ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она попыталась встать, но Кайл удержал ее.

— Мод, — сказал он мрачно, — если Хартли… если это все же случилось, тебе нечего стыдиться, понимаешь? Ты не…

— Говорю тебе. Кайл, что я как была, так и осталась обыкновенной двадцатитрехлетней девственницей… — Мод осеклась, увидев в его глазах потрясение. Лицо ее запылало. Господи, что же она ляпнула? Будь проклят ее дурацкий язык! С ума она, что ли, сошла — брякнуть такое, не думая, что говорит?

Целую вечность Мод ждала саркастической реплики Кайла, и чем дольше он молчал, тем страшнее ей становилось. Либо Кайл не поверил ей, но не хочет говорить об этом вслух, либо поверил и теперь жалеет, что не пользуется случаем понасмешничать всласть. Оба варианта Мод ничуть не радовали.

— Кайл…

— Надо все же позаботиться о твоих синяках и ссадинах, — резко перебил он. — Сможешь сама дойти до ванной комнаты или тебе помочь?

Как страшно чувствовать себя отвергнутой, ненужной. А чего же еще она ждала? Что он нежно подхватит ее на руки и донесет до ванной?

— Дойду сама.

Ее больно задело то, как Кайл поспешно отступил, словно ему отвратительна сама мысль о том, чтобы к ней прикоснуться. Будь на его месте другой мужчина. Мод заподозрила бы, что он избегает ее из-за истории с Дэвидом Хартли, но Кайл ведь не из таких. Он уже проявил и сочувствие к ней, и понимание. У Мод не было сил разбираться в причинах его поведения. Спотыкаясь, она побрела к ванной.

— Мод, позволь мне все же… Она резко отшатнулась.

— Все в порядке. Я сама справлюсь.

И захлопнула дверь ванной перед его носом. Голова у нее кружилось, ноги подкашивались от слабости; должно быть, запоздалая реакция на шок, решила она.

Мод быстро приняла душ, морщась при виде синяков и ссадин, которыми было покрыто тело. К несчастью, кожа у нее нежная. Чересчур нежная, мрачно уточнила Мод, с ужасом разглядывая багровые кровоподтеки. Неудивительно, что Кайл не поверил, будто Дэвид не изнасиловал ее.

Выйдя из ванной, она обнаружила, что Кайл так и стоит под дверью с мрачным видом. В одной руке он держал подносик, на котором стоял стакан с водой, в другой — две таблетки.

— Это слабое снотворное. Мой врач прописал его мне в прошлом году.

— Тебе? Но ты же…

— Слишком много перелетов через Атлантику, — жестко пояснил он. — Я перенапрягся, и у меня нарушился сон.

Объяснять ей остальное не имеет смысла. К чему говорить о мучительном чувстве одиночества, которое подточило его физические силы и заставило думать, будто вся его жизнь лишь тягостная цепь обязанностей и долга? Было даже время, когда он… Кайл слегка поморщился. Не стоит ломать голову над тем, какие причудливые коленца выкидывает порой судьба. Он протянул Мод стакан.

— На, выпей.

Первым ее порывом было отказаться, но внутренний голос напомнил, что крепкий сон поможет восстановить силы.

Мод взяла стакан с водой и одну таблетку, но от второй отказалась.

— Они обычно начинают действовать через полчаса, — сказал Кайл. — Сумеешь дойти до спальни? Или…

— Сумею.

Сострадание, а с ним и душевное единение, которое она ощущала совсем недавно, исчезло без следа. Кайл снова стал таким, как всегда, с одним лишь незначительным изменением, и то не в нем, а в ней. Теперь он стал мужчиной, которого она любит.

К осознанию этой истины Мод шла мучительно и долго, через цепь поступков, которые принесли ей лишь горе и одиночество. А что же сейчас, когда она наконец узнала правду?

Борясь с дремотой, она горько созналась себе, что у ее чувства к Кайлу нет будущего. Он никогда не любил ее и вряд ли когда-нибудь полюбит. Мод сонно повернула голову, стараясь поудобней устроиться на подушке.

Через полчаса она уже крепко спала, и тогда в комнату бесшумно вошел Кайл. Он взглянул на Мод, и лицо его исказилось от боли. Он было протянул руку, чтобы коснуться ее, но сдержался. Через десять минут он вышел из дому, сел в «лендровер» Дэвида и поехал к отдаленной ферме.

