ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мэтт… – пробормотала Констанс. Глупо предполагать, что он приехал в Тарфорд из-за меня. Видимо, решил просто погулять и познакомиться с окрестностями города, в котором теперь будет жить.

– Мэтт? – заинтересовалась Хейзл. Она, улыбаясь, подошла к нему и протянула руку для пожатия. – Наверное, я должна перед вами извиниться. Это из-за меня сестра перепутала вас с другим.

– А-а-а, вы та самая леди-сыщик! – догадался Мэтт.

– Мне действительно жаль, что так вышло, – продолжала Хейзл. – Неудивительно, что вы так разозлились.

– Да, немного разозлился, – подтвердил он. – Но в этом тоже были… свои плюсы.

Во рту у Констанс вдруг пересохло, она почувствовала желание провести языком по губам. Мэтт не отрываясь смотрел на нее, и Констанс хотелось отвести глаза, но она почему-то не могла сделать этого.

До нее донесся голос Хейзл, которая говорила родителям:

– Идите сюда, познакомьтесь с новым боссом Констанс.

Девушке захотелось развернуться и убежать, пока не поздно. Но… поздно для чего?

Мать улыбнулась Мэтту, Хейзл представила всех друг другу. Мэтт поздравил Дона с прошедшим днем рождения, и оба рассмеялись: похоже, мужчины быстро нашли общий язык, какой-то свой, не доступный пониманию женщин.

– Вы уже закончили прогулку или наоборот? – спросила мать Констанс.

– Только собираюсь начать, – ответил Мэтт. – Но здесь столько красивых мест, не знаю даже, куда пойти…

– Тогда почему бы вам не присоединиться к нам? – тут же предложила Хейзл. – Мы направляемся к реке. После маминого воскресного обеда прогулка просто необходима.

Все, кроме Констанс, рассмеялись. Она была слишком ошарашена, слишком взволнована и могла лишь переводить обеспокоенный взгляд с матери на Мэтта и обратно.

Ведь он, разумеется, не захочет пойти с нами? Он же настроился на целую экскурсию, а мы просто идем прогуляться. Но Мэтт уже сделал выбор, и компания отправилась в путь. Когда улица стала уже, каким-то образом вышло так, что он оказался рядом с Констанс.

Кто-то из прохожих толкнул Констанс, и Мэтт поддержал ее под локоть. Девушка постаралась не поддаваться острому удовольствию от этого прикосновения, пытаясь дышать глубоко и ровно и смотреть прямо перед собой. Сухо поблагодарив Мэтта, она тут же отстранилась.

– А у вас есть семья? – безо всякого смущения спросила Мэтта Хейзл.

– Есть, но теперь мы редко видимся. Моя сестра вышла замуж за австралийца, у них трое детей. Мои родители несколько лет назад уехали к ним. Думаю, мама уже отчаялась ждать внуков от меня.

– Вы не хотите детей? – удивилась Хейзл.

Констанс едва сдержалась, чтобы не одернуть сестру. Что поделаешь, Хейзл в своем репертуаре! Она могла преспокойно задать самый что ни на есть интимный вопрос незнакомому человеку. Просто такой уж у нее характер.

Констанс задержала дыхание. Она боялась, что Мэтт резко отчитает Хейзл, и одновременно надеялась, что он не сделает этого. Ей самой не хватило бы смелости спросить его о чем-то в этом роде. Констанс посмотрела в лицо Мэтта, ища признаки недовольства, но не нашла. Он улыбался, а глаза его весело блестели.

– Хочу, но поскольку, несмотря на научный прогресс, мужчины пока еще не могут заводить детей сами по себе, мне придется подождать, пока я не встречу женщину, которая разделит это желание.

– Можно подумать, это совершенно невыполнимая задача! – рассмеялась Хейзл.

К счастью, Мэтт и к этому замечанию отнесся добродушно.

– Почти, – ответил он, и глаза его весело заблестели. – Помните сказку о хрустальной туфельке? Кому ни примеривали, всем мала.

Потом, когда они спустились к реке, Мэтт стал показывать дочкам Хейзл, как играют в воде на солнце мальки и что-то рассказывать. Девочки слушали раскрыв рты. Хейзл наклонилась к Констанс и прошептала:

– Ты сумасшедшая, понимаешь?

Констанс в замешательстве посмотрела на сестру.

