ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В нежных объятьях
Лароуз
Дневник жены юмориста
В партнерстве с ребенком. Как слышать друг друга и вместе находить решения
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Война на восходе
Факультет чудовищ. Вызов для ректора
Диагноз: любовь
Давший клятву
A
A

Забавно, но любимой ее комнатой на первом этаже стала та, которую показал ей Кайл, — нечто вроде кабинета, соединенного с библиотекой, — и именно там Мод зажгла камин и устроилась в кресле со свежей газетой, которая до сих пор так и валялась непрочитанной.

Кроме этой комнаты, на первом этаже располагались еще четыре, включая симпатичную гостиную с окнами на юг, отделанную в пастельных персиковых тонах, и большую парадную столовую. Две другие, гостиная поменьше и курительная, тоже были прелестны, но именно в кабинете, где стоило лишь закрыть глаза, и казалось, что Кайл сидит напротив, — именно здесь Мод чувствовала себя как дома.

Глаза ее сами собой закрылись, и газета соскользнула с колен. Разбудил Мод только хриплый бой старинных часов в прихожей, и она, подскочив в кресле, с ужасом обнаружила, что уже шесть часов. Мод опрометью бросилась наверх, чтобы принять душ и переодеться, а затем поспешила в кухню, перекусить на скорую руку.

Меньше всего на свете ей хотелось опоздать к прибытию самолета. Обжигаясь, она торопливо выпила чашку кофе. Потом позвонила в справочное аэропорта и убедилась, что рейс не задерживается. В газете обещали новые снегопады, и погода могла помешать самолету Кайла прибыть вовремя.

По счастью, в Хитроу уже успели справиться со снежными заносами.

Отопительная система «ягуара» работала так хорошо, что Мод вполне могла бы отправиться в путь в одной светлой шелковой блузке и темно-синей шерстяной юбке, но на случай, если рейс все-таки задержат и придется долго торчать в Хитроу, в тон юбке она надела джемпер с вышитыми на груди серебристой нитью пантерами. Наряд этот обошелся ей дорого, но вполне оправдывал затраты. Мод знала, что темно-синий цвет хорошо подчеркивает однотонный шелк блузки, а все это вместе взятое выгодно контрастирует с темно-рыжей копной ее волос.

Она дольше обычного провозилась с макияжем, и в итоге собственное отражение в зеркале показалось ей куда изысканней, чем обычно. Высокие каблуки прибавили Мод роста, впрочем не настолько, чтобы обогнать Кайла.

Если уж ей предстоит работать на него, вряд ли Кайл благосклонно отнесется к привычной ее рабочей «униформе» — заношенному до безобразия спортивному костюму; и Мод, размышляя об этом, говорила себе, что именно поэтому она сегодня вечером так заботится о своей внешности. Только поэтому!

Когда она выехала, снова пошел снег, и крупные пушистые снежинки с царственным величием опускались на подмерзшую землю. По счастью, к тому времени, когда Мод добралась до шоссе, снегопад прекратился.

Управляя мощным «ягуаром», ей все время приходилось подавлять в себе искушение прибавить скорость, но и так Мод добралась до Лондона куда быстрее, чем ожидала.

В Хитроу она не сразу отыскала место для стоянки. Чувствуя во всем теле нервную дрожь, она твердила себе, что дрожь эта вызвано подобными хлопотами, а отнюдь не тем фактом, что она встречает Кайла.

Поглядев на табло прибытия. Мод подошла к буфетной стойке, взяла себе чашку кофе, уселась и приготовилась ждать.

Она увидела Кайла, и в ней все перевернулось, сердце заколотилось так, что готово было выпрыгнуть из фуди. И вдруг Мод стало ясно, в чем дело, — настолько ясно, что она застыла с пересохшим от испуга ртом, оцепенело переваривая факт, который отказывался принять ее разум.

Кайл шел к ней, и Мод закрыла глаза, мучительно желая, чтобы она все-таки ошиблась. Этого не может быть, она не должна, не имеет права позволить себе такое!.. Она открыла глаза, и наваждение, как по волшебству, исчезло — перед ней был просто Кайл, тот самый Кайл, которого она знала всю свою жизнь.

— Мод, что случилось? Отец?..

Охрипший голос Кайла, то, как яростно он схватил ее за плечи и встряхнул, привели Мод в чувство.

— С ним все в порядке, — быстро заверила она, отстраняясь. — Как… как прошел полет?