Там Кайл пробыл недолго: десяти минут ему хватило, чтобы усмирить свой гнев на человека, который, по его мнению, совершил тягчайшее преступление из всех, какие известны роду человеческому, не считая разве что насилия над ребенком. Кайл не стал давать волю рукам ~ ему это было ни к чему.

Кратко приказав Дэвиду сесть в «лендровер», он молча поехал назад, затормозил в начале своей подъездной аллеи и вышел из машины.

— Она сама напросилась, Беннетт, — проскулил Дэвид, торопливо перебираясь на место водителя под пристальным взглядом Кайла. ~ Точно напросилась, всем подряд болтала, что живет с тобой. Намекала, будто вы были любовниками. Все это слышали.

Погнав машину прочь, Дэвид никак не мог понять, почему мрачное лицо мужчины, не спускавшего с него ненавидящих глаз, осветила вдруг вспышка изумленной радости. Да что такого он сказал-то, чтобы радоваться?

Дэвид и не ждал, что Кайл приедет за ним. Он привык судить людей по собственным меркам. Ничего, уж он-то постарается, чтобы эта история не дошла до ушей его приятелей, не то его засмеют.

Кайл не смотрел вслед уезжавшему Дэвиду.

Отвернувшись, он зашагал по заснеженной аллее. Ночь выдалась морозная, в чистом небе высыпали яркие звезды. Глубоко вдохнув обжигающе-ледяной воздух. Кайл направился к дому, гадая, с какой стати Мод вздумалось намекать, что они были любовниками. Физически ее влечет к нему — уж это Кайл знал точно, однако этого недостаточно и никогда не будет достаточно. Он потянулся, разминая затекшие мышцы, и уже медленнее зашагал к дому.

Мод вскинулась, как от толчка. Во рту у нее пересохло, сердце бешено колотилось от страха. Этот страх до сих пор пронизывал все вокруг, и остатки кошмарного сна все еще преследовали ее, хотя разумом она уже понимала, что бояться нечего.

Кто-то шевельнулся в темноте спальни, и она невольно вскрикнула.

— Что случилось. Мод?

Каким образом Кайл так быстро оказался в ее комнате? Должно быть, он и не спал.

Вид у него усталый, подумала Мод, когда щелкнул выключатель и яркий свет залил комнату, изгоняя ночные призраки.

— Мне приснился страшный сон. Извини, что разбудила.

Кайл запустил дрожащие пальцы в растрепанные волосы.

— Ничего, — сказал он отрывисто, — я не спал. Он отвел глаза, и впервые за все время, что Мод знала Кайла, она уловила в его лице некое подобие уязвимости и неуверенности в себе.

— Послушай, Мод, то, что ты сказала о своей девственности…

Кайл замялся, подыскивая нужные слова, и Мод, уже готовая увидеть в его глазах унизительную жалость и заранее отвергая ее, резко бросила:

— Хочешь сказать, что я лгу? И что же тебе нужно от меня, Кайл? Проверить самому?

Наступило тяжелое молчание. Беспощадно яркий свет не мог скрыть жаркого румянца, залившего лицо Мод, а значит. Кайл прекрасно видит, как она смущена. Господи, зачем она это сказала? Не надо быть Фрейдом, чтобы понять, что за этой вызывающей репликой стоит не только сокровенная мечта, не только простое желание подразнить его. Мод-то отлично понимала, что Кайл и не думал обвинять ее во лжи. Ничего подобного. Он всего лишь пытается выразить словами свою тревогу за нее, пытается сыграть роль старшего брата, а она, Мод, в один миг разрушила этот тщательно возведенный фасад. Ее неосторожные слова с беспощадной ясностью напомнили о чувственной подоплеке их извечного противостояния.

Мгновение, тянувшееся целую вечность, они молча смотрели друг на друга. Кайл и не пытался скрыть своего желания. Сердце Мод забилось тяжелыми толчками, дыхание участилось.

— Ты правда хочешь именно этого? — наконец негромко спросил Кайл и, когда Мод промолчала, шагнул к кровати. Горячая кровь прихлынула к его лицу.

— Ты хоть понимаешь, какое это искушение? — почти простонал он. — Знаешь ли ты, как часто я мечтал о том, чтобы задушить тебя в объятиях? Мод, ты и представить не можешь, каково это для меня — знать, что у тебя никого не было! Почему? — Голос Кайла вдруг охрип от желания. — Потому что ты ждала меня? Так, Мод?

26
{"b":"3330","o":1}