ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

О существовании этой группы Констанс узнала от приятеля своей подруги и довольно скоро стала одним из самых активных ее членов. Она посвящала благородному делу каждый второй выходной и несколько вечеров в месяц.

Суть работы состояла в том, чтобы трудные подростки, как правило, воспитанники приютов, имели возможность установить личный контакт и доверительные отношения с кем-то из взрослых. Констанс предстояло найти общий язык с Карен, совершенно отчаявшейся и глубоко несчастной девочкой, которую поместили в приют после того, как ее изнасиловал отчим. У Констанс от жалости переворачивалось сердце, когда она смотрела в полные отчаяния и грусти глаза девочки.

Констанс твердо пообещала себе сделать все возможное, чтобы сблизиться с Карен и постепенно вернуть ей чувство собственного достоинства. И вот, коротая время в доме миссис Джонсон, Констанс составляла список препон, мешающих найти общий язык с Карен. Разделив лист вертикальной линией пополам, она стала записывать на одной половине свои трудности, а вторую отвела плану, как с ними справиться.

Работенка оказалась не из легких. Констанс уже знала, что иметь дело с подростками весьма утомительно. Но все же общение с коллегами-добровольцами и специальные курсы помогли Констанс лучше понять проблемы подростков и научиться находить нужные решения.

До семи часов вечера в соседнем доме стояла тишина – никто не приходил и не уходил. Констанс так глубоко погрузилась в свои мысли, что едва не проворонила подъехавший автомобиль. Ее спасло лишь открытое окно, через которое прекрасно были слышны все уличные звуки.

Автомобиль оказался маленьким компактным «остином», а Констанс ожидала увидеть нечто вычурное. Тюлевые занавески на окне мешали обзору, пришлось чуть-чуть сдвинуть их. Девушка включила диктофон, которым ее снабдила Хейзл, строго-настрого наказав постоянно держать под рукой.

Из машины вышел высокий темноволосый мужчина. Перед тем как открыть калитку, он остановился и обернулся, тем самым предоставляя Констанс возможность рассмотреть его лицо.

Она даже поразилась, какое впечатление произвел на нее этот человек. Почувствовав прилив страстного желания, Констанс смутилась и приложила ладони к пылающим щекам.

Мужчина чуть нахмурился, отчего стал выглядеть еще более сдержанным и неприступным. Кажется, он был из тех, кто постоянно держит в руках и самого себя, и других. Констанс с беспокойством рассматривала его. С беспокойством – потому что ожидала увидеть совсем другого человека – менее властного, менее энергичного. Ей представлялось, что соблазнителя молоденьких девушек непременно должна окружать аура самодовольства. А в этом мужчине, определенно, ничего подобного не было.

Сделав несколько шагов к двери, он снова остановился и посмотрел на дом миссис Джонсон. Констанс отпрянула от окна, гадая, заметил мужчина или нет, что за ним наблюдают. Ее сердце вдруг забилось еще быстрее, мышцы сводило от напряжения. Девушка боялась даже выглянуть на улицу – вдруг человек, за которым она следит, еще смотрит на дом миссис Джонсон?

Попраздновав несколько минут труса, Констанс сердито одернула себя: так нервничать просто глупо! Что мешает мне спокойно пройти мимо окна, чего мне бояться?

Она сделала глубокий вдох и заставила себя сдвинуться в места. У окна она чуть замешкалась и бросила взгляд на соседний коттедж. К тому времени мужчина уже открыл своим ключом дверь и исчез за ней, и Констанс окончательно убедилась, что это и есть Керби.

Весь вечер Констанс неподвижно просидела на своем посту у окна, но добилась только того, что у нее затекли все члены. В соседнем доме царила тишина, никто больше не приезжал, никто не уезжал.

Перед тем как лечь спать, она поставила будильник на шесть тридцать, чтобы в семь, когда Джефф уедет, снова быть на посту.

Но будильник Констанс не понадобился, ночью она почти не спала. И не потому, что пришлось довольствоваться чужой кроватью. Уже утром, одеваясь, Констанс поняла, что именно не давало ей уснуть: мысли о мужчине из соседнего дома.

В семь часов Констанс уже снова сидела у окна в гостиной и завтракала, то и дело поглядывая на припаркованный у соседнего коттеджа «остин». Ближе к девяти она слегка запаниковала – объект слежки не подавал никаких признаков жизни.

