ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Девочки, ну-ка марш помогать Деби с посудой, — решительно скомандовал Реджи.

Не раз во время ужина, прислушиваясь, как Полли и Джин рассказывали старшему брату о школьных событиях сегодняшнего дня, девушке казалось, будто она вернулась в детство. Но когда Реджи обернулся, чувство непоправимой вины снова охватило ее.

Он отодвинул стул, и только теперь она заметила, как он устал. И неудивительно, громоздкий гипс, вероятно, очень раздражает его.

— Ты, наверное, предпочитаешь пить кофе в кабинете? — сдержанно спросила девушка. Реджи повернулся к ней, приподняв бровь.

— Опять пытаешься избавиться от меня? — нахмурился он.

Деби невольно покраснела и тут же рассердилась на себя. Ну почему ее бледная кожа мгновенно выдает все эмоции.

— Нет, — кратко возразила она. — Я просто подумала, что в кресле тебе будет удобнее. Наверное, нелегко… — Она замялась и посмотрела на его ногу. — Таскать на себе такой тяжелый гипс.

— Да уж, — согласился он. — Если ты не возражаешь, я собираюсь поработать.

— Миранда просто в бешенство пришла, когда выяснилось, что Реджи еще долго не сможет ходить, — простодушно заметила Полли, оторвавшись от груды грязных тарелок. — Она ведь обожает танцы и всякие вечеринки, — пояснила она. — Думаю, именно поэтому она не хочет, чтобы мы оставались дома.

— Полли, — раздраженно одернул сестру Реджи, но та не обратила внимания на грозные нотки в его голосе и, вскинув подбородок, продолжала:

— Я не виновата, что она нас не любит. А миссис Кросби говорила, что ей понадобилась помолвка с тобой только потому, что ее бросил прежний приятель.

— Полли, вот уж не думала, что ты станешь пересказывать всякие глупые сплетни, — поспешно вмешалась в разговор Деби, на смея поднять глаз на Реджинальда.

Она краем глаза увидела, что он поднялся со стула и неловко пошатнулся, и мгновенно бросилась на помощь, удивившись дрожи, пробежавшей по его телу. Похоже, ее прикосновения вызывают у него отвращение.

Девушка мгновенно отступила, сгорая от стыда. Конечно, я ему противна, твердила она себе. Но я просто хотела ему помочь. Непрошеные слезы подкатили к глазам, и она отвернулась, проклиная себя за глупость.

Приготовив кофе, Деби поручила Полли отнести поднос в кабинет. Потом девочки занялись уроками, а она углубилась в изучение скудного содержимого холодильника и буфета.

Завтра она отправится за покупками, как только отвезет девочек в школу.

Дебора поднялась по лестнице и заглянула в классную комнату.

— Быстро умываться, — напомнила она. ~ Мне еще надо постирать свои вещи. Ева, моя подруга, обещала прислать мою одежду, а пока придется ходить, в чем есть. Кстати, какого распорядка придерживалась миссис Кросби?

— Распорядка? — прыснула Полли, переглянувшись с сестрой, словно впервые слышала это слово.

Волосы у нее совсем не ухожены, грустно отметила про себя Деби, эта стрижка ей не идет. И из школьной формы она выросла, рукава уже до неприличия коротки.

— А вы не помните, по каким дням она ходила за покупками и устраивала стирку?

— Ой, да она не придерживалась никаких определенных дней. Правда, Джин? Делала это, когда в голову взбредет.

Деби изумляло, что Реджи мирился с таким положением дел, особенно после того порядка, который поддерживала в доме его мать.

Оказывается, она взвалила на свои плечи более серьезную проблему, чем казалось поначалу. Реджи сказал, что ей придется прожить здесь четыре года… И вдруг ее губы сложились в улыбку. Четыре года быть рядом с девочками, учить их всякой женской работе, на постижение которой она сама потратила полжизни? А почему бы и нет? Это придаст смысл… ее собственному существованию и утолит жажду материнства, бушевавшую в ней долгие годы. Вспышка радости вдруг озарила ее сознание. Она заменит своим кузинам мать, а они, в свою очередь, заполнят пустоту в ее сердце, ведь она никогда не сможет иметь собственных детей.

