ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, иди первым. Я подожду, пока ты включишь свет. Мне страшно.

Много позже Мод поняла, что спасло ее лишь чудовищное самомнение Дэвида. Ему и в голову не могло прийти, будто он противен Мод, иначе бы он ни за что не оставил ее одну.

Мод подождала, пока Дэвид дойдет до крыльца, с трудом различая его силуэт в густой темноте, и лишь тогда включила зажигание.

По счастью, мотор завелся с первой попытки. Но Дэвид с невероятным проворством бросился назад и с силой рванул дверцу машины, пытаясь стащить Мод с сиденья.

Она завизжала, но, поняв, что это пустая трата сил, вся сосредоточилась на том, чтобы не выпустить из рук руль. Ей повезло, что Дэвид не поставил «лендровер» на тормоз, и машина, натужно взревев, наконец рванулась с места. Мод круто развернула «лендровер», не заботясь о том, что может врезаться в изгородь или стену фермы. Дэвид все не отпускал ее, и пальцы его с такой силой впились в руку Мод, что ей хотелось бросить руль и обеими руками оттолкнуть его, но она не поддалась искушению. Другой рукой Дэвид ухватился за ее блузку, и тонкая ткань затрещала от мощного рывка. Потом он с .силой лягнул Мод по бедру, пытаясь сбить ее правую ногу с педали, и тут, благодарение Богу, «лендровер» набрал скорость.

Мод уже боялась, что ей всю дорогу придется так и волочить Дэвида за собой, но неожиданно он разжал руки. Она услышала глухой удар падения, но побоялась притормозить и проверить, все ли с ним в порядке.

Каким-то чудом ей удалось выехать на шоссе. Мод было все равно, куда ехать, — лишь бы подальше от Дэвида, — но скоро она поняла, что едет в нужном направлении.

Через двадцать минут Мод увидела дом Кайла.

В окнах было темно. Еще нет и одиннадцати, но Кайл, должно быть, уже лег спать. И слава Богу. Меньше всего Мод хотелось, чтобы он увидел ее в таком состоянии.

Остановив машину, она попыталась выбраться наружу и обнаружила, что ноги подчиняются ей с трудом, отчасти от шока, отчасти от боли после ударов Дэвида. Под разорванной блузкой ползла липкая теплая струйка. Мод побрела к дому, спотыкаясь на каждом шагу и чувствуя себя дряхлой старухой.

Она взобралась на крыльцо, и тут на нее накатила волна слабости. Пытаясь удержаться на ногах, Мод одной рукой ухватилась за дверную ручку, а другой попыталась нашарить в сумочке ключ.

Внезапно дверь распахнулась сама собой. Это для Мод оказалось уже слишком. Вскрикнув от ужаса, она без чувств осела на крыльцо.

Кайл подхватил ее, испугавшись тому, какая она вдруг стала тяжелая. Он весь вечер работал в кабинете и, не вполне еще оправившись от болезни, задремал. Шум мотора «лендровера» разбудил его, и он на всякий случай спустился к входной двери.

Он смотрел на бледное как смерть лицо Мод, на ее синяки и царапины, и на него нахлынула волна неистовой ярости, грозящей смести все на своем пути.

В последний раз он испытывал такое, когда Мод пыталась покончить с собой. Только тогда этот гнев был направлен на него самого. Теперь же…

Он понес Мод в гостиную, но на ходу передумал и направился к лестнице.

Она пришла в себя, когда Кайл укладывал ее в постель. Безумный взгляд скользнул по его лицу, и ужас, заметавшийся было в глазах, смягчился. Веки Мод сами собой опустились, и Кайл сдержал уже готовое сорваться с языка ругательство.

— Где он?

Резкий его голос проник в затуманенное сознание Мод. Она не открыла глаз, но повернула голову к Кайлу.

— Он привез меня на ферму… Там никого не было… Он остался там.

— Знаю эту ферму. — Кайл взглянул на Мод, разрываясь между двумя одинаково сильными желаниями, но в конце концов то, что было продиктовано яростью, нехотя отступило. Он и вправду хорошо знал ферму, о которой говорила Мод. Уединенное местечко, и телефона там нет. Если только Хартли не решится идти пешком, до рассвета он никуда не денется.

В этот миг Мод снова открыла глаза, и ресницы ее затрепетали, точно не в силах выдерживать собственной тяжести.

