ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Челси посмотрела Лэнсу в глаза и улыбнулась полной самоиронии улыбкой.

– Может, я стала чувствовать, что девственность мне уже мешает? Но я тебя желала, Лэнс. Не могу объяснить почему, но, когда мы были вместе, я даже не думала о своей девственности, я просто потеряла способность мыслить логично… я просто… – Она снова умолкла, не договорив. В глазах ее заблестели слезы, и Челси с болезненной честностью призналась: – Да, наверное, мне следовало тебя предупредить или даже остановить, но…

– Но что? – поторопил ее Лэнс, когда она снова замолчала.

Челси опустила голову и хрипло закончила:

– Но я не хотела. Я не знала, что секс бывает таким… таким…

– Опасным? – насмешливо подсказал он.

– Таким всепоглощающим. Я не считаю себя виноватой и не собираюсь стыдиться ни того, что произошло, ни своих чувств. Лэнс, это было восхитительно! – бесстрашно призналась Челси, хотя голос ее стал совсем тихим, не громче шепота.

– Восхитительным?! – взорвался Лэнс. – Ты что, не понимаешь?! Это не должно было случиться! Ты и я…

– Мы друг другу даже не нравимся, я знаю, – прервала его Челси. – Может, это и называется страстью, я не знаю. Наверное, ты лучше сможешь об этом сказать, чем я.

– Ты так думаешь? – Лэнс покачал головой. – То, что произошло, для меня было так же внове, как и для тебя. Конечно, у меня были женщины, но я никогда до такой степени не терял контроль над собой. Конечно, я не горжусь тем, что… – На этот раз уже Лэнс умолк, не закончив фразу, и покачал головой.

Челси практично заметила:

– Что ж, по крайней мере, никто, кроме нас, об этом не знает. Завтра я объясню маме, что Селина все перепутала и…

Лэнс внезапно вскочил с кровати и, схватив простыню, обмотал вокруг бедер. Столь откровенное отсутствие интереса к тому, что она собиралась сказать, задело Челси. На смену блаженному ощущению теплоты и довольства, которое осталось у нее после близости, пришло чувство потери и одиночества.

– Если хочешь… – начала Челси, но, перехватив на себе взгляд Лэнса, замолчала.

Лэнс смотрел на ее тело с таким выражением, что у Челси не осталось ни малейших сомнений в том, чего он хочет. Шок, смешанный с возбуждением, окрасил ее щеки в алый цвет. Лэнс ее хочет! Он потому и вскочил с постели, потому так поспешно обмотал вокруг себя простыню, что хотел скрыть реакцию своего тела на ее близость. Не дав себе времени задуматься о том, что делает, Челси прошептала:

– Лэнс, прошу тебя, останься со мной на всю ночь… до утра.

– Остаться с тобой?

Слова вырывались из горла Лэнса с трудом, как будто им что-то мешало. Челси заворожено смотрела, как он закрыл глаза и сглотнул. Ее затопила волна ответного желания.

– Да, останься, – повторила она хрипло. – Я хочу быть с тобой. – Он открыл глаза, и она улыбнулась ему как искушенная соблазнительница. – В конце концов, мне терять нечего, я ведь больше не девственница.

В глазах Лэнса полыхнул опасный огонь – словно кто-то бросил спичку в бензин. Он шагнул к Челси, и она почувствовала, что Лэнс и сам весь горит. Челси прикоснулась к горячей коже, напоминающей на ощупь атлас, сначала пальцами, потом губами. Лэнс невольно вскрикнул, но она не остановилась, и вскоре все его тело снова дрожало от страсти.

– Останься со мной! – взмолилась Челси. Лэнс не мог ей отказать – он страстно желал того же. Не смог он уйти и после того, как они утолили вновь вспыхнувший сексуальный голод. Челси задремала, но Лэнс не спал, по-прежнему обнимая ее.

Он решительно не понимал, что с ним творится, он мог только беспомощно разводить руками. Сегодня вечером он явился к Челси только затем, чтобы потребовать от нее объяснений, он был на нее зол, но теперь… Он посмотрел на женщину, уснувшую в его объятиях. Это казалось нелепым, нелогичным, но он не хотел ее отпускать.

