ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Перспектива получить в качестве зятя Лэнса Трэвора вовсе не огорчала Мэриэнн, напротив, она прониклась к Лэнсу еще большей симпатией, а Мелинда с первого взгляда показалась ей очень милой девушкой. Мэриэнн удивляло другое: что Челси, обычно очень сдержанная, легко сблизилась с новым человеком.

В понедельник Родни позвонил Мэриэнн и сообщил, что в его антикварный магазин поступил изящный кофейный столик, который, как ему кажется, будет очень к месту в новой квартире Челси.

– Помню, она видела подобный столик в доме моей сестры, и он ей очень понравился.

Мэриэнн, не откладывая, приехала в магазин, посмотрела столик и согласилась, что это как раз то, что-нужно Челси.

– Когда она переезжает? – спросил Родни. – Лэнс уже отказался от той квартиры, которую снимал, и после симпозиума вернется уже в новую.

– Челси собиралась переехать как можно быстрее, а поскольку они с Лэнсом встречаются, думаю, она переедет одновременно с ним.

– Они встречаются? – От удивления Родни даже присвистнул. – Я не знал…

– Я тоже узнала случайно. Челси призналась Селине, а та упомянула об этом в разговоре со мной, не догадываясь, что Челси мне ничего не говорила.

Родни покачал головой.

– Трэвор и Эппентайр… Представляю, какой резонанс вызовет эта новость в городе. Сомерсет наверняка будет недоволен. Кстати, как он себя чувствует?

– Неважно. В последнее время он сильно сдал, хотя врачи уверяют, что операция прошла успешно и он должен быстро поправиться. Все-таки исчезновение Джулиана его ощутимо подкосило, он даже на некоторое время впал в депрессию, но время лечит любые раны. Мы все надеемся, что теперь, когда Эдвард и Лорен поселились в Эппентайр-холле, Сомерсет быстрее пойдет на поправку. Лорен ухаживает за ним лучше любой сиделки, а Эдвард… после гибели Джулиана он стал любимцем Сомерсета.

Родни любовно погладил полированную столешницу и, снова качая головой, задумчиво произнес:

– Возможно, пока не стоит говорить Челси про столик, я придержу его и преподнесу позже в качестве свадебного подарка. Лэнс – хороший парень, очень порядочный и принципиальный, думаю, Челси он подходит.

Из магазина Родни прямиком отправился домой, спеша поделиться новостью с женой.

– Лэнс и Челси? Это же чудесно! – воскликнула Викки. – Мелинда будет счастлива, она обожает Челси.

Тем временем предполагаемые жених и невеста, не подозревающие о том, что их будущее уже решено без их участия, продолжали заниматься каждый своим делом.

У Челси было очень напряженное утро, а после обеда она должна была присутствовать в суде. Лэнс находился в пути – он летел в Канаду на симпозиум. Перед тем как покинуть Англию, он позвонил дизайнеру и предоставил тому карт-бланш в оформлении новой квартиры. Уилл пообещал, что к возвращению Лэнса, то есть за неделю, отделка будет закончена и он сможет въехать в квартиру.

Сидя в самолете, совершающем трансатлантический перелет, Лэнс откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, собираясь применить отработанную технику медитации, чтобы заснуть. Но едва ли не впервые за многие годы ни мозг, ни тело не желали повиноваться командам, которые он им давал.

Лэнс видел перед собой ту, о ком меньше всего желал думать. Какой уж тут сон! Спокойствия как не бывало! Воображение одну за другой рисовало ему интимные сцены, и все – с участием Челси Эппентайр. Но больше всего его взволновал образ, в котором не было ничего сексуального, – Лэнсу представилось личико очаровательного мальчугана с такими же глазами, как у Челси, и с темными вьющимися волосами, как у него самого.

– О нет, только не это!

Только открыв глаза и перехватив на себе любопытный взгляд мужчины, сидевшего рядом, Лэнс понял, что произнес последнюю фразу вслух.

Лэнс точно знал, что, с научной точки зрения, невозможно увидеть будущее, однако можно с большой долей вероятности предвидеть его, если основываться на проверенных фактах. Увидев его и Челси вместе, гадалка приняла их за влюбленную парочку и, естественно, предположила, что когда-нибудь у них может родиться ребенок. И все-таки даже не столько в словах «предсказательницы», сколько в ней самой было нечто такое, что глубоко подействовало на Лэнса.

