ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она еще долго превозносила себя. А Грейс попеременно то жалела ее сына, то удивлялась ее безмерному, ни на чем не основанному самодовольству и душевной тупости…

До каникул осталось совсем немного времени, и вполне естественно, что дети так взбудоражены, сказала себе Грейс, направляясь в свой кабинет.

К тому времени, когда школьный звонок созвал всех на урок, она уже настолько погрузилась в работу, что почти не думала о Кене Эдвардсе. Почти…

Кен напрягся, когда зазвонил телефон. Он уже выходил из номера, чтобы отправиться на встречу со своим бухгалтером, назначенную на пайнвудской фабрике — предмете горячего обмена мнениями с Грейс Митчел в субботу вечером.

Он нахмурился. Если это звонит Грейс, надеясь… Он взял трубку, но голос, произнесший его имя, не принадлежал Грейс. Это вообще был не женский голос. Звонил Грегори Купер.

— Послушайте, старина, я решил узнать, не сможем ли мы все-таки поладить. Все упирается в то, что вам так или иначе придется закрыть пару фабрик. И я готов сделать вам предложение: я выкупаю у вас Пайнвуд обратно.

Слушая, Кен хмурился все больше и больше.

— Выкупаете? — отрывисто переспросил он, ожидая, что Грегори начнет шантажировать его, чтобы заставить согласиться. Но, к его удивлению, Грегори ни словом не обмолвился ни о Грейс, ни о ее визите в спальню Кена.

— Послушайте, мы деловые люди и знаем, что существуют пути и способы продать мне ее обратно — к обоюдной выгоде…

Кен не отвечал.

Грегори Купер отдыхал с женой во Флориде, когда его тесть согласился продать Кену их семейный бизнес. И для того становилось все очевиднее, что Грегори по какой-то причине не хотел, чтобы продажа состоялась.

— Я еще не решил, какие именно фабрики закрою, — сообщил ему Кен. В конце концов, так оно и было.

— Но почти наверняка ваш выбор падет на Пайнвуд. Это любому понятно, — наседал Грегори. В его развязном тоне Кен отчетливо слышал обеспокоенные нотки.

— Я позвоню вам, когда приму окончательное решение, — сухо произнес он и, положив трубку, поспешил к выходу.

Кена Эдвардса тревожило то, что Купер молчит о Грейс. Это на него не похоже. Он не упустил бы возможности максимально использовать свои преимущества. Хотя Кен и знал, что не поддастся на шантаж, он по-прежнему находился в очень уязвимом положении.

Но далеко не такой уязвимой, как сама Грейс, мрачно подумал он. Что же ею двигало?

— То есть вы пытаетесь убедить меня закрыть именно эту фабрику? — спросил Кен у своего бухгалтера, когда они закончили обход Пайнвуда.

— Ну да, такой вывод просто напрашивается. Элсбери, например, расположен ближе к транспортным коммуникациям…

— Значит, его относительно легко можно будет продать или превратить в оптовую базу, — сухо прервал его Кен. — Это позволит мне впоследствии развить и укрепить производство в Пайнвуде и использовать Элсбери исключительно для распространения продукции. А если это окажется неэкономичным, то продать его.

— Что ж, возможно, это выход, — согласился бухгалтер.

— У Пайнвуда есть еще то преимущество, что здесь недавно открыта новая технологическая линия.

— Да. Кажется, пожар уничтожил старую.

Кстати, разбираясь с этим, я наткнулся еще кое на что, — осторожно заметил бухгалтер.

— На что же?

— На два пожара, случившиеся здесь за довольно короткий промежуток времени и на некоторые странности в бухгалтерских книгах. Этой фабрикой управлял зять владельца, известный в деловых кругах своей склонностью к методам, которые не очень-то одобряют налоговые службы.

— Проще говоря, речь идет о мошенничестве, — резко подвел итог Кен.

— Н-не знаю. Конечно, в предоставленных мне документах никакого мошенничества я не обнаружил. Но, возможно, нам передано не все. Назовем это интуицией, но что-то подсказывает мне, что они не совсем такие, какими им следовало бы быть.

Неужели его подчиненный, сам того не ведая, наткнулся на причину, по которой Грегори Купер так отчаянно стремится сохранить за собой именно эту фабрику?

— Если вы всерьез говорили о продаже Элсбери компании, занимающейся перевозками, — продолжил бухгалтер, — я мог бы вам кое-кого посоветовать…

Кен остановил его.