— Сносно. — Кайл тряхнул головой, раздраженно отбрасывая ее попытку завязать светскую беседу. — Тогда что же стряслось, черт подери? Ты так побелела, я испугался, что ты вот-вот грохнешься в обморок.

— Ничего не стряслось, — с плохо скрываемой досадой ответила Мод. — Я всегда бледная, ты же знаешь.

Она боялась, что Кайл продолжит расспросы. Господи, да как она могла объяснить ему, объяснить кому бы то ни было, что на мгновение увидела перед собой не мальчишку, которого всю жизнь ненавидела, но мужчину, которого готова полюбить? Мужчину, который волновал ее, как никто другой, который пробудил в ней новые, но одновременно странно знакомые чувства, словно в прошлой жизни Мод уже испытала их во всей силе.

Игра воображения, сказала себе Мод, с усилием посмеиваясь над полетом своей фантазии, и повела Кайла туда, где был припаркован «ягуар».

Лишь когда его вещи были загружены в багажник, и оба они уселись в машину, Мод осознала: Кайл ожидает, что за руль сядет она. В неброском свете салона лицо его казалось изможденным, осунувшимся, как видно, печальный итог тех бурных ночей, которые он провел со своей сладкоголосой кошечкой.

Мод включила зажигание, и Кайл откинулся на спинку сиденья, отвернувшись, словно не желал даже замечать ее присутствие. Тогда и она из упрямства решила хранить молчание.

Когда они выехали на шоссе, снова пошел снег, и Мод, не раздумывая, сбросила скорость. Кайл тут же взглянул на нее, беспокойно шевельнувшись на сиденье: должно быть, сейчас потребует остановить машину и пустить его за руль.

Вместо этого, к изумлению Мод, он негромко сказал:

— А ты хороший водитель.

— Для женщины, ты хотел сказать? — За насмешкой Мод попыталась скрыть удовольствие которое доставили ей эти слова.

— Нет, этого я не хотел сказать! — отрезал Кайл. — Да что же это такое. Мод? Всякий раз когда я пытаюсь сделать тебе комплимент, ты встречаешь его в штыки! Неужели я тебе настолько противен, что ты не в силах выслушать от меня и слова похвалы?

Вот, стало быть, как он считает? В голосе Кайла прозвучали усталые нотки, и Мод подавила еле слышный вздох. Еще ребенком она привыкла опасаться его острого языка, а потому приучила себя не принимать на веру ни одного его слова. Похоже, она ошибалась.

— И как, часто ты виделась с Хартли? Мод сдвинула брови и быстро глянула на . Кайла, ожидая увидеть на его лице презрительное выражение, но он сидел с закрытыми глазами, крепко сжав губы.

— Нет, — ответила она ровно, — хотя сегодня утром заезжала его мать.

— А… решила тебя предостеречь? Она весьма ревностно охраняет покой своего драгоценного отпрыска.

В голосе Кайла прозвучала горечь, вполне естественная, если вспомнить его собственное детство.

— Я бы сказала, что она скорее отправилась на разведку, — шутливым тоном отозвалась Мод. — Ох, не завидую я той бедной девушке, которая когда-нибудь станет ее невесткой.

— Значит ли это, что ты сама не стремишься к подобному счастью?

— После одной встречи? Да брось. Кайл!

— И тем не менее ты готова была броситься на его защиту, — тотчас отпарировал он.

— Дэвид Хартли был очень добр ко мне, — сдержанно сказала Мод. — Кайл, то, что ты сказал насчет внебрачного ребенка, — правда?

Наступило тягостное молчание, затем он холодно произнес:

— Что именно ты хочешь услышать. Мод?

Намекаешь, что я солгал?

— Нет, конечно же нет. Я знаю, что ты не стал бы лгать. Просто сплетни иногда преувеличивают.

— Это не сплетня, Мод. Я хорошо знаю эту девушку. Она дочь моих друзей. Ей восемнадцать, едва только закончила школу. Хартли намеренно поощрял ее романтическое увлечение. Бедная глупышка всерьез верила, что он готов на ней жениться. Сейчас, разумеется, он все отрицает, а бедняжка осталась с погубленной репутацией и младенцем, которого отказалась отдать на усыновление, хотя она сама еще почти дитя.

Такое случается сплошь и рядом, подумала Мод, но до чего же грустная история! Сердце ее сжалось от сочувствия к незнакомой девушке.

— Но если она так молода, быть может, ей лучше уехать и начать все сначала?

19
{"b":"3330","o":1}