ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вероятно, в этом был элемент соревнования между сестрами, – заметил Лэнс с оттенком осуждения.

Родни хотел было внести ясность, что ни о каком соревновании и речи не было, что Челси поровну делила заработанные деньги с сестрой, но не успел: Викки спросила Лэнса, помнит ли он Эппентайров по детским годам, проведенным в Блэксхэме.

– Конечно, я слышал эту фамилию, иначе и быть не могло, ведь в Блэксхэме они так же известны, как Трэворы, только по другим причинам. Насколько я помню, Сомерсет Эппентайр, глава семейства, считался одним из столпов общества. В детстве я однажды даже побывал на детском празднике в Эппентайр-холле, но разделение на «они» и «мы» было очень ощутимым. Богатенькие детки раздавали подарки бедным.

– Да, я тоже это помню, – согласился Родни. – Но с тех пор многое изменилось. Роджер совершенно не такой, как его отец, да и молодое поколение Эппентайров – милые люди, очень простые, уверен, они тебе понравятся.

Лэнс не стал уточнять, что две встречи с Челси Эппентайр – пока не внушили ему оптимизма. Он с самого начала отнесся к приглашению на вечер у Эппентайров без особого энтузиазма, а знай он тогда, кто такая Челси Эппентайр, он нашел бы повод отказаться, но теперь было слишком поздно.

Перед глазами Лэнса встал образ Челси – какой он впервые увидел ее перед капотом своего автомобиля, – и в ту же секунду его разум вступил в конфликт с телом, которое неожиданно отреагировало на это воспоминание. Лэнс нахмурился. В свои тридцать восемь он считал, что давно вышел из того возраста, когда мужчина испытывает сексуальное возбуждение от одной мысли о хорошенькой женщине – или, во всяком случае, научился держать подобные мысли под контролем.

Раздраженный собственной реакцией, Лэнс все еще пытался изгнать из памяти воспоминание, когда въехал в ворота гостеприимного дома Роджера и Мэриэнн.

Пройдя вслед за Родни и Викки под увитой жимолостью ажурной аркой, Лэнс оказался в саду, где был накрыт стол с легкими закусками и напитками. Первой, кого он заметил, была Челси. Она стояла спиной к нему, разговаривая с Ричардом Эппентайром, – Лэнс знал его по работе.

Лэнс огляделся. Его взору предстала идиллическая картина. На аккуратно подстриженном газоне тут и там пестрели луговые цветы, в воздухе, все еще сохранившем дневное тепло, витал запах роз и стоял гомон довольных голосов. Даже дети, играющие в дальнем углу сада, казалось, наслаждались обществом друг друга.

Лэнс увидел, как от стайки детей отделилась девочка и подбежала к Ричарду. Видимо, это была его дочь. Он нежно обнял девочку за плечи, а Челси наклонилась к ней и отвела прядь волос, упавших на ее личико. Лэнс быстро отвел взгляд: эта сцена слишком живо напомнила ему о том, что он потерял, добровольно исключив себя из жизни Мелинды на десять лет. Сейчас он мог только ужасаться собственному эгоизму и глупости.

– Пошли, я представлю тебя Мэриэнн и Роджеру.

Вскоре Лэнс понял, что Родни оказался прав: Роджер и Мэриэнн ему действительно понравились, особенно Мэриэнн, лицо которой лучилось неподдельными теплотой и дружелюбием. Лэнс и не заметил, как признался ей, что одной из главных причин, побудивших его поселиться в Блэксхэме, было желание оказаться поближе к Мелинде.

– Я сильно сожалею, что упустил десять лет ее жизни, – с грустью признался он Мэриэнн. – Мне очень повезло, что Мелинда меня простила, а отчим дал ей любовь и ощущение безопасности, которых она не получила от меня.

– Все мы взрослеем в разное время, – мягко ответила Мэриэнн. – Когда родилась Мелинда, вы были очень молоды и многого не понимали. Тем временем в нескольких ярдах от них Челси налила Элисон стакан домашнего земляничного вина. Элисон, принимая стакан, восхищенно прошептала:

– Что это за мужчина, который разговаривает с твоей матерью?

Челси оглянулась, и ее глаза тревожно расширились.

– Это Лэнс Трэвор, – неохотно ответила она. Неприязненные нотки в ее голосе не укрылись от внимания Элисон.

– Ты с ним знакома?

– Скажем так, я его пару раз встречала. – Понимая, что семья все равно скоро об этом узнает, она пояснила: – Он покупает квартиру по соседству с моей.

