ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все еще дуешься на меня за то, что услышала горькую правду? — вкрадчиво спросил Кайл, и тотчас усталость Мод сменилась вспыхнувшим гневом.

— Ошибаешься, Кайл, — резко ответила она. — Я не дуюсь. Что тебе нужно?

— У меня есть два билета на «Призрак оперы». Хочешь пойти?

От неожиданности у Мод перехватило дух.

Она где-то читала, что билеты на «Призрак оперы» достать невозможно, и, конечно, с радостью посмотрела бы этот необыкновенный спектакль, но только не вместе с Кайлом.

— Извини, но не могу, — сказала она с тайным удовлетворением. — Сегодня вечером я занята.

Наступило долгое молчание, и Мод, ожидая ответа, спрашивала себя, с чего это Кайлу вздумалось приглашать ее, что за интригу он затеял. Наконец она услышала сардонический голос:

— Понимаю. И где же, интересно, закончится этот вечер: у него или у тебя? Должно быть, жизнь с родителями изрядно мешает твоим личным делам или ты выбираешь себе любовников, которые…

Мод швырнула трубку, прежде чем успела подумать, что делает. От ярости ее трясло. Как смеет Кайл намекать, что она воспользовалась болезнью отца, чтобы привести в дом мужчину? Как он смеет! Дрожа всем телом. Мод опустилась в кресло и попыталась прийти в себя. В конце концов, Кайл ведь не намеренно подтрунивал над ней — просто решил, что и она ведет тот же образ жизни, который по душе ему самому.

И все-таки даже привычная безмятежность послеобеденной прогулки с Мэг не помогла Мод обрести душевное равновесие.

Едва она вернулась, позвонила мать и сказала, что отцу понемногу становится лучше. Вешая трубку. Мод хмурилась. В голосе матери слышалась напряженная нотка, словно она пыталась что-то скрыть. Сердце девушки забилось сильнее, по спине пробежал холодок страха. Неужели состояние отца все же ухудшилось? Мод жадно глянула на телефон, терзаемая желанием схватить трубку и позвонить маме… но этого делать было никак нельзя.

Несмотря на ее тревоги, вечер пролетел незаметно. Вместе с миссис Энсти помогать в украшении клуба пришел ее племянник. Он служил в армии и приехал на побывку из Германии — приятный молодой человек двадцати с лишним лет, с вежливыми несколько старомодными манерами, которые Мод сочла безусловно привлекательными. Говард — так его звали — ни в коей мере не обладал физической притягательностью Кайла, зато излучал спокойствие и надежность, и с каждой минутой Мод проникалась к нему все большей симпатией.

В деревню она отправилась пешком и, когда Говард предложил подвезти ее домой, с большой охотой приняла его предложение.

Ехать пришлось недолго, и Мод почувствовала, что обязана пригласить Говарда на чашку кофе. Возясь в кухне, она услышала телефонный звонок.

— Возьми, пожалуйста, трубку! — крикнула она Говарду. — Это, наверное, моя мама.

От своей тети Говард уже знал, что случилось с Гордоном Бернсом. Наливая в чашки горячее молоко. Мод услышала, как он снял трубку.

— Это не твоя мать, — сказал он, вернувшись в кухню. — Какой-то Беннетт.

Мод едва не выронила кастрюльку с молоком. Кайл опять позвонил ей? Говард едва заметно хмурился, и в его манере держаться появилась легкая неодобрительная отчужденность. Мод с удивлением отметила, что он изменился в лице.

— Извини, но я, кажется, не смогу задержаться. Мне завтра с утра уезжать… Приятно было познакомиться…

И он исчез, прежде чем Мод успела сказать хоть слово. В ярости она бросилась к телефону и схватила трубку.

— Кто твой приятель? — осведомился Кайл.

— Говард — племянник подруги моих родителей, и вообще это не твое дело, — ледяным тоном отрезала Мод и, не сдержавшись, спросила: — Что ты ему такое ляпнул? Он не захотел даже выпить кофе! Пропустив вопрос мимо ушей, Кайл лаконично сообщил:

— Я был в больнице и виделся с твоим отцом.

В одно мгновение Говард вылетел у нее из головы.