А вдруг он ушел через заднюю дверь? Неужели догадался, что за ним следят? Но, может, Джефф ночью видел, как наш подопечный уходил? – гадала Констанс.

В одиннадцать часов рядом с «остином» остановилось такси. Из него вышла высокая женщина, одетая элегантно и дорого. Когда она протянула водителю деньги, Констанс, которая никогда не жаловалась на зрение, успела заметить на руке незнакомки обручальное кольцо. Девушка поздравила себя с удачей.

Но, кто бы ни была эта леди, она определенно не Джинни Тауэре, удовлетворенно подумала Констанс и с досадой хлопнула себя по лбу, вспомнив наказ сестры делать фотографии.

Еще минута – и было бы поздно. Но Констанс все же успела схватить фотоаппарат и сделать довольно четкий снимок незнакомки, для чего ей, правда, пришлось, презрев осторожность, высунуться из окна.

Уже спрятавшись за занавеской, она увидела, что Керби стоит в открытых дверях и встречает гостью. Констанс рассматривала его, не решаясь рискнуть высунуться из окна еще раз и сфотографировать этих людей вдвоем. Успеет ли она сделать снимок, прежде чем ее заметят? Но момент был упущен, Керби провел гостью в дом.

Однако когда парочка спустя пару минут появилась в саду, Констанс не моща поверить в свою удачу. Стараясь унять дрожь в руках, она схватила фотоаппарат и несколько раз щелкнула затвором, надеясь, что снимки получатся хорошие.

Примерно в три часа у соседнего коттеджа снова появилось такси, на котором незнакомка и отбыла восвояси, о чем Констанс не преминула надиктовать на пленку соответствующее сообщение. Она скрупулезно отметила, что объект наблюдения проводил свою гостью до такси, но не коснулся ее даже пальцем.

Хейзл говорила, что этот тип предпочитает совсем юных девушек, но сегодняшней визитерше на вид было примерно столько же, сколько человеку, к которому она приехала, – за тридцать. Зато мне все-таки удалось сфотографировать их вместе, торжествовала Констанс. Она решила, что следует отметить успех, и отправилась на кухню.

Она почти достигла цели, когда раздался звонок в дверь. Констанс, мысли которой были целиком заняты поручением сестры, пошла открывать. Забыв о бдительности и даже не поинтересовавшись, кто пожаловал, девушка распахнула дверь.

Она тут же пожалела о своей беспечности, но было уже поздно. В прихожую быстро шагнул обитатель соседнего коттеджа и со злостью захлопнул за собой дверь.

– Не будете ли вы столь любезны объяснить мне, что все это значит? – с нескрываемым раздражением бросил он. Констанс молчала, не сводя с него глаз. Высокий, с сильным и мускулистым телом атлета, этот человек, несомненно, старался держать себя в форме, видимо, чтобы легче было соблазнить очередную девочку-подростка. Зря старается, неприязненно подумала Констанс, мужчина тридцати пяти лет все равно не может обладать телом юноши. Но тут поймала себя на том, что не вполне искренна, поскольку пытается просто не верить своим глазам, которые в данный момент говорили ей, что такому великолепному самцу, как этот, нет необходимости опасаться соперничества молодых собратьев.

– Простите, – запинаясь, пробормотала Констанс, и по ее лицу разлилась краска. – Я не… не понимаю…

– Чего вы не понимаете?! Не понимаете, о чем я говорю?! – резко перебил он. – Черта с два! Если одинокая старушка подглядывает за соседями – это вполне простительная слабость. Но вы… в ваши-то годы! Скажем так, у вас явно что-то не в порядке с психикой.

Констанс уловила в голосе Керби нескрываемое презрение, и оцепенение оставило ее. Она разозлилась. Сильно разозлилась.

– Это у вас что-то не в порядке! – выпалила Констанс. – Разве может нормальный мужчина пойти на то, чтобы соблазнять почти ребенка? Джинни ведь только семнадцать, еще год назад ваши действия квалифицировались бы как совращение малолетних! Такие, как вы, мне просто отвратительны! Вы хладнокровно обманываете и лжете. Вам все равно, кому причинять боль… Все равно, что вы калечите чужую жизнь. Для вас все это просто игра, верно? А девочки вроде Джинни… Они еще слишком наивны и не понимают, что вы на самом деле за фрукт!

3
{"b":"3328","o":1}