ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Во что мы верим. Размышления, молитвы и медитации для осмысленной жизни
Ясный новый мир
Великий Гэтсби
Подумаешь, попал – 2
Хищник
Инженер. Часть 3. Излом
Гимнастика гипербореев. Целительная вибрация
Лекарство от нервов. Как перестать волноваться и получить удовольствие от жизни
Дистанционный менеджмент
A
A

Вспоминая, как ее мать, а потом тетя Элиза терпеливо учили ее вести хозяйство, Деби могла лишь пожалеть девочек, у которых не было таких замечательных наставниц. И почему ей раньше не приходило в голову, что она нужна здесь? Что может хоть в какой-то мере отплатить за любовь и доброту, которой в свое время окружили ее тетя и дядя, позаботившись об их осиротевших дочерях?

Потому что ты не замечала ничего вокруг, кроме собственных страданий и страхов, пытаясь найти хоть какое-то разумное оправдание своему поступку, сказала она себе.

Все эти годы ее мучили ночные кошмары, принуждая вернуться в прошлое, к Реджи, к тому, что с ним связано. И вот она здесь, но он не имеет к этому возвращению ни малейшего отношения. Даже наоборот, предпочитает забыть о том, что случилось. А она никогда не сможет избавиться от этих воспоминании… Никогда.

— А что ты делаешь? — удивленно спросила Полли, прерывая ее невеселые размышления.

— Тесто для пирога, — ответила Деби, стараясь, чтобы голос ее не дрогнул.

Она нашла в буфете банку консервированного мяса и решила, что из него выйдет неплохая начинка. Тетя Элиза пекла восхитительные пироги, Реджи просто обожал их, и когда Деби впервые представила на суд родных свое произведение кулинарного искусства, расхваливал его на все лады, несмотря на то, что ей было еще очень далеко до шедевров его матери.

— А это зачем? — вступила в разговор Джин, увидев, как Деби покрошила на тесто кусочки масла и начала его раскатывать.

— Так готовят слоеный пирог, — ответила Деби и, задумавшись, спросила: — Разве миссис Кросби не пекла вам?

— Она всегда покупала в супермаркете замороженное тесто, говоря, что возиться с ним самой означает только понапрасну терять время, — пожала плечами Джин и. добавила: — И вообще она готовила не очень вкусно. Правда, Полли?

— Нормально, — хмуро отозвалась ее старшая сестра. — Уж получше, чем миссис Кэрри, и тем более, чем эта Миранда…

— Кто такая миссис Кэрри? — поинтересовалась Деби, старательно игнорируя упоминание о Миранде и вызов, промелькнувший в глазах Полли.

У девушки вдруг возникло неприятное ощущение, что та очень умно и тонко манипулирует ею, но она отбросила эту мысль, приписав ее своим расходившимся нервам.

— Она была у нас экономкой после того, как ушла миссис Кросби, но тоже не задержалась надолго, — ответила Джин.

— А кто тут сможет жить? После несчастного случая у Реджи совершенно испортился характер. И когда он сделал миссис Кэрри выговор по поводу плохо смолотого кофе, она заявила, что ноги ее не больше будет в нашем доме, — язвительно подтвердила Полли.

— И с тех пор никто не занимался хозяйством?

— Реджи давал объявления, но не нашел никого подходящего. Вермонт-хаус расположен довольно далеко от деревни, и к нам неудобно добираться. К тому же Реджи хочет, чтобы экономка не только занималась хозяйством, но и присматривала за нами, — рассказывала Полли, с интересом следя, как Деби снова и снова складывает тесто и раскатывает его. — А зачем ты так делаешь?

— Потому что… потому что так меня научила ваша мама.

— Мама? Расскажи нам о ней, Деби. Какая она была? — попросила Полли.

— Пожалуйста, расскажи, — эхом вторила старшей сестре тихоня Джин.

Деби изумленно посмотрела на кузин.

— Разве Реджи вам не рассказывал? Я ведь прожила с тетей Элизой всего несколько лет.

— Рассказывал, — вздохнула Полли, — но ты ведь знаешь, какой он. Мужчины, по-моему, вообще ничего не понимают в жизни, —добавила она тоном многоопытной матроны и Деби прикусила губу, чтобы не рассмеяться.

— Я не сомневаюсь, что он все рассказал бы вам, если бы вы объяснили, что именно вас интересует, — заметила она.

Девушка знала, что Реджи обожал свою мать, но когда родились его сводные сестры, был уже совсем взрослым. А его память хранила черты юной женщины, которая принадлежала ему одному.

Сама Деби запомнила тетю Элизу мудрой сорокалетней женщиной, прекрасной матерью, безупречной женой и замечательной хозяйкой. Ее любви, тепла и заботы хватало на всех членов семьи. Она увлекалась коллекционированием старинного фарфора и прекрасно в нем разбиралась.