— Правда? Кайл, скажи мне, ради Бога, как он себя чувствует? Когда мама сегодня звонила мне, голос у нее был какой-то странный. Уверена, она что-то от меня скрывает.

Наступило молчание, затем Кайл циничным тоном заметил:

— А ты и вправду здорово изменилась. Та Мод, которую я помню, была чересчур поглощена собственными горестями, чтобы замечать чужие.

Наверное, он был прав, но эта язвительная реплика больно уколола Мод.

— Твой отец покуда держится неплохо, но, как ты и говорила, ему необходима операция, и чем скорее, тем лучше. Я побеседовал об этом с твоей мамой, и мы выработали план действий. Мама позвонит тебе позже. Кстати, она дала мне разрешение просмотреть расходные книги фирмы. Судя по всему, состояние дел очень беспокоит отца, и она считает, что, если я просмотрю книги, он не будет так волноваться.

Он намекает на то, что у меня не хватает ума разобраться в делах самостоятельно, подумала Мод, уязвленная до глубины души тем, что мать не верит в ее силы.

— Хорошо, я привезу книги завтра, когда встретимся за обедом.

— Нет, они нужны мне сегодня. Я просмотрю их, а завтра, когда будем обсуждать лечение твоего отца, поговорим заодно и о делах фирмы.

Застигнутая врасплох. Мод сумела лишь неуверенно возразить:

— Но, Кайл, уже ведь очень поздно. Я как раз собиралась ложиться в постель…

— Надеюсь, одна? — вкрадчиво поддел он.

— Похоже, у меня не осталось другого выхода, — сердито огрызнулась Мод, вспомнив поспешное и в высшей степени нелестное для нее бегство Говарда.

— Ты разочарована?

— Вряд ли, поскольку я все равно не собиралась с ним спать. Я, видишь ли, не страдаю сексуальной неразборчивостью в ущерб собственному здоровью.

Мод очень понравилась собственная реплика, но она обрадовалась, что Кайл не может увидеть досады, отразившейся на ее лице, когда он без запинки ответил:

— Вполне с тобой согласен. В наши дни всякий, кто ложится в постель, не думая о прошлых связях своего партнера, либо преступно глуп, либо склонен к самоубийству. Буду через час, — закончил он, не давая Мод возможности возразить. — Успеешь приготовить для меня все, что нужно?

Превращение вкрадчивого мучителя в делового человека так смутило Мод, что она попрощалась, повесила трубку и лишь тогда сообразила, что не успела возразить Кайлу ни словом.

Поскольку все равно придется ждать его появления, Мод решила употребить это время с пользой и собрала материалы, которые могли понадобиться ей для небольшого заказа из местного магазинчика модной одежды.

Хозяйка этого магазина училась когда-то в одной школе с Мод, а теперь была замужней женщиной с двумя маленькими детьми. Прошлым летом муж ушел от нее, и магазинчик, которым она владела, служил сразу двум целям: он был единственным средством заработать на жизнь и воспитание детей и одновременно хоть как-то занимал время и мысли своей хозяйки.

Уход мужа оставил в ее душе горький осадок: они любили друг друга еще подростками и поженились, едва ей исполнилось восемнадцать. Теперь она в свои двадцать пять лет осталась с двумя малышами на руках, и житейские трудности состарили ее если не физически, то душевно.

— Когда они подрастут, — кивнув на своих крохотных дочерей, сказала она заглянувшей в гости Мод, — уж я научу их, как не попасться в ту западню, в которую угодила сама. И уж точно позабочусь, чтобы у них были средства к существованию. Мне-то повезло, родители оставили мне магазинчик, но я знаю многих своих ровесниц, которые оказались в точно таком же положении и теперь вынуждены жить только на государственное пособие да от случая к случаю на алименты, которые из щедрости или из чувства вины платят их бывшие мужья. А ты хоть представляешь, сколько стоит купить ребенку пару приличной обуви?!

Мод обещала бывшей однокласснице придумать что-нибудь оригинальное для оформления рождественской витрины, и, хотя этот заказ не сулил особой прибыли, сейчас, по крайней мере, у нее было чем занять себя до приезда Кайла.

В последний раз он появлялся в этом доме в ту самую ночь, когда… ну нет, она не станет мучить себя, в тысячный раз вспоминая то горькое время.

8
{"b":"3330","o":1}