ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Озирая больничную палату, Мод мучительно ощущала, как тугим комком стоит в горле нервное напряжение. Ей не хватало духу смотреть на Кайла, и в то же время она отчаянно боялась, как бы родители, особенно мать, не поняли, что с ней творится неладное, и не пустились в расспросы.

Поразительно, но мать, всегда такая чуткая к настроению Мод, сейчас ничего не замечала. Это можно было объяснить лишь тем, что все ее внимание — и это совершенно естественно — поглощено отцом.

Зато от Кайла ничто не могло укрыться. Холодный насмешливый взгляд, на который натыкалась Мод всякий раз, когда осмеливалась украдкой глянуть на него, яснее слов говорил ей об этом. Как умело он скрывает и сдерживает свои чувства! Глядя на него, на дразнящий изгиб властных губ, кто мог бы вообразить, что совсем недавно эти губы…

Мод торопливо отвернулась, и жаркий румянец залил ее лицо от неожиданно нахлынувшего желания.

— Что-то ты раскраснелась, доченька. Ты не заболела?

И надо же, чтобы именно сейчас мать вдруг ударилась в родительскую заботливость! По губам Кайла скользнула сардоническая усмешка — уж он-то хорошо знал, отчего Мод так разрумянилась.

Отцу сегодня явно было лучше: он принимал живейшее участие в общем разговоре. Из отделения интенсивной терапии его перевели в обычную палату, и он с восторгом говорил о предстоящем путешествии в Португалию.

Оказывается, родители хорошо знали ту местность, где находилась вилла Кайла — у самой границы с Испанией. Тихое местечко, практически не затронутое туризмом.

Вслушиваясь в разговор. Мод в который раз ощутила себя отлученной от оживленно болтающей троицы, только на сей раз это отчуждение ей было даже на руку. Так у нее будет больше времени укрепить свою защиту. Вот только от чего ей защищаться? От покушения на ее девственность? Мод содрогнулась, вспомнив, как легко удалось Кайлу распалить ее. Слишком легко.

— Очнись, Мод! Ты витаешь в облаках. Вздрогнув от неожиданности, она обернулась к матери.

— Мод, должно быть, размечталась о предстоящем свидании, — многозначительно протянул Кайл.

— Свидании? — с любопытством переспросила мать. — И с кем же?

—С…

— С нашим местным повесой, — перебил ее Кайл прежде, чем она успела вставить хоть слово. — Я допустил промашку, когда предостерег ее против этого типа. Мне бы следовало помнить, что все мои советы Мод исполняет с точностью до наоборот.

— Разве это разумно, дорогая? — с тревогой упрекнула ее мать. — Если Кайл так говорит об этом молодом человеке…

— Я согласилась разок встретиться с ним, мама, только и всего. — Мод метнула уничтожающий взгляд на своего мучителя. Черт побери, да он наслаждается всем этим! На миг она испытала искушение сорвать пелену иллюзии с материнских глаз и рассказать откровенно, как обошелся с ней сам Кайл, но эта мысль исчезла так же быстро, как и явилась, оставив ощущение полного бессилия. Как только удается Кайлу так легко выбивать ее из колеи?

— А по-моему, Дэвид вполне приличный парень, — с вызовом бросила она, в упор глядя на Кайла. — И кстати, его мать довольно властная особа.

— Так ты с ней знакома?

— Да, она как-то утром заезжала меня навестить. Они фермеры, ближайшие соседи Кайла.

— И мамаша Хартли трясется над своим единственным отпрыском, словно над сокровищем, — насмешливо вставил Кайл. — Когда, ему наконец позволено будет завести семью, жену для него выберет мамочка, а между тем она успешно закрывает глаза на то, что он развлекается с деревенскими дурочками, у которых недостает ума увидеть его истинное лицо.

Отец громко кашлянул, и Мод пришла в себя. Она прикусила губу, ненавидя Кайла за то, что он втянул ее в спор. Единственное, что сейчас должно ее волновать, — здоровье отца, а вовсе не отношения с Кайлом.

Через полчаса они ушли. Теперь Мод увидится с родителями, только когда вместе с Кайлом повезет их в аэропорт. Перед тем как покинуть больницу, они повидались с лечащим врачом, и тот заверил их, что отец превосходно перенесет полет.