– Правда? Везет тебе… – Элисон театрально вздохнула.

Ричард вопросительно поднял брови.

– В чем дело?

– Тебе не о чем беспокоиться, – быстро заверила Элисон, ближе придвигаясь к мужу. – Но этот Лэнс Трэвор просто великолепен, а теперь, когда ты сказала, кто он, я вижу, что он похож на Родни.

– Гм, он успел смутить спокойствие женской половины научно-исследовательского отдела, – с усмешкой заметил Ричард. – Не удивлюсь, если девушки уже заключают пари, кому из них первой посчастливится пойти к нему на свидание.

– Но он женат! – возмущенно возразила Челси.

– Ты хочешь сказать, был женат, – уточнил Ричард. – Насколько мне известно, он развелся давным-давно.

Так Лэнс Трэвор разведен! По какой-то необъяснимой причине Челси вдруг почувствовала слабость в коленях, и ей вдруг захотелось присесть. Она не понимала, почему на нее так странно подействовало известие о том, что изысканная красавица, какой ей представлялась жена Лэнса, не существует в действительности, и боялась даже задумываться на эту тему.

– Пойди-ка угости его вином, – предложила Элисон, хитро поглядывая на Челси.

– Если он захочет выпить, то, без сомнения, сам подойдет… – Челси покраснела и, пролепетав: – кажется, я забыла выключить духовку, – сунула графин с вином в руки Элисон и быстро зашагала к дому.

Она двинулась кружным путем, стараясь пройти через лужайку так, чтобы ее путь пролегал как можно дальше от того места, где стоял Лэнс Трэвор. К сожалению, ее заметил отец. Вспомнив, что поручил ей оформить для Лэнса сделку, он окликнул Челси:

– Челси, иди сюда, я как раз объясняю Лэнсу, что ты будешь заниматься его делом.

Видя, что Роджер собирается официально представить их друг другу, Лэнс сухо заметил:

– Мы с вашей дочерью уже познакомились. Челси спросила себя, заметил ли кто-нибудь еще, что Лэнс, вместо того, чтобы назвать ее по имени, выразился официально, «с вашей дочерью».

– Удивительное совпадение, – непринужденно заметила Викки, – вы с Челси покупаете квартиры в одном и том же доме и даже на одном этаже.

Лэнс пожал плечами.

– Это идеальное жилье для одинокого человека, который может его себе позволить. Просторные комнаты, ухоженная территория, великолепный вид из окна.

– Я слышала, что при перестройке они отвели часть территории двора под теннисные корты, – сказала Викки, – так что жильцы смогут ими пользоваться.

– Лэнс, вы играете в теннис? – поинтересовался Роджер, просто чтобы поддержать разговор.

– Когда-то играл, но…

– И Челси играет, – вставила Викки. Челси покраснела.

– Больше не играю. У меня нет времени, кроме того, с тех пор, как Селина вышла замуж…

– Селина – сестра Челси, они близнецы, Селина с мужем сейчас живут в Париже, – пояснила Викки Лэнсу и повернулась к Мэриэнн. – Кстати, когда они приезжают?

– Мы собираемся устроить семейный прием в честь восьмидесятилетия Сомерсета. Сомерсет – мой тесть, – сообщила Мэриэнн Лэнсу, – в последнее время он неважно себя чувствует. И, хотя он делает вид, будто дети и внуки его раздражают, он их очень любит, и ему будет больно, если мы перестанем его навещать.

– Возможно, он действительно нас любит на свой лад, – согласилась Челси, вмиг забыв свою неловкость от встречи с Лэнсом. – Но больше всего он любил дядю Джулиана…

– Джулиан – брат моего мужа, – тихо пояснила Мэриэнн, – он пропал в Южной Америке, по-видимому, погиб в авиакатастрофе.

– Кто-то упомянул моего отца или я ослышалась? – Проходившая мимо Сюзанна Эппентайр остановилась.

Роджер отечески похлопал племянницу по плечу.

– Сью, мы просто говорили о том, что дед всегда был близок с нашим отцом.

– Не напоминайте мне про деда… – Сюзанна умолкла, не договорив, и покачала головой. – Извини, Мэриэнн, я просто еще под впечатлением последнего разговора с Сомерсетом. Он критиковал меня за то, что я продолжаю работать. По его мнению, женщина, имеющая детей, обязана превратиться в курицу-наседку.

10
{"b":"3329","o":1}