Я хочу остаться здесь, я им нужна, сказала себе Деби. И не позволю никому сбить меня с этого пути.

Было уже почти десять часов, когда Деби наконец покончила с делами и смогла пройти в кабинет Реджи. Спускаясь по лестнице, она уверяла себя, что не торопится туда вовсе не потому, что боится этой встречи.

В период школьных занятий девочки обычно укладывались спать не позднее десяти часов, если, конечно, что-то не заставляло их засиживаться дольше. Ей необходимо было разузнать как можно больше об их повседневной жизни, и именно поэтому она задержалась в классной комнате почти до десяти часов.

Их комнаты размещались этажом выше, чем ее собственная, там, где всегда были детские. Каждая из девочек имела свою спальню, но ванная была общая, как и комната, которая когда-то была предназначена для игр, а теперь шутливо именовалась «наша берлога». Здесь стояли уютный маленький диванчик, пара старинных стульев и полки с книгами. И хотя от хозяйского глаза Деби не укрылся царящий там беспорядок, она достаточно хорошо помнила себя в их возрасте и воздержалась от комментариев.

Кассеты и диски с поп-музыкой теснились бок о бок с классическими записями, пара ракеток в чехлах стояла у стены, и по крайней мере полдюжины спортивных туфель валялись на полу.

Обе девочки занимались теннисом. Кроме того, у Джин очень хороший слух и она любит классическую музыку, с гордостью сообщила Полли, когда Деби пыталась вытащить из кузин побольше сведений о том, как они проводят свободное время.

«Из этого разговора не трудно было понять, что они обе вполне счастливы, посещая монастырскую школу. Хотя девочки и учились в разных классах, у обеих была куча подруг, и, в отличие от нее самой в их годы, они казались зрелыми и достаточно хорошо ориентирующимися в жизни подростками.

Беседуя с кузинами, Дебора вдруг сообразила, что Полли как раз шестнадцать, и ее охватила тревога. Именно в этом возрасте она влюбилась в Реджи так отчаянно, что весь остальной мир перестал существовать.

Смерть родителей, которую девушке пришлось пережить в совсем юном возрасте, по-видимому, сыграла свою роль в формировании ее характера. Деби была чересчур застенчивой, и это мешало ей обрести друзей в новой школе. Трагическая гибель дяди и тети, которых она успела полюбить, и последовавшая за этим затяжная болезнь деда только усугубили ситуацию. Она окончательно замкнулась в себе, отгородившись от реального мира непроницаемой стеной.

Дебора вдруг припомнила один жаркий летний день, как раз после смерти дяди и тети. Реджи работал в саду, скинув рубашку, и солнечный свет играл на его мускулистой спине и руках. Она сидела под старой яблоней, отложив в сторону книгу, и молча наблюдала за ним, упиваясь чувствами, которые охватили ее при виде этого великолепного зрелища. Девушка настолько увлеклась, что даже не заметила, как в саду появилась миссис Бесс Пиккер, жена местного викария. Дебора очнулась только тогда, когда та подошла к ней и положила руку на плечо.

Девушка помнила, как резко повернулась к нежданной гостье, негодуя, что кто-то посмел нарушить ее уединение, и, не в состоянии скрыть свою злость, бросила на жену викария недовольный взгляд. Только теперь Деби поняла, почему на лице миссис Пиккер застыло выражение озабоченности и беспокойства. Добросердечная женщина в те печальные дни довольно часто навещала ее. Она даже предлагала девушке какое-то время пожить в их доме, возможно, видя, насколько опасна ее безграничная преданность молодому человеку.

Дебора помнила, как разрыдалась, когда Реджи поддержал эту идею, недоумевая, почему он хочет отослать ее. Он не переносил ее слез, и, зная это, она заплакала еще сильнее и в результате добилась, что этот переезд так никогда и не состоялся. Возможно, в противном случае всего дальнейшего и не случилось бы… Теперь Деби понимала, что могла бы найти хороших друзей в доме священника, и это помогло бы ей избавиться от эмоциональной зависимости от Реджи.

Слава Богу, Полли и Джин гораздо лучше приспособлены к жизни, чем она в их годы, а это именно то, что родители всегда ждут от своих детей, хотя Деби подозревала, что и этим девочкам присущ юношеский максимализм.

12
{"b":"3331","o":1}