1
{"b":"3328","o":1}