ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты ведь хочешь этого… и вот этого? Шепот его, хриплый и страстный, будил в ней ответную страсть. Непостижимо как, но Мод вдруг оказалась нагой и, нисколько не стыдясь, упивалась своей наготой. Всей тяжестью тела Кайл прижал ее к кровати, но она и не стремилась вырваться из этого сладкого плена. Его руки, губы, горячая твердая возбужденно пульсирующая плоть — ничего подобного Мод не знала ранее, но ее тело все принимало как должное, словно это наслаждение было знакомо ему всю жизнь. Даже запах, исходивший от Кайла, возбуждал и пьянил ее, точно приворотное зелье.

Потом она будет в шоке, ужаснется тому, что с такой готовностью отдалась страсти, что даже не попыталась сопротивляться, и смятение охватит ее при мысли, с какой легкостью она позабыла о застарелой ненависти и предалась иному, совершенно иному чувству…

Кончиком языка Кайл ласкал ее кожу, и всем своим существом Мод ощущала силу его желания. Скоро его жаркие губы завладеют ее обнаженной грудью, скоро он…

Шум мотора грубо и безжалостно разорвал пелену охватившего их безумия. Они оба оцепенели.

— Хартли, — хрипло пробормотал Кайл, отстраняясь. — Его «лендровер» я узнаю из тысячи

Разлученная с его жарким тяжелым телом Мод вздрогнула от холода и сразу же осознала свою наготу, как когда-то в раю осознала ее Ева впервые вкусив от яблока.

Мод бросилась к валяющейся на полу одежде.

— Можешь не спешить, — бросил Кайл. — Он еще в самом конце подъездной аллеи.

— Кайл!

В голосе ее прозвучала такая мука, что он расхохотался.

— Да все в порядке, я тебя не выдам, если только это тебя беспокоит. Он и сам, в конце концов, отнюдь не невинный младенец.

— Кайл! — с отчаянием повторила Мод.

— Да ради Бога, прекрати ты корчить из себя викторианскую девственницу! Это еще не конец света. Мы оба знали, что рано или поздно так случится. — Кайл угрюмо глянул на Мод. — В сущности, все взрывы нашего несогласия вызваны неудовлетворенной страстью и в итоге мы должны были прийти именно к такому финалу. Всякую женщину, которая побывала в моей постели, я рано или поздно начинал сравнивать с тобой…

Мод остолбенело воззрилась на него, не зная, больше ужасаться — его цинизму или откровенности.

— Нет… нет… это неправда!

— Да ладно тебе, Мод! — Раздражение, звучавшее в голосе Кайла, стало более явственно Хорошо, я готов признать, что в детстве тебе было еще не понять, что означает вечное напряжение между нами, но сейчас-то ты не ребенок! Ты должна бы разгадать признаки страсти так же хорошо, как и я. Согласен, у меня есть преимущество. Я уже тогда знал, что хочу тебя. И все пытался убедить себя, что виной тому обычная тяга к недосягаемому. Как говорится, запретный плод сладок. Но мысли о тебе преследовали меня годами, и ни одной женщине не удалось затронуть меня и на сотую долю того, что я чувствовал к тебе.

— Но ведь мы терпеть друг друга не можем!

— Ну и что? — Кайл пожал плечами. — Как будто ты не знаешь, что можно сходить с ума от влечения к человеку, которого ненавидишь всей душой.

В нем чувствовалось какое-то странное напряжение — раньше Мод его не замечала, — и говорил он, не глядя на нее, словно опасался, что она прочтет что-то в его глазах. Все это Мод заметила, но смятение охватило ее с такой силой, что она не в силах была рассуждать и анализировать. Бежать из этой комнаты, бежать в реальный, благоразумный, безопасный мир —мир, где Кайл станет человеком, которого она ненавидит, а не единственным в мире мужчиной, оказаться в объятиях которого она мечтала как о самом большом счастье.

Подобные чувства для Мод раньше всегда были связаны со словом «любовь», с той силой, которая навсегда скрепила союз ее родителей. Но, как только что цинично подчеркнул Кайл, он и Мод ненавидят друг друга всей душой.

В смятении, почти в ужасе Мод подхватила свою одежду и убежала прочь.

Натягивая джинсы и свитер, она глянула в окно и поняла, что задержало Дэвида Хартли на подъездной аллее. К его «лендроверу» был пристроен снегоочиститель, и Дэвид попросту расчистил для них подъезды к дому.