Вспоминая этот эпизод, Лэнс неловко заёрзал на сиденье. Ладно, решил он, бесполезно закрывать глаза на правду, я действительно желал Челси. Она задела во мне какие-то чувствительные струны, которые уже очень давно никто не затрагивал.

Лэнс, конечно, не был чужд плотских удовольствий, однако никогда не был одержим сексом. Возможно, то, что он никогда не забывал о дурной славе Трэворов и об их якобы неконтролируемой похоти, породило в нем стремление подняться выше примитивных инстинктов своих далеких – и не очень – предков. Именно поэтому он когда-то настоял на том, чтобы облечь их с Брендой взаимное влечение в респектабельные рамки брака. Позже он понял свою ошибку, но с тех пор никогда больше не допускал, чтобы сексуальное желание руководило его поступками.

С тех пор, как ему исполнилось тридцать, Лэнс привык считать себя мужчиной, которому хватает мудрости и силы воли относиться к сексу, как к существенной, но далеко не самой главной части жизни. С годами он научился не попадать под власть желаний, руководствоваться во всех своих поступках и решениях исключительно здравым смыслом.

И вот сейчас, в свои тридцать восемь, Лэнс с раздражением обнаружил, что примитивная стихия, которую он считал давно укрощенной, вырвалась из-под контроля и все больше набирает силу. Например, в эту конкретную минуту он уже не просто представлял лицо Челси, а вспоминал, что чувствовал, целуя ее. Какая у нее была нежная, теплая кожа, какая чувствительная грудь, как она реагировала на его ласки, как покраснела и смущенно отвела взгляд, боясь посмотреть ему в глаза, когда гадалка говорила свою чепуху… Спору нет, думал Лэнс, физически Челси реагирует на меня так же остро, как я на нее, хотя в отличие от меня она вряд ли зашла в своих фантазиях столь далеко.

Мелинда была зачата по неосторожности, но, если мне предстоит стать отцом еще раз, думал Лэнс, я пойду на этот шаг сознательно. Да, мне хочется осознавать, чувствовать, что жар страсти зажег искру новой жизни – и разделить это осознание с Челси.

Лэнс мысленно чертыхнулся. Ну и занесло же меня! Подозвав стюардессу, он попросил стакан вина, от которого не так давно отказался. Одно из двух: или на меня так подействовал перепад давления, неизбежный при взлете, или гадалка меня околдовала. Так и есть, я действительно теряю рассудок! Надо же до такого додуматься: «околдовала»! Колдовство, предсказания – все это понятия, относящиеся к темному средневековью, к временам, когда люди полагали, что земля плоская и Солнце вращается вокруг нее. Но я-то как-никак ученый и живу в двадцатом веке!

8

– Ну вот, квартира уже принимает обжитой вид.

Челси повернулась к матери и с благодарностью обняла ее. Мэриэнн помогла ей повесить занавески, которые они с Лорен сшили специально для гостиной в новой квартире Челси.

– Этот шелк сюда очень подходит, – удовлетворенно заметила Мэриэнн. – Хотя шить его было ужасно трудно, ткань сильно скользит. У Лорен безупречный вкус, это она нашла оттенок, идеально гармонирующий с цветом ковра.

Ковер тоже был куплен не без помощи Лорен. Возможно, напольное покрытие золотисто-бежевого цвета – не самое практичное решение, но и Лорен, и Мэриэнн в один голос заверяли Челси, что вряд ли кто-нибудь принесет на подошвах грязь в гостиную квартиры, находящейся на последнем этаже респектабельного дома. Поддавшись на уговоры, Челси купила ковер и нисколько об этом не жалела, комната сразу приобрела уютный и одновременно элегантный вид. А еще Лорен убедила Челси потратить изрядную сумму на бежевый с золотым тиснением бордюр для обоев, гармонирующий и с самими обоями, и с ковром.

В отличие от Лэнса Челси решила обойтись без помощи профессионального декоратора, тем более что ей помогала обставлять квартиру вся семья. Лорен раскопала среди старых вещей на чердаке Эппентайр-хауса очаровательную старинную оттоманку, на которой нужно было только сменить обивку. Мебель, которую отказали Челси родители, была уже доставлена и расставлена по местам, как и купленная Челси в магазине двуспальная кровать.

18
{"b":"3329","o":1}