— Месяц отдыха в мягком климате поправит ему здоровье куда эффективнее, чем пребывание в четырех стенах больничной палаты. Вы проявили похвальную предусмотрительность, наняв сиделку: она позаботится о нем во время перелета и проследит, чтобы он благополучно устроился в вилле. Мы связались с местной больницей — врач оттуда будет навещать вашего отца каждый день.

Мод и понятия не имела, что Кайл нанял для отца сиделку.

На обратном пути она искоса поглядывала на сидевшего за рулем «ягуара» Кайла.

Слова благодарности, приходившие на ум, казались ей чересчур высокопарными, и в горле болезненно першило от ненависти: опять он проявил бескорыстную заботу, тем самым разрушив свой образ, который упорно создавала в воображении Мод. Она хотела видеть в Кайле только дурное, потому что только так сумеет… Мод резко оборвала свою мысль, не желая доводить ее до конца.

— Отмени сегодняшнюю встречу с Хартли. Отрывистый властный тон, так некстати ворвавшийся в ее размышления, задел Мод, и она мгновенно насторожилась, готовая без раздумий отвергать все, что ни скажет Кайл.

— Я же не вмешиваюсь в твою личную жизнь! — отрезала она. — Мне, знаешь ли, давно уже не семнадцать, и я отлично умею отделываться от нежелательных авансов.

— В самом деле?

С губ Мод уже готово было сорваться яростное «да», но она вовремя прикусила язык. Стоит ей ответить утвердительно, и Кайл, чего доброго, решит, будто она по доброй воле оказалась в его объятиях.

Эти мучительные сомнения отразились в ее глазах так ясно, что Кайл, не сводивший с нее взгляда, проглотил вертевшуюся на языке ядовитую реплику. Он и позабыл, как упряма может быть Мод, упряма и горда. Бессмысленно жалеть, что время невозможно повернуть вспять, что нельзя заново прожить прошлое и исправить неисправимые ошибки.

Мод ненавидит его. Придется с этим смириться, иначе… Кайл стиснул зубы, досадуя на себя, и Мод, заметив, как мгновенно отвердело его лицо, безжалостно сказала себе: как хорошо, что я себя не выдала, что мы по-прежнему враги и больше никто!

Лишь много позже, готовясь к встрече с Дэвидом, она спросила себя: а что же такое ты боялась выдать? Но поспешила отмахнуться от внутреннего голоса, который чересчур назойливо нашептывал ей этот неудобный вопрос.

Дэвид подъехал, и Мод спустилась вниз. На ;

свидание она оделась более чем просто: коричневая шерстяная юбка в мелкую складку и свитер в тон ей поверх светлой шелковой блузки.

— Деревенский стиль, — прокомментировал Кайл, увидев ее. — Кого ты надеешься впечатлить, Дэвида или его мамашу?

Его слова больно уязвили Мод, и она поспешила пройти мимо, не решаясь ответить. Без сомнения, Кайл предпочитает женщин в дорогих шелках и кружевах, в одежде, которая лишь подчеркивает изысканную стройность их изнеженных тел. Мод никогда такой не была и не будет.

Восхищенный взгляд Дэвида пролил бальзам на ее смятенную душу. Он усадил Мод в «лендровер» с такой неподдельной заботой, что она усомнилась, прав ли Кайл касательно повадок Дэвида в отношении прекрасного пола.

Бар располагался в нескольких милях отсюда, в безлюдном месте, продуваемом зимними ветрами, но явно пользовался популярностью, судя по тому, сколько машин припарковалось у входа.

Кое-кто из посетителей поздоровался с Дэвидом, причем самые шумные приветствия исходили от компании, собравшейся у стойки.

Дэвид представил Мод, и она заметила, что мужчины многозначительно перемигнулись. Мод тотчас возненавидела это мужское сборище, смахивавшее на школьную вечеринку самого дурного пошиба, но постаралась смирить неприязнь, напомнив себе, что ее образ жизни и воспитание попросту не приучили ее к такому проявлению мужской натуры. Отец и мать редко развлекались поодиночке, а сама Мод росла тихой и нелюдимой, а оттого никогда не попадала в окружение, где можно было увидеть во всей красе так называемую мужскую компанию.

Кайл, подобно ей, был одиночкой. Конечно, он заводил себе друзей, но, оглядываясь назад, Мод понимала, что он никогда не допускал их к себе слишком близко.

23
{"b":"3330","o":1}