Если б он не появился, они с Кайлом сейчас бы уже… Мод судорожно сглотнула, отгоняя от себя мучительный образ.

— Ну как, найдется у тебя награда за мои тяжкие труды? — весело осведомился Дэвид Хартли, когда Мод открыла дверь для него и Мэг.

Улыбнувшись через силу, она пригласила его войти. За спиной отдалось эхо шагов — это в кухню вошел Кайл, и Мод тотчас ощутила его присутствие с такой пронзительной ясностью, что по спине у нее побежали мурашки.

Кайл подошел к ним, и Мод стало не по себе. Даже Дэвид почуял неладное. Он нахмурился, запнулся и окинул их обоих испытующим взглядом.

— Собственно говоря, я только хотел спросить, не согласишься ли ты выпить со мной сегодня вечером.

— Мод не…

— С удовольствием, — поспешно перебила она, отвергая заранее все, что мог сказать Кайл. — Когда?

— Я заеду за тобой около восьми.

Мод явственно ощущала неодобрение Кайла, но поскольку она так остро чувствовала его присутствие, то за этим неодобрением почуяла самую обыкновенную ревность.

Так Кайл ревнует ее к Дэвиду! Мод поежилась, стараясь унять вспышку радости. Что за безумие! Они с Кайлом никогда не будут по-настоящему близки. Что же касается утреннего инцидента, то он настолько испугал Мод, что она твердо решила избегать подобных возможностей. Нет уж, в эту ловушку ее не заманить! Неосознанно Мод боролась против того, что казалось ей опасным, и пыталась забыть о чувствах, которые пробудил в ней Кайл, пыталась убедить себя, что всему виной ее нервы и близость привлекательного мужчины.

После ухода Дэвида Кайл долго молчал и, судя по всему, был вне себя от злости, однако она упрямо решила не заговаривать первой. Какое право имеет он вмешиваться в ее личную жизнь только потому, что… они едва не стали любовниками. Мод шарахнулась от этого слова, как шарахалась от того, что творилось с ней самой.

В конце концов тишину нарушил именно Кайл.

— Мод, — напряженно сказал он, — нам нужно поговорить.

— Нет! — Паника охватила Мод, она не хотела, не могла говорить о том, что случилось. Это . происшествие достаточно постыдно само по себе. — Нет, не хочу… То, что произошло сегодня… закончилось, и я желаю только одного — поскорее обо всем забыть.

Кайл сжал губы, и Мод на миг затаила дыхание, испуганная искорками гнева в его глазах. Но неожиданно он отвернулся и пожал плечами.

— Как хочешь. Ты ведь никогда не любила смотреть правде в глаза, верно, Мод? Видимо, чего-то подобного мне и следовало ожидать. Что ж, пойду работать.

— Ты еще недостаточно окреп, — возразила Мод.

— Что ж, поставим вопрос иначе. — Кайл круто развернулся к ней, и в его темных глазах блеснуло едва сдерживаемое бешенство. — Если я останусь здесь, а ты по-прежнему будешь отказываться от разговора, у меня может возникнуть искушение снова затащить тебя в постель и заставить… — Он осекся, раздраженно кашлянул. — А, да что в этом проку? У меня полно дел. Если позвонят из больницы, я буду в кабинете… Полагаю, ты не передумала навестить сегодня после обеда своих родителей?

Это было обговорено заранее, и Мод лишь молча кивнула, смущенная и словами, и поведением Кайла. Что же он хотел сказать? Что затащит ее в постель и заставит преодолеть дурацкие колебания? Что заставит желать его с той же безумной силой, что и нынче утром? Это Мод уже знала. Почему же она так боится подойти поближе к Кайлу? Почему так упрямо воздвигает между ними преграды? Как долго ее плоть неосознанно желала его любви? Неужели это желание никогда не исчезнет? До чего же страшно знать, что ее так неудержимо влечет к этому человеку, что все другие мужчины в мире для нее попросту не существуют, и при этом ясно понимать, что между ними нет и не будет ни любви, ни уважения, ни иных нежных чувств.

Теперь-то Мод поняла, что Дэвид — всего лишь ее защита против Кайла, единственное средство удержать его на расстоянии, ибо стоит Кайлу узнать, что у нее нет и никогда не было других мужчин, что едва лишь он коснется ее, и она тут же тает от страсти… Она содрогнулась: нет, никогда Кайл не станет ее любовником. Никогда она не подвергнет себя той муке, которую принесла бы эта связь. Никогда!

22
{"b":"3330","o":1}