Продолжая заниматься приготовлением пирога, девушка пересказывала кузинам впечатления своей юности.

— Тетя Элиза любила возиться в саду, — рассказывала она, — и много времени проводила в огороде. Помню, она выращивала овощи и ягоды. Каждую осень мы варили джемы и варенье, она даже умела готовить мармелад…

— Мне тоже нравится заниматься этим, — вставила Джин, — но садовник Сэм, который приходит к нам дважды в неделю, не любит, когда мы вертимся у него под ногами.

— Рассказывай дальше, — теребила Деби Полли.

Она поставила локти на стол и, подперев подбородок кулачками, не сводила с кузины глаз. Обычно бледное, ее личико разрумянилось, и непокорный локон упал на глаза. Деби машинально потянулась и заправила кудрявую прядь за ухо, уловив вспыхнувшую в глазах девочки радость.

Как, должно быть, не достает им женской ласки, которая ей самой в свое время казалась само собой разумеющейся, вдруг устыдившись, подумала Деби. Да, она лишилась родителей, но переехав к тете, снова была окружена заботой и вниманием, ни разу не усомнившись в их искренности. Тепло, вспыхнувшее в глазах Полли, красноречивее всяких слов говорило о том, как ее кузины истосковались по нежности, как мечтают, чтобы она осталась… чтобы любила их.

— Я должна была вернуться раньше. Деби не сообразила, что произнесла эту фразу вслух, пока не услышала знакомый голос.

— И что же тебе помешало сделать это? Она резко обернулась и увидела в дверях Реджинальда.

— Не мешай, Деби рассказывает нам о маме, — сердито бросила Полли. — Про мамин огород… и варенье…

— И показывает, как мама делала тесто, — добавила Джин.

Увидев выражение глаз Реджи, Деби всей душой потянулась к нему. Ей вдруг отчаянно захотелось объяснить, что он не понимает, как важны для его сестер такие мелочи. Ведь мужчины никогда не придают значения умению женщины превращать дом в настоящий семейный очаг, в нечто большее, чем просто уютное, комфортабельное жилище.

Но Деби подавила это желание и спокойно сказала, намекая на то, что у него самого перед глазами был пример отчима:

— Знаешь, не только мальчикам нужно влияние взрослых. — И вдруг побледнела, припомнив, как Реджи говорил ей когда-то, что его жена будет примером для Полли и Джин.

Интересно, что сталось с той девушкой, на которой он когда-то собирался жениться? Увы, она не смела задать этот мучивший ее вопрос. Знала ли первая невеста Реджинальда об истинной причине скоропалительного бегства Деби?

Оглядываться в прошлое — пустое занятие, оборвала она себя. Теперь уже ничего не исправишь, как бы она того ни хотела.

— Скоро ужин. — Деби тряхнула толовой, отгоняя непрошеные мысли, и сосредоточенно занялась пирогом.

— Отлично, — кивнул Реджи. — После ужина поговорим у меня в кабинете.

Напряженную тишину нарушил тревожный голосок Полли:

— Но ведь Деби останется с нами, правда, Реджи? — Он не ответил, и девочка с вызовом продолжала: — Мы с Джин хотим, чтобы она осталась. Поэтому я и написала ей. Господи, ну почему со взрослыми всегда так трудно — в отчаянии воскликнула Полли. — Всем прекрасно известно, что когда-то ты поссорился с Деби и она уехала, но кого бы я об том ни спросила, все притворяются, что впервые слышат эту историю. Неужели вы не можете помириться? Во всяком случае, нам ты всегда даешь подобный совет!

Нужно что-то сказать, лихорадочно думала Деби, найти какие-то правильные слова. Она не могла видеть, как Реджи вдруг побледнел и, словно окаменев, молча глядит на нее.

— Мы не ссорились, Полли, — спокойно сказала Деби. — Просто когда-то я поступила очень, очень плохо… и…

Она с надеждой повернулась к Реджинальду, безмолвно моля о помощи.

— Ты права, Полли. — Он, прихрамывая, подошел к столу и обнял сестренку за плечи. — Я давно хотел, чтобы Деби вернулась, и обещал вам, что так и случится. Теперь она здесь, и я не собираюсь уговаривать ее уехать. Кстати, не пора ли вам заняться уроками? — сухо закончил он.

10
{"b":"3331","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Третья месть Робера Путифара
Осторожно, двери закрываются
Один мальчик
Глиняный колосс
Морозный ужас!
Когда прошлое впереди
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
Ночной болтун. Система психологической самопомощи
Мысли. С комментариями и объяснениями