— Возможно, я попробую организовать собственную сеть распространения. Плата посредникам в последнее время так возросла, что, наверное, имеет экономический смысл держать под контролем и эту область производства.

Что, черт возьми, я делаю, внутренне ужаснулся Кен. Ищу возможность не закрывать пайнвудскую фабрику! Неужели я позволю себе поддаться эмоциональному влиянию женщины, которая ничего не смыслит в бизнесе? Хотя знает все о том, как доставить удовольствие мужчине. Нет, как разозлить его и лишить рассудка! — возразил себе Кен.

Он расстался с бухгалтером у ворот фабрики. Начиналось время ланча, и Кен вспомнил, что где-то в городке есть кафе, где наверняка можно сносно перекусить.

Если он изменит планы и оставит пайнвудскую фабрику, ему придется задержаться в этом районе по меньшей мере на несколько месяцев. Имеет смысл снять какое-нибудь жилье.

Можно было догадаться, что кафе окажется точно против церкви. А отделенная от церкви кладбищем и небольшим лугом, стояла школа.

Свернув на стоянку, Кен припарковал машину и направился к входу в обеденный зал. По пути его внимание привлекла группа детей на лугу, окруживших знакомую фигуру. Вьющиеся волосы Грейс отливали на солнце всеми оттенками богатого, глубокого цвета. Она была в хлопчатобумажной юбке, блузке в тон и без чулок.

Она не видит меня, понял Кен. Запрокинув голову, Грейс смеялась над чем-то сказанным светловолосым мальчиком, и Кен видел четкую линию ее шеи с гладкой кремовой кожей, той кожей, которую он ласкал и целовал.

Кен тут же ощутил чувственную реакцию своего тела. Он по-прежнему хотел ее.

Она выглядела абсолютно естественной в выбранной для себя роли. Кен видел, что и дети чувствуют себя раскованно рядом с ней. А потом, словно ощутив его присутствие, она посмотрела в его сторону… и вся словно застыла, а радость покинула ее лицо.

Как будто уловив ее враждебность, дети тоже присмирели и замолчали. Кен смотрел, как она поспешно уводит их в глубь школьного двора.

Обеденный зал был на удивление полон, но Кен едва обращал внимание на окружающее. Все мысли были заняты Грейс — факт, который еще раз заставил его спросить себя, что же с ним происходит.

Он ел быстро, даже не замечая, что отправляет в рот. Перед его мысленным взором все еще стояла Грейс, окруженная учениками. Она казалась…

Он тряхнул головой, стараясь отогнать навязчивый образ. И официантка, обслуживавшая его, поежилась, отметив, каким возбуждающе опасным он кажется — и насколько отличается от ее дружка! Покончив с едой и отказавшись, к тайному разочарованию официантки, от второй чашки кофе, Кен встал, даже не заметив ее интереса к нему.

По пути назад, к машине, он заметил, что луг теперь пуст.

Господи, с горькой насмешкой над собой думал он, ведя машину обратно к городу, неужели мне больше не о чем думать, кроме как о своей одержимости школьной учительницей?

— Обычно мы редко сдаем дома внаем, — сообщил Кену агент по недвижимости в Доувере. — Но так уж случилось, что нас попросили найти жильца для очаровательного старинного особняка на окраине Пайнвуда. Вы знаете эту место?

— Да, знаю, — мрачновато подтвердил Кен.

— Я сам там живу, — улыбнулся агент. — Не знаю, есть ли у вас дети, но если есть, то настоятельно рекомендую местную школу. Грейс Митчел, директор, просто чудо…

— Я знаком с Грейс, — отрезал Кен.

— Вот как? — Агент удостоил его более внимательного взгляда. — Что ж, если вы друг Грейс, то встретите в городке самый теплый прием. Родители любят ее так же, как и дети, и вполне заслуженно. Моя жена ужасно боится, что ее переманят в какую-нибудь более престижную школу… Конечно, без нее все здесь изменится в худшую сторону. Сколько она всего на себе тянет! Взять хотя бы сбор средств, для того чтобы выкупить луг и устроить там настоящую игровую площадку. Он принадлежит Грегори Куперу, и тот хочет начать там строительство… Вот уж кто ее не любит! Да Грейс и сама никогда его не жаловала, как вам, должно быть, известно…

11
{"b":"3332","o":1}