– Ты же хочешь его, – тихо продолжала Хейзл, – и, черт побери, я совершенно уверена, что он тоже хочет тебя. Конни, жизнь не настолько часто дает нам такие возможности, чтобы их упускать! Ты права, может случиться и так, что роман с Мэттом закончится болью и обидой. Но вовсе не обязательно! – Хейзл замолчала и оценивающе посмотрела на склонившегося над водой Мэтта. – Мне кажется, он знает, как подарить женщине наслаждение и умеет ценить наслаждение, которое ему подарят в ответ. Знаешь, что меня больше всего раздражало в Поле? Он был великолепным любовником, но лишь до тех пор, пока это нужно было самому. В конце концов мне надоело все время подчиняться, хотя я и не сразу призналась в этом самой себе. Конни, поверь, не нужно отвергать то, что тебе предлагает этот человек!

– Но он же ничего мне не предлагает вообще!

Хейзл подняла брови.

– Не предлагает? Да одно его присутствие здесь говорит о многом.

– Это просто совпадение, – свистящим шепотом бросила Констанс и встревожено оглянулась, желая убедиться, что Мэтт не слышит, о чем они говорят.

Хейзл рассмеялась.

– Никаких совпадений!

Констанс твердо сказала себе, что сестра ошибается. Однако, когда мать вдруг пригласила Мэтта на чай и тот согласился, девушке пришло в голову, что Хейзл не так уж и не права.

За столом Мэтт и Дон весьма дружелюбно беседовали. Старшая из дочек Хейзл сообщила Констанс, что Мэтт «очень хороший». Мать хлопотала около него за столом, настаивая, чтобы гость съел еще рогалик, и покраснела от удовольствия, когда Мэтт похвалил домашний джем. Констанс поняла, что ее мать полностью разделяет мнение своей маленькой внучки. Мэтт и вправду с такой легкостью нашел общий язык с ее родными, что, казалось, все они знают друг друга уже целую вечность, а не всего несколько часов.

Констанс почти не принимала участия в разговоре. Ее даже немного обижало, что Мэтт целиком завладел всеобщим вниманием. Но вот он повернулся, с улыбкой посмотрел на нее… И в ту самую секунду сердце Констанс вдруг открыло ей истину.

Кажется, я влюбилась в этого человека!

5

– У нас сегодня вечером собрание группы, помните?

С этими словами в кабинет Констанс вошел Мэтт, и девушка ощутила волнение.

После того дня, когда ее семья познакомилась с Мэттом, Констанс намеренно старалась держаться от него на расстоянии. Но, кажется, Мэтт либо не замечал, либо намеренно игнорировал, что Констанс отстранялась, если он подходил близко, и держалась весьма отчужденно.

– Я поеду на собрание мимо вашего дома. Давайте, захвачу вас, – предложил Мэтт. – Незачем ехать на двух машинах.

Констанс очень хотелось отказаться. Даже мысль о том, что она будет сидеть рядом с Мэттом в его машине, была серьезным испытанием для ее силы воли.

Днем ей кое-как удавалось не думать о Мэтте: Констанс строго запретила себе это. Но по ночам…

Она вконец измучилась. Чтобы противостоять откровенно эротическим снам с участием ее самой и Мэтта, она старалась ложиться как можно позднее, а вставать очень рано, и теперь у нее от недосыпания болела голова и ломило все тело. Констанс, как ни тщилась, все же не могла избавиться от страстного желания, превратившего сон в пытку.

Однако Констанс пришлось принять предложение Мэтта, поскольку ее машина находилась в ремонте. Когда Мэтт, сказав, что заедет за ней в половине восьмого, закрыл за собой дверь, девушка с отчаянием подумала: ведь он уже должен был понять, что я не хочу иметь с ним ничего общего? Так почему же он никак не оставит меня в покое?

– Разве ты сама не понимаешь? – удивилась Хейзл, когда Констанс позвонила ей, чтобы пожаловаться на Мэтта. – Мужчинам свойствен инстинкт завоевателя, он у них, бедных, в крови. Так уж они устроены, хотят преодолевать препятствия… Поэтому не вини Мэтта, вини матушку-природу. Кроме того, дорогая, ты абсолютно уверена, что не хочешь быть завоеванной?

– Конечно, уверена! – с досадой подтвердила Констанс. – Я вообще не люблю и не понимаю такие игры.

– А кто говорит, что это игры? Ну ладно, ладно. Я верю, ты не хочешь иметь с ним ничего общего. Но тебе не кажется, что уже немного поздно?

13
{"b":"3328","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Шаг первый. Мастер иллюзий
#ЛюбовьНенависть
Эланус
Дар или проклятие