«Останься со мной!» – попросила Челси, он выполнил ее просьбу, и почему-то с этого момента все изменилось. Все правила, которые он сам для себя установил и по которым намеревался жить всю оставшуюся жизнь, вдруг каким-то образом оказались переписанными заново, и, что самое страшное, Лэнс не знал новых правил.

10

– Кофе хочешь?

Челси открыла глаза и резко, как подброшенная пружиной, села в кровати. В дверях ее спальни стоял полностью одетый Лэнс и держал чашку с дымящимся ароматным кофе.

Не дождавшись ответа, он подошел к кровати. Челси смотрела на него, широко раскрыв глаза от удивления. Ей вдруг вспомнилось, как всего пару часов назад, когда небо на востоке только начинало светлеть, она разбудила Лэнса и прошептала, что снова хочет заняться с ним любовью. Сейчас, вспоминая этот эпизод, она покраснела от стыда за собственное распутное поведение, но тогда она, не испытывая ни малейшего стеснения, откровенно интимными ласками очень быстро убедила Лэнса, что он хочет того же. Да и убеждать его особенно не требовалось. Челси передвинулась на кровати и поморщилась – тело еще помнило долгие часы занятий любовью.

Принимая из рук Лэнса чашку кофе, она избегала встречаться с ним взглядом.

– Тебе не нужно было дожидаться, пока я проснусь. Ты мог уйти, я бы поняла, ведь у тебя, наверное, много дел…

– Да, это верно, – согласился Лэнс. – Мне действительно нужно сделать несколько звонков и, конечно, переодеться до того, как мы встретимся за ланчем с твоими родителями. – Помолчав, он небрежно добавил: – Кстати, звонила твоя мать.

– Что-о?

– Мэриэнн звонила, когда ты еще спала, и я подошел к телефону, – будничным тоном сообщил он.

Челси отказывалась верить своим ушам.

– Ты хочешь сказать, что мне звонила мама и ты взял трубку?

Лэнс пожал плечами.

– Ну да.

– И что ты ей сказал? Что она сказала? – Челси ошеломленно покачала головой. – Какой ужас… Теперь она ни за что не поверит, что мы с тобой не…

– Что мы не… что? – насмешливо переспросил Лэнс. – Что мы не любовники? Но ведь мы и есть любовники.

Несколько секунд Челси только и могла, что в замешательстве смотреть на него! Наконец к ней вернулся дар речи.

– Но я думала, что мы не будем афишировать наши отношения, – прошептала она. – Это было…

Лэнс затаил дыхание, но Челси лишь покачала головой. Не могла же она признаться, что то, что произошло между ними, то, что она испытала ночью, даже сейчас, при свете дня казалось ей почти чудом, чем-то настолько особенным, чуть ли не мистическим, что даже если бы она могла волшебным образом изменить прошедшие несколько часов, то не стала бы менять ни секунды!

Раньше она много раз представляла, как занимается любовью со Спенсером, но сегодня ночью все эти представления сгорели дотла в огне подлинной, а не выдуманной страсти.

– Это не должно было произойти, – беспомощно пролепетала Челси. – Ты не должен был… мы… мои родители считают, что мы встречаемся, но ведь это не правда!

– Пусть так, – согласился Лэнс, – но вряд ли я мог объяснить это твоей матери, когда она позвонила и услышала в трубке мой голос, правда? Что я, по-твоему, должен был сказать? «Да, я провел ночь с вашей дочерью, но это ничего не значит… Это была просто одна ночь в постели»?

От лица Челси отхлынула кровь. Родители были бы потрясены, шокированы ее поведением, если бы узнали правду.

По выразительному лицу Челси можно было читать как по книге. Лэнс подумал, что ему несдобровать, если Челси узнает, что именно он предложил ее матери встретиться за ланчем. Более того, не Мэриэнн Эппентайр догадалась, что он провел ночь с ее дочерью, а он сам недвусмысленно дал ей это понять – интонациями и тщательным подбором слов. Традиционно считается, что женщина заманивает мужчину в ловушку при помощи секса, а не наоборот, но прошлая ночь доказала Лэнсу, насколько ненадежны устоявшиеся мнения, – если ему вообще требовались доказательства. Пусть Челси была девственницей, но в том, как она откликалась на его поцелуи и ласки, не было ни намека на застенчивость, на страх или хотя бы на жеманность.

23
{"b":"3329","o":1}