Дрожащими пальцами она тронула Кайла за рукав и, словно прочтя его мысли, хрипло прошептала:

— Не уходи… пожалуйста…

Мод самой не верилось, что она так сказала собственные слова потрясли ее не меньше, чем бешенство в глазах Кайла.

Из глубины памяти выплыл язвительный упрек, брошенный кем-то из ревнивых школьных подружек: «Да ведь он на самом деле вовсе тебе не брат! Ты просто влюблена в него!»

Как неистово тогда Мод отрицала это, сколько трудов она приложила, чтобы доказать себе самой и всему миру, что ненавидит Кайла! Сколько израсходованных сил, душевных мук, страданий — и все ради чего? Чтобы в конце концов она оказалась в тупике, лицом к лицу с правдой, от которой так долго открещивалась.

Она любит Кайла. Неудивительно, что ее с такой силой влекло к нему. Неудивительно, что ее тело с такой радостью отозвалось на его ласки. Но удивительно, что ей так долго удавалось прятать эту истину от себя самой.

Слезы навернулись на глаза Мод. Словно слабый загнанный зверек, она мечтала сейчас заползти в глубокую пещеру и затаиться там, пока не минет опасность. Только вот эта опасность никогда не минет. Если в семнадцать лет Мод и могла ошибаться насчет своих истинных чувств к Кайлу, то сейчас она знает все.

Сегодня вечером, в «лендровере», задыхаясь от омерзения в грубых руках Дэвида Хартли, она вдруг мысленно увидела перед собой истинного Кайла, не врага, не ненавистного чужака, укравшего любовь ее родителей, а мужчину, к которому инстинктивно стремилось все ее существо.

Мод содрогнулась под тяжестью этого знания, не в силах убежать от него, как убегала всю свою жизнь. Другая на ее месте, познав любовь в отроческие годы, могла бы выдать свои чувства и тем самым справиться с ними; Мод же предпочла не признать своей любви, загнать ее как можно глубже, а теперь эта любовь лишь окрепла и грозила перевернуть всю ее жизнь.

Она застонала, и Кайл, неверно поняв этот стон, выругался сквозь зубы. Мод сжалась, осознав, что он кипит от бешенства. Она неловко пошевелилась, и свет упал на покрытую синяками ногу.

Кайл осторожно дотронулся до нее. Рука его слегка дрожала, и Мод напряглась. Неужели он так зол на нее, что его буквально трясет?

Кайл предостерег ее, а она пренебрегла его словами. И ей еще повезло, что отделалась испугом и парой синяков.

— Прости меня…

В другое время необходимость извиняться перед Кайлом была бы для Мод только ударом по самолюбию, но теперь она молила не только простить, но и понять.

— И ты еще просишь прощения! Это я не должен был отпускать тебя с ним! Мне бы следовало… — Кайл осекся и очень тихо сказал: — Послушай, Мод, вряд ли у меня еще хватит духу заговорить об этом. Видит Бог, такое с каждым может случиться. Если Хартли… если он изнасиловал тебя, нужно обратиться в полицию. Ты должна мне сказать…

Мод отчаянно затрясла головой.

— Нет-нет. Он этого не сделал, хотя наверняка собирался, когда понял, что я не… — Она оборвала себя на полуслове, задрожав всем телом при мысли о том, как близка была к тому, чтобы утвердительно ответить на вопрос Кайла.

— Я… мне удалось хитростью заставить его выйти из «лендровера». Я завела машину… — Мод снова вздрогнула, на сей раз сильнее — чересчур живо еще было воспоминание о том, как Дэвид набросился на нее.

— Он пытался выволочь меня из машины… Я… я уж думала, что он никогда не отцепится… и тут он разжал руки. Я слышала, как он упал. — Мод с трудом села, уткнувшись лицом в плечо Кайла, голос ее дрожал от пережитого страха. — Не знаю, что с ним случилось. Вряд ли я его переехала или…

— За него можешь быть спокойна, — отрывисто сказал Кайл. — Такие, как Дэвид, всегда выходят сухими из воды. — Он приподнял ладонью подбородок Мод, чтобы лучше видеть ее лицо, и нахмурился, большим пальцем зацепив кровоточащую ссадину.

— Ничего страшного, просто царапина. — Надо бы отвезти тебя в больницу.

— Нет, пожалуйста, не нужно! — Мод шарахнулась от этой мысли, как шарахается от света живущий в темноте зверек. Она просто не вынесет расспросов врачей. — Приму ванну, и все будет в порядке.

25
{"b":"3330","o":1}